"Чайф": самые жизнерадостные рокеры и борцы за чистоту

Анна Немзер
21 июня 2007, 00:00

Несколько лет назад на лекции по культурологии седовласый профессор, посмотрев на аудиторию сквозь очки, вдруг произнес следующее:"Среди множества популярных ныне рок-групп есть одна, которую я хочу выделить особо. Это группа "Чайф". Запомните!"

Аудитория загудела. Нет, мы, конечно, любили "Чайф", но все-таки это был такой light-рок, без жести (нужного уровня жести достигал Башлачев, его нельзя было петь при робких девочках).

"Такие группы, как "Чайф", - меж тем продолжил профессор, - всегда на гребне волны: они соответствуют моменту и всегда выдают вовремя нужный продукт. Они - дети своей эпохи. Или даже нескольких эпох!"

Чем-то зацепило. Уже потом, сдав зачет (где, кстати сказать, лучезарный "Чайф" выручил меня: как-то я его ввернула в ходе беседы - и лицо экзаменатора расплылось в улыбке), сдав сессию и закончив университет, я вспомнила эти слова. Я тогда вдруг задумалась над тем, насколько тяжелее, утомительнее создавать "позитивчик", чем разводить в творчестве вязкий мрак. Вышибать из зрителя слезу минором (благословенным ля-минором) куда проще, чем поднять настроение мажором. А "Чайф" себе легких задач не ставил - с самого своего рождения.

Группа появилась в мрачноватое время в мрачноватом месте - в первом перестроечном 1985 году в угрюмом городе Свердловске. Формально это был свердловский рок, а по сути дела, вливаясь в рок-струю и дружа со всеми представителями рок-цеха, музыканты шли абсолютно наперекор "традиции котельных".

Потому что "Чайф" - это такие по-утесовски веселые ребята. Их песни могут быть то вдохновенно-бредовыми ("Ты уникальное созданье, ты похожа на слона!"), то застольно-похмельными, но практически всегда они светлые. Жизнерадостные, несмотря ни на что. "Чайф" подарил нам эдакое авторское кантри, которое оказалось музыкой вполне народной.

Потому что эта группа, пожив в нескольких исторических эпохах, умудрилась родить столько полноценных хитов, что без них разговор об этих эпохах будет неполноценным.

Потому что все их развеселые рассказы о том, как Бегунов пишет книгу про Муму, а Шахрин был народным депутатом, - все эти безумные байки воспринимаются как чистый Хармс. И ты свято веришь: они так и живут. Настроение у них может быть какое угодно, но умение "держать улыбку" - это все-таки великое дело.