Главные герои российской мультипликации

19 июля 2007, 00:00

Знаменитости

 pic_text1

Имен современных российских аниматоров зрители знают немного. В первую очередь, конечно, Юрия Норштейна, вот уже 20 лет без отдыха снимающего гоголевскую «Шинель». Конца и краю этой работе не видно, впрочем, на своих авторских вечерах Норштейн часто показывает первые 20 минут фильма, и становится ясно, что, даже если он ее так и не закончит, шедевр уже состоялся. Кстати, параллельно Норштейн снял заставку к передаче «Спокойной ночи, малыши» с нежными, как будто старинными рисунками. Но она оказалась слишком утонченной для нашего телевидения и продержалась в эфире всего месяц.

 pic_text2

Другая известная фигура — Александр Татарский, постановщик знаменитой «Пластилиновой вороны», создатель и худрук студии «Пилот». Татарский продолжает активно работать, хотя теперь снимает главным образом рисованное кино. Главное дело для Татарского сейчас — весь руководимый им сказочный проект, к большинству фильмов которого он сам пишет сценарии. В цикле «Гора самоцветов» он сам снял татарскую сказку «Толкование сновидений».

Поколение 90-х

 pic_text3

Из режиссеров этого поколения отечественный зритель вряд ли кого-то знает. Разве что видел какие-то мультфильмы Ивана Максимова, которые в девяностых одно время крутили по телевизору ночью. А между тем этот замечательный режиссер продолжает снимать свои абсурдистские и одновременно сентиментальные картины, где действуют странноватые персонажи, похожие на добродушных монстров,  — ходячие рыбы с выменем, летающие зайцы и вовсе непонятные существа, беспрестанно меняющие форму.

 pic_text4

Конечно, многие слышали имя Александра Петрова — нашего единственного оскаровского лауреата (кстати, картины режиссера номинировались на «Оскар» трижды, но получил награду только «Старик и море»), хоть и не каждому удалось посмотреть его роскошную «ожившую живопись», сделанную в духе русской реалистической школы. Недавно Александр Петров выпустил фильм — 26-минутную «Мою любовь» по повести Ивана Шмелева «История любовная», и эта лента о первом любовном томлении гимназиста в Замоскворечье конца XIX века уже начала собирать урожай наград.

 pic_text5

Михаил Алдашин — во всех своих фильмах разный, тяготеющий к жанру ироничной притчи. Именно Алдашин поставил один из лучших отечественных мультфильмов постсоветского времени — нежное и возвышенное, хоть и не лишенное юмора «Рождество», рассказывающее главный библейский сюжет с наивной и оттого особенно трогательной интонацией.

Недавно переехавший из Украины в Россию Александр Бубнов снимает кино едкое и саркастическое, с очень забавной гротескной графикой. В России он уже успел сделать (и получить за это множество призов) фильм-пародию на знаменитый масленниковский сериал «Шерлок Холмс и доктор Ватсон», где оба героя предстают полными идиотами.

 pic_text6

Константин Бронзит — автор невероятно смешного трюкового кино, нарисованного в очень простой карикатурной манере. Бронзит снял один из немногочисленных в России авторских фильмов в технологии компьютерной 3-D анимации. Это фильм «Божество» — о медной статуе Шивы, решившей убить надоедливую муху.

 pic_text7

Валентин Ольшванг — художник и режиссер, как и Петров, выросший на Свердловской киностудии — тоже снимает свои страшноватые, немного мистические фильмы в технологии «живопись по стеклу», обогащенной дополнительными технологическими эффектами: съемкой слоями, процарапыванием пленки и т.д. Но сама живопись у Ольшванга куда более условная, чем у его старшего коллеги Петрова.

Нельзя забыть и Алексея Демина, чьи ироничные картины, нарисованные бледной акварелью на бумаге, вдруг приобретают нежную и сочувственную интонацию, и Алексея Туркуса, начавшего снимать в последние годы жизни «Союзмультфильма», а пару лет назад прославившегося гомерически смешной, стремительной и полной гэгов «школьной» лентой «Буревестник».

Пришедшие в 2000-х

Среди них немало режиссеров с очень высокой профессиональной репутацией. Особенно их много на студии «Пилот», знаменитой «кузнице аниматоров».

 pic_text8

Активные пользователи интернета наверняка видели фильм Натальи Березовой «Моя жизнь» про детство маленького поросенка на скотном дворе — картину одновременно уморительную и щемящую, поскольку поросенок людского живодерства не понимает и рассказывает о нем с милой обстоятельностью школьного сочинения о своей семье. После «Моей жизни» Березовая уже успела снять две сказки в «Горе самоцветов»: очень смешную историю «Про барана и козла», которые обманули волков, и «Неуклюжего медвежонка» — о мишке, решившем, что не хочет становиться медведем.

Олег Ужинов собрал много призов с фильмами «Евстифейка-волк» и «Нехороший мальчик», а теперь фестивали приглашают его картину из «Горы самоцветов» — лукавую «Жихарку».  «Жихарка» была единственным фильмом, представлявшим Россию на последнем Берлинском кинофестивале.

В Екатеринбурге снимает свои бессюжетные фильмы один из лидеров поколения Дмитрий Геллер. Его компьютерные картины, где двухмерная графика соединяется с трехмерной, похожи на сны, и наплывающие картины прихотливо складываются в единое повествование.

Юлия Аронова сейчас работает в «Анимосе». Первый ее фильм, снятый самостоятельно, был кукольным: сказка «Эскимо» рассказывала о цирковом пингвине, мечтавшем о зиме. А два последних — почти бессюжетные рисованные импрессионистические ленты: «Жук, корабль и абрикос» — воспоминание о дачном детстве — и «Мать и музыка» по Марине Цветаевой.

Перспективные дебютанты

Год назад все были восхищены выдумкой и юмором Анастасии Журавлевой в ленте «Осторожно, двери открываются», где с помощью пуговиц, кнопок, булавок и прочих подручных материалов был показан один день московского метро.

Дебют, ставший фаворитом и фестивалей, и всего анимационного сообщества, — это «Девочка-дура» Зои Киреевой с екатеринбургской студии «А-фильм»: история трогательной и нелепой влюбленности одной непослушной девочки из детского сада, нарисованная очень обаятельной как будто карандашной графикой.

Фото: Студия Классика; AFP/East News; Photoxpress; Коммерсант; Sygma/Corbis/RPG; Итар-Тасс; Даниил Иванов/Russian Look; Photoxpress; Студия «Пилот»