Женская доля

25 октября 2007, 00:00

Попытка удержать Пакистан на прозападной орбите продолжает уносить человеческие жизни. Но отступать сторонникам американского плана некуда: на карту поставлены не только будущее этой страны, но и судьбы Афганистана, Ирака и нескольких десятков ядерных боеголовок противостояние

В Пакистане горячая пора: страна оказалась на передовой борьбы с радикальным исламом. А поскольку государство устроено «по-демократически», противоречия неизменно обостряются в электоральный период. Только что прошли президентские выборы, в январе состоятся парламентские. Но если президента здесь выбирает парламент, то депутаты получают свои мандаты от народа. Когда стало очевидно, что январское голосование принесет победу фундаменталистам (а значит, следующий президент будет именно их ставленником), США придумали план, который должен оставить исламистов в меньшинстве.

Идея Белого дома — «проект национального воссоединения» всех умеренных сил Пакистана — столь же проста на бумаге, сколь сложна в реализации. Главная задача — формирование прозападной правящей коалиции, в которую бы во­шли президент, премьер-министр и большинство парламентариев. Лояльный Западу президент в Пакистане уже есть: за свою политическую позицию уже восемь лет находящийся у власти генерал Мушарраф даже получил от недоброжелателей кличку Бушарраф. Однако за по­следние годы его партия — Па­кис­танская мусульманская лига (ПМЛ) — потеряла популярность и в одиночку не способна завоевать контроль над парламентом. ПМЛ потребовались союзники — и они были найдены. На помощь Мушаррафу из многолетней ссылки поспешила глава влиятельной Партии пакистанского народа Беназир Бхутто.

Но проблема в том, что Бхутто, в прошлом дважды занимавшая пост премьер-министра, оба раза теряла этот пост из-за обвинений в коррупции. Ей даже пришлось бежать из страны, поскольку она проходила сразу по нескольким уголовным делам, грозившим ей весьма суровым наказанием. Тогда, в конце 90-х годов, Запад признал ее поли­тиком-изгоем и заморозил многомиллионные счета семьи Бхутто в швейцарских банках. Однако теперь Беназир вновь вернулась в строй — ведь если сегодня ты нужен Америке, грехи прошлого прощаются автоматически. Под давлением США генерал Мушарраф даже издал специальный указ, которым амнистировал всех политиков прошлого века. Теперь на родине Бхутто ничего не грозит, и она устремилась в Пакистан, чтобы поддержать «тонущего» президента, — навстречу своему третьему премьерству.

Бхутто — антипод исламистов, светская дама, единственный оппозиционный политик, поддержавший штурм правительственными войсками оплота исламистов — Красной мечети. Она призывает разрешить США антитеррористические операции на территории Пакистана и выдать международным силам «отца» пакистанской ядерной программы Абдул-Кадира Хана. Неудивительно, что возвращение «блудной леди» азиатской политики вызвало гнев местных радикальных движений, — «Талибан» и «Аль-Каида», пользующиеся в Пакистане значительной поддержкой, пообещали укоротить век этой неуемной дамы.

Взрыв ее кортежа, унесший жизни почти полутора сотен человек в первый же день возвращения Бхутто на родину, — лишь начало избирательной кампании. Впереди, без сомнения, еще более кровопролитный путь. Однако отступать ни одна из сторон не намерена. Ставки в этой борьбе гораздо выше, чем собственно контроль над Пакистаном. Ведь сегодня Пакистан двулик: это не только оплот Запада в регионе, но и плацдарм исламских фундаменталистов, позволяющий им совершать успешные рейды против войск американской коалиции в Афганистане и Ираке. По некоторым данным, разгром исламистов в Пакистане повлечет 85-процент­ное сокращение атак на интернациональные силы в Афганистане. Зато, если исламисты победят, им достанется атомный арсенал страны — более 100 ядерных зарядов.

Куш велик. Про правила «хорошего тона» можно забыть — схватка обещает быть жестокой.