Таруса

Путешествие
Москва, 01.11.2007
«Русский репортер» №22 (22)

Передвигаться по Тарусе на автобусе, полном вооруженных фотоаппаратами экскурсантов, в поисках возможности запечатлеть себя на фоне крепостной стены или ка­ко­го-нибудь дворца — бессмысленно и  бесполезно. Нет здесь крепостей и дворцов. Кроме симпатичной маленькой Воскресенской церкви и официального с виду собора Петра и Павла, архитектурных достопримечательностей в Тарусе вообще нет. Но дело даже не в их отсутствии. Таруса — это по большому счету умеренной высоты косогор над Окой да несколько прилегающих к нему улочек. А потому ходите по Тарусе пешком.

Только тогда, возможно, удастся почувствовать, что идете вы по тем же самым камням (асфальт здесь встречается далеко не везде), по которым, бормоча «А кому сегодня плакать в городе Тарусе…», бродил Николай Заболоцкий. Или Константин Паустовский. Кстати, в тарусском доме-музее писателя можно узнать, как жил человек, перед которым прилюдно вставала на колени сама Марлен Дитрих. А если повезет, то и встретить идущую навстречу живую Беллу Ахмадулину. Она в Тарусе бывает часто. Или Григория Остера, приехавшего навестить тещу. «Во-о-н там их дача, — машет рукой сопровождающий меня тарусянин. — Раньше, когда гонорар книгами выдавали, он их в наш книжный таскал. Без автографов — подешевле, с автографами — подороже».

А не встретите — спускайтесь вниз по косогору. Напейтесь сводящей холодом зубы чистейшей воды из бьющего между корней родника, добавьте к сотням украшающих соседние ветки разно­цветных ленточек свою и прогуляйтесь по бегущей вдоль Оки тропке. Да не болтайте попусту, а смотрите на текущую в густо заросших берегах реку. Между прочим, эти пейзажи не раз писали Поленов и Борисов-Мусатов. А по тропинке любила гулять Марина Цветаева. Этим летом ей в Тарусе памятник поставили — как раз в таком месте, где открывается дивный вид на Оку. Правда, сама Цветаева смотреть на реку любила с другого места. Там теперь стоит камень с надписью: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева».

Есть в Тарусе и своя тайна. Я не о том, почему этот крохотный городок привлекал такое коли­чест­во художников, писателей и поэтов. А о том, почему единственную в Тарусе улицу, на которой в изобилии растут лист­венницы, назвали Березовой.

Как добраться

На машине из Москвы: 77 км от МКАД по Симферопольскому шоссе до Серпухова, за ним еще 5 км в направлении Протвина и на развилке у монумента «Танк» повернуть налево. Через 20 км еще раз повернуть налево по указателю «Таруса».

Рейсовым автобусом или маршрутным такси от автостанции у метро «Теплый Стан» либо электричкой с Курского вокзала до Серпухова, а дальше рейсовым автобусом или маршруткой от автовокзала (рядом с железнодорожной станцией) до Тарусы.

Где остановиться

В самой Тарусе три гостиницы: в центре города — «Таруса», прямо на берегу Оки — пансионат «Якорь» и в березовой роще на окраине города — «Интеркосмос». Последняя принадлежит Институту космических исследований РАН и о приезде надо договариваться заранее. В «Тарусе» же двухместный номер обойдется как минимум в 1700 руб­лей (в уик-энд цена поднимается до 2000 рублей). Кроме того, в окрестностях Тарусы разбросан десяток турбаз, пансионатов и оздоровительных комплексов разной степени комфортности.

Окрестности

На правом берегу Оки стоит деревенька Бехово — из Тарусы ее хорошо видно. Рядом с ней — му­зей-заповедник «Поленово». Усадьба, которую выстроил для себя художник и в которой он прожил 35 лет. Здесь можно увидеть работы самого Василия Поленова и его учеников и понять наконец, что такое дом, в котором приятно жить интеллигентному человеку. Переправиться через Оку зимой можно по льду, в остальное время — договориться с кем-то из владельцев многочисленных плавсредств.

Сувениры

В магазинчике «Тарусский художник» вас ждет большой выбор керамики — от вазочек и чашек до целых сервизов и статуй. Цены доступные, но за некоторые экземпляры просят по несколько тысяч рублей — авторская работа!

Если захочется чего-нибудь поярче, зайдите в местную художественную галерею. Здесь легко можно подобрать себе пейзаж с «кусочком» Тарусы в любом оформлении — от золотой осени до снежной зимы. Цены — в зависимости от размера, сходства с оригиналом и маститости автора.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (22) 1 ноября 2007
    Революция
    Содержание:
    А Ленин такой неживой

    Редакционная статья

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама