Неизменные правила

Актуально
Москва, 08.11.2007
«Русский репортер» №23 (23)
Недавно Росавиация сообщила о намерении ограничить время пребывания пассажиров на борту, если рейс задерживается больше, чем на три часа. Но пока эти правила не приняты, пассажиры продолжают страдать. Недавно ночь в самолете, застрявшем в аэропорту Домодедово, провела корреспондент «РР»

Я летела рейсом «Домодедовских авиалиний» из Москвы в Якутск 15 октяб­ря. Вылет задержали на 18 часов. Ситуация неприятная, но для тех, кто летает в Якутск поздней осенью, почти будничная. Чтобы как-то скрасить ожидание, я принялась наблюдать за тем, как авиакомпания выполняет свои обязательства перед пассажирами. Дело в том, что новые правила авиаперевозок ужесточают ответственность перевозчиков за задержку и отмену рейсов. Происходит ли это по ее вине, из-за погодных условий или по техническим причинам, авиакомпания должна после двух часов ожидания обеспечить пассажиров напитками, после четырех — обедом. А в случае задержки рейса более чем на восемь часов в дневное время и на шесть ночью — номером в гостинице. Кроме того, пассажиры могут сделать два бесплатных телефонных звонка и отправить два электронных сообщения.

Но это в теории. На практике все выглядело иначе.

Сначала сообщили, что вылет задерживается до 1:00. К часу ночи нас погрузили на борт самолета, но тут командир усталым голосом сообщил, что рейс откладывается на неопределенное время, потому что самолет стоит в очереди на обработку реагентом. «А это надолго?» — забеспокоились пассажиры. «Неизвестно. Однажды в Турции мы ждали семь часов», — успокоили стюардессы с профессиональным оптимизмом.

Посреди ночи в самолете начался страшный шум: пассажиры требовали взлета. Лишь в девять часов утра на борту показался скромный сотрудник «Домодедовских авиалиний» и боязливо предложил всем желающим покинуть самолет, чтобы позавтракать в аэропорту. Одни устремились к выходу сдавать билет, другие уселись поглубже в кресла, пообещав и с места не сдвинуться, пока самолет не полетит. И все же уговорами и обещаниями из самолета удалось выкурить большую часть незадачливых путешественников. Сотрудник «Домодедовских авиалиний» нервно хватался за рацию всякий раз, когда к нему приближался очередной разъяренный пассажир. Из его сбивчивой речи удалось понять, что в аэропорту Шереметьево какой-то самолет совершил неудачную посадку и повредил взлетно-посадочную полосу, поэтому из Шереметьево рейсы перекинули в Домодедово, в результате чего образовалась пробка.

В здании аэропорта сотрудница авиакомпании раздала пассажирам чеки на 250 рублей. Вполне хватило на яблоко и чашечку кофе. В час дня все прошли повторную регистрацию, снова оказались на борту самолета, благополучно взлетели и приземлились.

Конечно, поскольку я летела 15 ок­тября, а правила вступили в дейст­вие 20-го, на меня они еще не распространялись. Однако пресс-сек­ре­­тарь «Домодедовских авиалиний» Юлия Багрышева заверила меня, что дата вступления в силу новых правил для ее компании значения не имеет, поскольку она и так проявляет постоянную и неустанную заботу о своих пассажирах, независимо от каких бы то ни было законодательных установлений.

— На нашей работе новые правила практически не отразятся, потому что мы уже давно работаем по этой схеме, — гордо сказала она. — Единственное, что не всегда можем предоставить, — это возможность выслать два электронных сообщения, потому что не во всех аэропортах имеется интернет.

Она еще не знала, что говорит с пассажиром, испытавшим эту заботу на себе.

— А на пассажиров рейса № 191, летевшего вашей авиакомпанией 15 октября из Москвы в Якутск, эти правила почему-то не распространились… — поделилась я с Юлией своими наблюдениями. — Во всяком случае, нам гостиницу не предоставили, хотя мы ждали без малого 18 часов.

— Мы не знали, когда вы взлетите, думали, что с минуты на минуту. Вы стояли в очереди на обработку реагентом, мы не могли вас выпустить, потому что без пассажиров на борту самолет обработку пройти не может, — попробовала защититься Юлия.

— Но самолет должен был вылететь в 20.15, а нас покормили только в 2.15. Прошло шесть часов, а согласно новым правилам, которые вы уже давно соблюдаете, вы обязаны предоставить обед после четырех часов ожидания, — продолжила я.

— Произошла неразбериха. Мы собирались вас покормить. Но еду нужно разогреть, раздать… Требуется время, — парировала Юля.

— А почему за шесть часов ожидания до момента первой погрузки на борт нам ни разу не дали воды?

Этого пресс-секретарь явно не ожидала:

— Раз воду не давали, будем разбираться… То, что произошло с вашим рейсом, — досадное стечение обстоятельств.

— Могут ли пассажиры рейса № 191 получить компенсацию? Куда следует направлять жалобы?

— Прежде всего в наш call-центр, расположенный в Красноярске. Там рассматриваются жалобы и проводится расследование. Как правило, пострадавшие пассажиры направляют претензии в мировой суд.

Кстати сказать, столь же решительны и уверенны были и представители других авиакомпаний. Так же как и «Домодедовские авиалинии», «Трансаэро» и «Аэрофлот» заверили нас, что никаких изменений в работе не произойдет: они летают по таким и даже более строгим правилам уже 16 лет.

Сказать им в ответ мне было нечего: в последнее время мне как-то не довелось летать самолетами этих перевозчиков, когда их задерживали по погодным или каким-нибудь другим причинам.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№23 (23) 8 ноября 2007
Терроризм
Содержание:
Внутренняя война

Редакционная статья

Фотография
Вехи
Путешествие
Случаи
Реклама