Кто атакует Кудрина

Виталий Лейбин
редактор отдела науки и технологии журнала «Эксперт»
22 ноября 2007, 00:00

Впервые в истории новой России под стражу взят правительственный чиновник высочайшего уровня — заместитель министра финансов Сергей Сторчак. Время и место выбраны не случайно. Настоящая предвыборная кампания у нас ведется силами правопорядка. Тем более что темой выборов, как и предполагалось, должна была стать борьба с коррупцией, как в 2003-м — борьба с олигархами.

Конечно, из этого вовсе не следует, что преступления не было. «Рынок советских долгов» существует, и на нем можно зарабатывать. Три года назад был задержан и осужден на 10 лет подчиненный Сторчака Денис Михайлов. Его обвинили в получении взятки и разглашении гостайны, связанной с условиями погашения долга Вьетнама. Но сейчас обвинения, предъявленные Сторчаку, слишком туманны, чтобы судить о них.

Недавно обществу уже приоткрылся краешек борьбы за власть, когда произошло столкновение двух спецслужб — ФСБ и Госнаркоконтроля — и был арестован ряд высокопоставленных борцов с наркотиками («РР» писал об этом в № 20).

В нынешней атаке на Минфин активнейшая роль ФСБ тоже очевидна. Алексей Кудрин заметно усилил свое административное влияние после смены правительства: его повысили до первого вице-премьера и расширили полномочия, а премьер теперь — Виктор Зубков, давний его коллега еще по питерской мэрии.

Нельзя сказать, что Сергей Сторчак — прямо-таки «человек Кудрина». Такие ведомства, как Минфин, не формируются по принципу личной преданности. На момент распада СССР финансистов с современным образованием в стране было очень мало, большинство нынешних правительственных экономистов появились на политической авансцене в 90-х — «чекисты» без «финансистов» не справлялись.

Объективно удар по Минфину и правительству нанесен, а значит, борьба за власть будет и дальше понемногу выплескиваться на публику. Вероятно, последует и продолжение «дела Сторчака», и попытка асимметричного ответа: Минфин, конечно, не ФСБ, но материалы к потенциальным «делам» есть и там.

Сейчас невозможно применять такие простые схемы для понимания реальной политики, как разделение на «силовиков» и «либералов». Алексей Кудрин давно никакой не «либерал», а конкурирующих групп чекистов уже несколько. Интересно, что в связи с обвинениями Сторчаку и двум бизнесменам упоминается компания «Рособоронэкспорт».

Закулисные группировки существуют во всех странах. Но настоящая стабильность есть там, где они имеют выход на публику и представлены не только за кулисами, но и в настоящих политических партиях. Насколько разделение «Единой России» на три платформы поможет решать споры о власти и влиянии без того, чтобы сажать друг друга в тюрьму, пока не ясно. Если бы борьба с Кудриным была публичной, страна могла бы по крайней мере обсуждать реальные вещи, например, финансовую политику страны, а так — только личности.

А ведь публичная политика, если она устроена правильно, полезна еще и тем, что каждая смена власти не приводит к катастрофам и смертельной опасности для «бывших». Конечно, политика везде очень опасное и рискованное занятие. Но у нас с этим пока все же перебор. Причем рискуют сейчас не только высшие чиновники, но и вся страна — если закулисные драки приведут к ослаблению государства.