Ликвидация детектива

Актуально
Москва, 20.12.2007
«Русский репортер» №29 (29)
Снобы могут морщить нос сколько угодно. Но, похоже, сериал «Ликвидация» стал главным кинособытием сезона. Рейтинги бьют рекорды, публика обсуждает сериал на каждом углу, а фразы из фильма уже становятся цитатами и расползаются по русскому языку. У «Ликвидации» все шансы сталь культовым фильмом

Ругать «Ликвидацию» можно долго и со вкусом. Ну скажите, зачем не­мецко-бандитскому подполью поднимать в 1946 году восстание в Одессе? Они что, совсем шлимазлы?

Если бы дело происходило на Западенщине, этому можно было бы найти какое-то объяснение. Но зачем абверовским недобиткам устраивать мятеж в пророссийской и просоветской Одессе? Они что, собирались строить нацио­нал-социалистическую республику во главе с еврейскими урками?

И с какой стати понадобилось главному негодяю по кличке Академик внедряться в угрозыск?! Человек сидел в штабе округа, где и реальная власть, и доступ к секретам. А сыщик Гоцман по-одесски открыт всему миру. Можно подойти к торговке рыбой на Привозе и прямо поинтересоваться: «Мамаша, я хочу спросить за Давида Гоцмана, таки шо он сегодня поделывает?» И торговка бодро сообщит: «Давид Маркович таки сегодня устраивает засаду на Арнаутской, в  восемь, только вы туда не ходите: там будет пиф-паф, и вам испортят костюм. Лучше купите у меня кефаль, это не рыба — золото…»

Исторические и логические ляпы можно собирать по фильму совковыми лопатами. Почему три десятка бойцов угрозыска не могут в чис­том поле поймать трех бандитов? Почему злодей Чекан спокойно разгуливает по городу, хотя его порт­рет по идее должны были раздать всем постовым?..

Ругать кино за несоответствие исторической правде — занятие соблазнительное, но малоосмысленное. Можно начать возмущаться, почему в опере «Жизнь за царя» Иван Сусанин поет, хотя в действительности он наверняка предпочитал вокалу нормальную речь. Гораздо интереснее понять, что же так притягивает к этому сериалу.

Первое, что приходит на ум, — явное желание создателей «Ликвидации» закосить под «Место встречи изменить нельзя». Говорят, что именно так и ставилась задача перед сценаристом и режиссером. Логика простая: если один раз получился мегапопулярный фильм, то его аналог будет если не мега, то хотя бы просто популярным.

С фильмом Говорухина у нынешнего сериала действительно много общего. Подполковник Гоцман очень напоминает человека, который просмотрел «Место встречи изменить нельзя», вдохновился образом Жеглова и пошел в одесский угрозыск.

Второй источник положительных эмоций — это, конечно, Одесса. Со времен рассказов Бабеля этот южный город (а точнее, его мифический аналог) стал символом тотального юмора. А со стимулами для смеха у нас в стране напряженка.

Можно долго перечислять, чем «Ликвидация» притягивает телезрителей. Тут и прекрасные актеры, которым, судя по всему, просто не мешали хорошо играть. Есть и интрига — до последних серий было совершенно непонятно, кто же является главным злодеем.

«Ликвидацию» есть за что любить. Но я хотел бы подчеркнуть еще одну особенность фильма — максимальное очеловечивание главного героя-сыщика. Традиционный полицейский — это почти робот. Он ведет допросы, сопоставляет показания и гоняется за преступником. Максимум, что ему позволено, — намек на счастливую любовь между хеппи-эндом и финальными титрами.

Подполковник Давид Гоцман, конечно, считается лучшим сыщиком в Одессе. Только у него на следовательскую работу уходит минимум времени. Большую часть фильма герой смотрит на очередной труп, произносит сакраментальную фразу «Картина маслом!», перешагивает через тело и мчится дальше — пить водку, воспитывать бывшего беспризорника Мишу

Карася или ухаживать за немногословной Норой. Попытки дедуктивного мышления случаются у подполковника реже, чем приступы гипертонии.

Очевидно, это как раз то, чего хочет зритель. Много стрельбы и трупов, а между ними муки похмелья у главного героя, уморительные скандалы в семье соседей, разборки с коллегами на тему «Ты меня уважаешь?» и так далее.

Каждый герой фильма обязательно наделен парой-тройкой явно выраженных человеческих качеств. Собственно, это и есть, наверное, главный сюжет фильма, который больше похож на очень примитивную (но красочную) психологическую драму, чем на замысловатый детектив. Так что перспективы у российских сериалов огромные. Ведь нечто подобное можно снять в любом жанре и в любой историко-географической плоскости.

Что можно украсть из сериала «Ликвидация»

Хороший фильм — это не только 40 минут вечернего созерцания экрана. Кино задает определенные социальные стандарты, которые потом часть аудитории переносит из кинематографической жизни в реальную. Мы попробовали угадать, что позаимствуют зрители из сериала «Ликвидация»

«Одесский язык». Большая часть героев фильма изъясняется на суржике (смеси русского с украинским), причем в его особом, одесском, варианте с легкой примесью блатной лексики и заимствований из идиша. Думается, что после выхода сериала в беседе вполне российских граждан можно будет услышать какие-нибудь обороты типа «ну, я за вами скучаю» или «таки слухайте, шо я вам кажу». В сочетании с одесским выговором это будет производить максимально комичный эффект. Я даже осмелюсь предположить, что некоторые «ликвидационные» обороты могут внедриться в молодежный сленг вместе с «албанским» языком и всевозможными «преведами».

Собственные находки. Где-то на стыке традиционного одесского юмора и личного творчества сценаристов родилось немало крылатых выражений, которые вполне могут пополнить разговорный лексикон: «Не тяни кота за все подробности», «Мама, я забыл немного денег», «Я шо-то плохо не понял», «Только не надо мне угрожать. Мне уже угрожали, и это плохо кончилось... для меня».

Семечки. Лузгать семечки считается для горожанина чем-то постыдным. Их, конечно, грызут, причем массово, но как-то стесняясь и особенно не афишируя. Есть подозрение, что герой «Ликвидации», лузгающий семечки даже во время операции по поимке бандитов, придаст чуточку легитимности этой вполне безобидной привычке.

Небритость. Герой по имени Давид Гоцман стал секс-симво­лом для тысяч российских девушек. Втайне этому успеху завидуют тысячи мужчин. И наверняка кто-то попытается копировать его внешний облик, наиболее колоритная деталь которого — заметная щетина (по моим оценкам, полуторанедельная). Кстати, остается загадкой, каким образом все те дни, что разворачиваются события сериала, главному герою удавалось поддерживать стабильную длину щетины. Не иначе как в послевоенном одесском угрозыске выдавали триммеры последней модели.

Отношение к служебным обязанностям. Офисные начальники должны быть в панике. Сериал «Ликвидация» пропагандирует максимально халатное отношение к работе. Главный положительный герой запросто ездит по личным делам на служебной машине, посылает зама в рабочее время отнести приглашение в театр своей потенциальной любовнице, а сам этот зам по пьянке теряет табельное оружие в сортире. За несколько минут до начала операции следователи идут купаться и глазеть на баб, а вместо переговоров с партнерами из военной прокуратуры подполковник Гоцман выбирает вечеринку с водкой.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (29) 20 декабря 2007
    Преемник
    Содержание:
    Все ли воруют

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама