Когда будет кризис

От редактора
Москва, 17.01.2008
«Русский репортер» №1 (31)

В России годичный цикл выражен особенно явно. Так уж получилось, что крупные решения вступают в силу с января. Начало было положено в 1992 году: эпохальный указ Бориса Ельцина о либерализации цен был подписан 3 декабря 1991-го и вступил в силу как раз после Нового года. Так и повелось — многие законы у нас вводились именно с 1 января, в том числе и закон о монетизации льгот. Обычно следующей встряски мы привыкли ждать в августе-сентябре — уже незапланированной, как дефолт в 1998 году или политические убийства в 2006-м.

Все 16 лет после либерализации цен страна интенсивно и не без пользы училась считать деньги, быть прагматичной. И даже если «кто-то кое-где у нас порой», то он имел оправдание: «денег не платят, а семью-то кормить как-то надо». И общество не очень осуждало такую логику.

И вот мы достигли стабильности. Правда, очень поверхностной, внешней, в которой один-два небольших кризиса в год — норма, а гадости оправдываются бедностью. Но в 2010 году у нас ВВП будет порядка 45 трлн рублей. А значит, до конца следующего президентского срока денег будет достаточно, чтобы начать модернизировать страну без ссылок на бедность и молодость российской демократии. Например, если пропорционально вырастут бюджетные статьи на армию, государство сможет решить все социальные проблемы офицеров. Да и во многих отраслях уже нельзя будет сказать: «На эту зарплату прожить нельзя!»

Действительно, ну как сделать нормальную милицию, если не платить сотрудникам приличные деньги? Только ведь если просто начать их платить, тоже ничего не получится. Нужно еще что-то. Нематериальное. Достоинство, например. Высокий смысл работы, благодаря которому ловить преступников хоть и менее доходно, чем воровать, зато при этом можно чувствовать себя человеком. И хорошо лечить невозможно, если все, чего ты хочешь, — это заработать, если профессиональное признание, принципы, клятва Гиппократа для тебя пустой звук. Да и успешного бизнеса не бывает без драйва и чувства, что делаешь важное дело.

Конечно, модернизация страны должна быть рациональной, нельзя искушать людей, давая повод воровать. Но этого мало. Статус изгоя в наказание за нарушение принятой нормы поведения в сообществе или за несоответствие профессии может быть эффективнее, чем уголовное наказание. Да и профессиональное и общественное признание работает не хуже. Без таких «бесплатных» стимулов не обойтись.

Но нормы — и профессиональные, и общественные — всегда результат принуждения или воспитания. Соблюдать правила дорожного движения сначала приучают штрафами, а потом не пропустить пешехода на «зебре» становится неприличным. Так и судье должно стать просто неприлично вынести неправосудное решение. Даже за взятку, даже под давлением прокурора.

Бывают разные способы ускоренно менять общественные нравы и нормы. Например, часто они меняются сверху, элитой. На то она и элита, чтобы показывать пример. Либо она подхалимничает, аплодирует арес­там, мямлит и гребет под себя, либо делает что-то общественно полезное. Там, где это работает, знаменитые актрисы усыновляют больных африканских детей, а первые леди занимаются благотворительностью. Но для того чтобы такая элита возникала, обязательны два условия: политика и свободная пресса. Иначе откуда страна узнает о том, что у нас есть приличные люди и сегодня в моде вести себя по-человечески.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№1 (31) 17 января 2008
N01 (31) 17 января
Содержание:
Главная реформа

От редакции

Фотография
От редактора
Вехи
Портфолио
Путешествие
Фотополигон
Реклама