Пироги и крохи

Актуально
Москва, 20.03.2008
«Русский репортер» №10 (40)
На прошлой неделе в Мосгорсуде начались слушания по громкому делу об убийстве заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова. Пока в качестве свидетелей допрашивают лишь высокопоставленных сотрудников ЦБ. Но они не могут ответить на главный вопрос: зачем Алексей Френкель мог бы заказать убийство Андрея Козлова?

На скамье подсудимых — семеро. По версии следствия, трое из них были исполнителями убийства, трое — посредниками, а один — банкир Алексей Френкель — заказчиком преступ­ления, заплатившим за устранение Козлова $300 тыс. Еще один предполагаемый участник преступления скрылся и объявлен в международный розыск. Подсудимые не выглядят убитыми горем невинно оклеветанными жертвами: в своем прозрачном пуленепробиваемом «аквариуме» они либо веселятся, отпуская шутки в адрес свидетелей, либо читают газеты, попивая газировку. Лиана Аскерова сидит, положив ноги на стоящую впереди скамейку. И только главный обвиняемый Френкель бьется с судом. В строгом костюме, белоснежной рубашке и галстуке, он зарывается в бумаги и сборники комментариев к кодексам, которые достает из огромной капроновой сумки (такими обычно пользуются «челноки»), сам быстрее стенографистки ведет записи и засыпает свидетелей десятками уточняющих вопросов, большую часть которых судья отбраковывает.

Бывшие сотрудники его банка, ведущие в коридорах суда «разъяснительную» работу с журналистами, не скрывают, что надеются на оправдательный вердикт в отношении своего шефа. По их словам, Френкель намеревается передать протоколы процесса в Европейский суд по правам человека. В курилках они дарят журналистам зажигалки с логотипом «ВИП-банк».

А между тем очередной свидетель — бывший зампред Центробанка Дмитрий Тулин (ныне — глава аудиторской фирмы «Deloitte & Touche СНГ»), отвечая на вопросы прокурора Гульчехры Ибрагимовой, открыто перешел в атаку:

— Имя ВИП-банка мне хорошо известно, он занимался масштабными операциями по отмыванию «грязных» денег. Это либо не уплаченные в бюджет налоги, либо не уплаченные в бюджет таможенные платежи. Этот банк много лет предоставлял ЦБ недостоверную финансовую отчетность. Откровенно говоря, я еще в 2004 году предлагал отозвать лицензию, но коллеги не согласились, посчитав, что мы рискуем проиграть дело в арбитражном суде. За отзыв лицензии мы голосовали коллегиально, за большим столом, и расстояние друг от друга было достаточное, чтобы не подсматривать, кто на какую кнопку жмет. Но убили из нас только одного Козлова.

Затем господин Тулин огорошил зал цифрами: банкир поведал, что в тот год, когда убили Козлова, в стране было проведено операций по «отмыванию» денег на 1,5–2 трлн рублей, или на $40–50 млрд. И с тех пор мало что изменилось. Присяжные — большей частью это женщины пенсионного возраста — возмущено качали головами. А Тулин, глядя на Френкеля, хладнокровно добивал публику: «Такие “отмывочные” банки, которыми руководил Френкель, за свои услуги берут в среднем один процент. Если ежегодно в бюджет не попадает 40 миллиардов долларов, то они имеют доход около 400 миллионов долларов. Неплохой бизнес».

Цифры, конечно, впечатляют. Но где здесь прямая связь с убийством Козлова? Ведь за полтора месяца до его гибели комитет банковского надзора лишил лицензий три десятка банков.

По словам Тулина, три банка Френкеля (причастность которого к одному из них — РТБ-банку — пока следствием не доказана. — «РР») были связаны между собой в одну преступную группу. На жаргоне банкиров и правоохранительных органов, занимающихся экономическими преступлениями, такие альянсы именуются «отмывочной площадкой». Тулин уверяет, что банки Френкеля входили в десятку крупнейших финансовых «прачечных» страны. В результате масштабных проверок удалось выяснить, что аффилированные структуры Френкеля перекиды­вали деньги на счета друг друга по цепочке, в итоге превращая их в «чистые».

Другой свидетель — глава Цент­робанка Сергей Игнатьев обратил внимание присяжных на то, что ВИП-банк упоминался в анонимной записке, которую Козлов получил за полтора месяца до его убийства. В записке утверждалось, что ряд банков, в том числе ВИП-банк, занимаются операциями по отмыванию денег в крупных масштабах и существует связанная с ними группа лиц, которая недовольна действиями против этих кредитных организаций лично Козлова и может решиться на его физическое устранение. Ни Игнатьев, ни Козлов на существование подобной угрозы внимания не обратили, хотя угрожали Козлову в первый раз. По закону охрана предоставляется только председателю ЦБ, но в отдельных случаях служба безопасности сопровождает и других сотрудников. Однако банкиры предупреждение проигнорировали.

А член совета директоров ЦБ Алексей Симановский и сейчас не видит рационального мотива в действиях Френкеля, если тот был заказчиком убийства. Он утверждает, что «убийство нелогично». Если только это не была месть или способ устрашения действующих членов комитета. Однако экс-зампред Центробанка Дмитрий Тулин уверяет: «В жизни все сложней. Я думаю, что причина для убийства была не одна. Но главные — месть, обида, неприязнь. Френкель мог заказать убийство Козлова, лишившись дохода, а это — большой кусок пирога».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (40) 20 марта 2008
    Ирак
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама