7 вопросов Артуру Джанибекяну, президенту Сomedy Club Production

Антон Желнов
27 марта 2008, 00:00

Comedy Club расширяется. В апреле на «НТВ-плюс» заработает 12-часовой одноименный телеканал, а в ноябре будет вручена учрежденная клубом премия за самые нелепые достижения в шоу-бизнесе — своего рода альтернативная «Серебряная калоша». Амбиции Comedy Club простираются и в интернет: планируется создание юмористического портала. В планах завоевания отечественного зрителя — съемки второго и третьего «Самого лучшего фильма»

1. На какую аудиторию рассчитаны ваши новые проекты?

От 16 до 45, мужчин и женщин примерно поровну. К сожалению или к счастью, люди постарше к нам не приходят. Но вот подрастающее поколение — те, которым едва исполнилось 15, — к нам тянется. На это мы, правда, не рассчитывали: если эти ребята начинают нас смотреть, мы вынуждены пересматривать внутреннюю цензуру.

2. Зрители и критики приняли «Самый лучший фильм», мягко говоря, прохладно. Не боитесь снова экспериментировать с кинопроизводством?

Я считаю, что лояльность к нашим ребятам у публики осталась прежней. Потому что люди тоже понимают, что это нам все в новинку и это риск. Так что вряд ли зритель, если первый фильм ему не понравился, отвернется от нас. У него есть абсолютное понимание, что фильм — это отдельно, а телепередачи — отдельно. Но в работе над следующими кинопроектами мы всю критику учтем, конечно.

3. Почему резиденты Comedy не шутят про политику?

Политика в этой стране не смешная. Народ аполитичен. Я из Армении, вот поезжайте туда и посмотрите, что такое политизированный народ. Любой среднестатистический армянин знает не то что своих министров, а всех их замов. В России совсем не так. Но никто нам сверху не указывает, на какие темы шутить, а на какие нет. Просто нет запроса у аудитории, ей не смешно.

4. Разве президентская избирательная кампания была не смешная?

Богданов (кандидат в президенты России. — «РР») очень смешной. И мы его обязательно пригласим. Просто чтобы не нарушать никаких предвыборных процедур, мы его пока не звали — до выборов. Но уверен, если завтра мы его пригласим, нам никто ничего не скажет.

5. Но Путин или Медведев вряд ли будут упоминаться в ваших миниатюрах.

У нас были миниатюры и про Путина, и про Медведева. Но внутри этих миниатюр мы их не обижаем. Не потому что нельзя, просто зачем их обижать — это не смешно. А вот Наташа Королева — это смешно. Зрителю это больше нравится, и мы подстраиваемся. А почему зрителю не смешны нынешние политические лидеры — это не моя проблема.

6. А жесткий и пошлый юмор — это тоже запрос зрителя, на который вы равняетесь?

Мы просто дерзкие. Слова, которые не должны слышать дети, мы не употребляем. Но сколько можно слушать анекдоты про блондинок, если народ хочет слышать анекдоты про наркоманов! Или геи. Как можно над ними не смеяться?! Тема, конечно, грустная, но в бытовом плане смешно. Еврей — это тоже смешно, армянин — смешно, грузин — смешно, а вот белорус — не смешно.

7. Почему в Comedy Club нет женщин? Они хуже шутят?

В московском Comedy Club женщин действительно нет. Но в региональных отделениях они есть. И в программах «Смех без правил» и «Убойная лига». Просто так сложились обстоятельства. Но, думаю, женские шоу нужно развивать.