Охота на банкиров

10 апреля 2008, 00:00

В России появился черный список банкиров. Это люди, которые виноваты в банкротстве своих банков или совершили какие-то финансовые преступления. Список опубликовал на своем сайте Центробанк с целью помешать проштрафившимся финансистам найти работу в российской банковской системе. Но в эффективности такой заботы о клиентах банков есть сомнения

В черном списке — десятки людей из 25 банков. Некоторые фамилии не раскрыты, потому что следствие или суд по их делам еще продолжаются. Представители ЦБ отмечают, что цель публикации списков — информировать общественность о недобросовестных банкирах. Но в профессиональных кругах этот ход вызвал неоднозначную реакцию. «Какой смысл было публиковать эту информацию, если люди, указанные в списке, сегодня, грубо говоря, никто, — удивляется президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов. — Кто-то из них в тюрьме, кто-то в розыске или под следствием. В любом случае они не работают, и вряд ли кого-то из них возьмут на работу в банк, даже без этих списков. Репутация много значит. Если ЦБ считает, что в нашей системе остаются “чернушные” банки, которым все равно кого брать на работу, то это проблема ЦБ».

При этом Банк России в свое время сам давал разрешение на работу людям, оказавшимся теперь в черном списке. Ведь по инструкциям ЦБ любой коммерческий банк должен согласовывать с ним кандидатуры на должности руководителя банка, его заместителей, членов правления, бухгалтеров и даже их замов. Выходит, ЦБ и так может не допускать к распоряжению нашими деньгами банкиров, когда-то нарушивших закон.

Да и банковское сообщество обычно отторгает людей с неоднозначным послужным списком. Такая судьба постигла, например, некоторых сотрудников ВИП-банка. Центробанк подозревал его в отмывании денег (хотя до сих пор это, по сути, не доказано), отозвал лицензию, а глава банка Алексей Френкель сейчас — главный подозреваемый в деле об убийстве зампреда ЦБ Андрея Козлова. Выступая свидетелем на этом судебном процессе, один из бывших руководителей ВИП-банка Андрей Ухабов-Богославский рассказывал, что, уволившись, долгое время не мог найти работу только потому, что у банка была неоднозначная репутация. «По роду своей деятельности я ношу дорогие галстуки, но на машину я потратиться не могу. Видели бы вы, как я живу! А у меня пятеро детей», — горячился Ухабов-Богославский.

Для кого-то черные списки могут оказаться полезными, но обывателю, который думает, куда вложить свои деньги, нужна более свежая информация, позволяющая судить о том, каким банкам стоит доверять, а каким нет. «В банковской среде и в аппарате ЦБ есть данные о лицах, которые заслуживают как минимум пристального внимания со стороны контролирующих органов», — уверяет адвокат Сергей Севастьянов. В свое время он защищал интересы одного из фигурантов черного списка ЦБ Сергея Дроздова из банка «Олимпийский». Тот получил семь лет за мошенничество и уже второй год «топчет зону», не представляя опасности для клиентов банков. В то же время, как уверяет Сергей Севастьянов, в отношении некоторых действующих банков и их менеджеров «имеется ряд серьезных решений» право­охранительных органов по результатам проверок их деятельности. И будь эта информация обнародована, она бы заставила людей задуматься, иметь ли дело с этими банками.

«Я не юрист, но мне кажется, пуб­ликация таких списков некоррект­на, — резюмирует Алексей Мамонтов. — Ну давайте начнем публиковать информацию о тех, кто кредит не вернул, правила дорожного движения нарушил или алименты не платит, давайте публичные казни восстановим. Публикация этих списков только создает у населения и у власти иллюзии, что ЦБ активно защищает банковскую систему. Хотя, на мой взгляд, работа ЦБ неудовлетворительная».