Отрыв башки

«Хороший фильм обязательно должен быть про любовь. Но при этом — смешной», — уверен 8-летний москвич Леонид Орлов. Думается, с ним согласились бы многие продюсеры и режиссеры, не говоря уже о зрителях. Как известно, аудитория современного кино непрерывно молодеет: если пять лет назад кинозалы заполняли 18–20-летние, то сегодня целевую группу большинства коммерческих фильмов составляют уже 15-летние. Если так пойдет и дальше, то через несколько лет основной аудиторией кинотеатров станут те, кому 12. Поэтому выявление детских предпочтений — важная часть кинопроцесса: именно с ними и предстоит работать режиссерам в ближайшие годы. «Русский репортер» расспросил детей до 12 лет из разных городов о том, какое кино они хотели бы снять сегодня, — чтобы понять, каким будет кино завтра

1. Прогулял школу — спас героиню

У детей те же проблемы, что и у современных сценаристов. Иногда они не могут с ходу придумать сюжет, а иногда придумывают такое, что волосы дыбом становятся: не умеют обуздывать воображение — и получается то отвязная фантастика с монстрами, инопланетянами и принцессами, то реалити-шоу вроде «Дома-2». Космические катастрофы и бесконечные сериалы о внутрисемейных отношениях — не изобретение взрослых: «Мою прекрасную няню» и «Звездные войны», как видно, может придумать и ребенок. Но главный ингредиент успешного фильма у детей, как и у взрослых, — динамика. Неважно, что происходит; лишь бы подрались.

Какой сюжет должен быть у идеального фильма — у фильма, который вы бы хотели снять сами?

Вера Геращенко, 11 лет: Про нашу жизнь. Это будет сериал. Что произойдет в реальной жизни — такие и серии будут. Поэтому он будет бесконечный. В первой серии покажем, как мы живем, какой у нас дом, как мы помогаем друг другу. А уже в самом конце, когда мы, дети, вырастем, будет уже про нашу жизнь. А потом — про наших детей. Но мы же не забудем про папу и маму и будем все время про них тоже немножко снимать.

Вова Павлов, 11 лет: Герой в школу ходит, но иногда ее прогуливает. Прогулял школу — спас героиню. Ее какой-нибудь злодей украл, а это была его любимая девушка. Злодей хотел потом и мальчика тоже украсть и над ним эксперименты проводить. Он злой ученый.

Ксюша Глушко, 5 лет: Жили принцессы; они все красивые и почему-то в балетных тапочках. Монстр еще там был — страшный, лохматый, с такими зубами. Он похитил всех принцесс, привел их к себе, и одна принцесса полюбила его, поцеловала, и он стал принцем. То есть монстр полюбил ее, а она подумала — и тоже полюбила. И еще красивее стала.

 pic_text1

Настя Киприянова, 11 лет: Должны быть сражения, чтобы уничтожить зло. Зло будет воплощено в каком-нибудь человеке. Может быть, его убить придется… А может быть, его что-то будет заставлять делать зло. Предмет какой-нибудь, робот, который с ума сошел. Получается, что надо этого робота уничтожить.

Денис, 5 лет: Космические пришельцы захватили мир своими ружьями и прочими инопланетянскими вещами. Но был один мальчик, который мог их побеждать и стрелял в них из своих ружей. Я бы сыг­рал в таком фильме роль мальчика и спас бы мир, а инопланетян бы отправил домой.

Александр Мироненко, 4 года: Там динозавры будут, охотник, привидение и скелеты, которые под землей лазают. Скелет будет динозавра таскать под землю. Их будет три брата — три брата-динозавра. А охотник их будет вытаскивать из-под земли и стрелять. Охотник хочет, чтобы был мир людей, потому что динозавры всех едят. А потом еще из-под земли вырвутся такие пожиралки, но прилетят инопланетяне, будут в них стрелять — и опять настанет мир людей. Но тут вырвется такой огромный монстр — до неба! Даже до космоса! У меня это сериал будет.

Дима Павлов, 9 лет:  Неважно, что происходит, лишь бы подрались. Иногда плохие с хорошими дерутся, а иногда плохие с плохими. И тогда хороших вообще нет. Но я все равно за такого героя болею, который всегда побеждает. Он иногда женщин защищает, иногда — мир. Получается, что с какой-то стороны он хороший. Но с какой-то все равно плохой: дерется, всех убивает.

2. Любовь к динозаврам

С удивительным постоянством дети отправляют своих героев или в прошлое, или в будущее и категорически не хотят снимать фильм о сегодняшнем дне. Почему? Может быть, им неинтересно или некомфортно жить сегодня? Этот же вопрос можно было бы задать и взрослым отечественным режиссерам, которые с удовольствием снимают фильмы о 1990-х, 1980-х и 1940-х и совершенно не готовы делать настоящее, искреннее, без нарочитого гламура кино о сегодняшней жизни.

 pic_text2

Когда происходит действие вашего фильма?

Настя Киприянова, 11 лет: Лучше в будущем. Потому что если в настоящем, то напридумываем в кино что-нибудь, а оно вдруг на самом деле произойдет! Может, такого и не бывает, но на всякий случай — лучше в будущем.

Алеша Хворов, 9 лет:  Когда фильм о будущем времени, это всегда интересно. Ведь мы не знаем, что будет через сто лет, какой будет жизнь. Поэтому придумать можно все что угодно. И все поверят, что там могут происходить такие события.

Марк Пащенко, 8 лет: 2012 год. Потому что к 2012 году уже изобретут гауссовую винтовку, с которой можно победить в Зоне. А к 2050 году Зону уже уничтожат полностью. Потому что многие считают, что Зона — это рана на Земле. Но нельзя уничтожить зло Зоны, не унич­тожив его источник — Монолит.

Ксюша Глушко, 5 лет: Это все происходило давным-давно, пятьсот лет назад. Принцессы тогда одевались в красивые платья. Разговаривали там на русском, и только когда что-то необычное происходило — на английском.

Леонид Орлов

, 8 лет: Во Франции, в Средневековье, в XIX веке. Там тогда было очень красиво, и было хорошее гостеприимство. На нашей планете, потому что на другой планете Франции вообще может не быть.

Миша Матыцин, 11 лет: Действие должно происходить или в прошлом, или в будущем. В будущем, может, какие-то новые технологии появятся… Всем людям интересно заглянуть в будущее. А в прошлое сильно никто не углубляется, поэтому посмотреть про прошлое тоже хочется. У меня какая-то любовь к динозаврам сильно большая. Мне нравятся собаки, коты, мыши и динозавры. Динозавры — они большие и прикольные. А сейчас? Мы живем сейчас, и как-то смотреть про это не очень интересно.

3. Там живут черные люди

Действие идеального фильма происходит не только не «сейчас», но и не «здесь». События разворачиваются в других галактиках, в других странах, в Америке, которую дети никогда не видели, или в Москве, о которой им рассказывали родственники. Потому что из окружающей серой действительности как-то не удается нафантазировать ничего приличного. И даже в родном Академгородке можно представить себе разве что фильм ужасов.

Где — в каком городе, в какой стране, на какой планете — происходит действие вашего фильма?

Настя Киприянова, 11 лет:  На космическом корабле и на какой-нибудь планете. Герои — жители непонятной планеты, но не монстры, чтобы очень страшно не было. И хорошие, и плохие похожи на людей, но в плохих что-то еще будет такое… особенное. Например, длинные-длинные руки, длиннее ног даже, чтоб по полу волочились.

Миша Матыцин, 11 лет: Или на фантастической планете, или в какой-нибудь богатой и красивой стране. В Америке, например, в Нью-Йорке. Я недавно в Париж ездил, мне там понравились дома высокие, достопримечательности практически на каждом шагу.

Андрей Борисов, 8 лет: Можно снять фильм, где все будет происходить в США. Как будто наша семья живет в Америке. Это интересная страна, и я бы хотел в ней побывать. В Америке высокие дома, вместо милиции — полиция, там живут черные люди и разговаривают не на русском, а на английском языке.

 pic_text5

Милена Шарай

, 8 лет: Все будет происходить в России, в мос­ковской школе. Я сама не была в Москве, но мне рассказывала сестра, она туда ездила. Там красивее, чем в нашем городе, — большие дома, улицы.

Александр Мироненко,  4 года: Происходить все будет зимой в Академгородке. Это будет страшная сказка. Динозавры просто прилетели из космоса и разрушили всю планету, а все разрушенное съели. И пожиралки такие же.

4. Не просто ля-ля-ля

Важный элемент успешного фильма — хорошо подобранная музыка. Она сопровождает любовные перипетии, мелодраматические конфликты и, конечно, драки. В боевиках вообще без музыки не обойтись. А зрителю она помогает понять, что случится в следующий момент.

 pic_text6

Есть ли в вашем фильме какая-то музыка, и если да, то какая?

Настя Киприянова, 11 лет:  Музыка в фильме нужна, если чуть-чуть любви добавить… А любви добавить надо обязательно. Музыка должна быть и просто так, потому что иногда слова не нужны, например во время сражения. Волнующая музыка и загадочная, от которой становится слегка страшновато. Я по музыке в кино могу угадать, что будет дальше.

Миша Матыцин, 11 лет:  Музыка — она в любом фильме должна быть, без музыки не так интересно. Например, мордобой без музыки — это «дыщ-дыщ-дыщ» и все! А музыка добавляет эффекта и какого-то энтузиазма.

Гриша Аветисян, 11 лет:  Драчки нельзя делать без музыки. Я бы выбрал такую напряженную музыку. А для фэнтези музыку надо сфантазировать. Не такую, чтобы просто «ля-ля-ля».

Амиран Мфеде, 10 лет: Может, где-то будет веселая музыка. Типа «трынь-ди-ринь-ди-ринь-ди-ринь». И, как всегда, перед опасностью — «та-да-да-да-а»!

Дима Павлов, 9 лет:  Веселая музыка не нравится в кино. Грустная нравится. А сам я веселый человек. Но в кино переживаешь, там веселая музыка ни к чему.

7

Андрей Борисов, 8 лет:  Музыка в кино будет. Без музыки — это не фильм. Она будет современной, и герои будут петь, только пока я еще не решил, какие песни.

5. Не супермодель — обычный парень

Современное кино — за редкими и очень крупнобюджетными исключениями — учит, что героев нужно искать среди нас, а в самой обычной жизни больше места для подвига, чем в каком-нибудь «Беовульфе». Детские герои нашего времени тоже живут среди нас, но вид они при этом имеют самый разный, от Майкла Джексона до мыслящей планеты. Ничего не поделаешь: какое время — такие герои.

Кто главный герой вашего фильма?

Вова Павлов, 11 лет: Умный, смышленый, ловкий, красивый, внешне похож на Майкла Джексона.

Настя Киприянова, 11 лет:  Молодой, красивый. Обязательно должен быть высоким — для меня это главное. Брюнет, без усов и бороды, волосы короткие. Одет во что-нибудь фантастическое. Вооружен, но не огнестрельным оружием, а чем-то вроде меча, только более современным. Девушка у него должна быть. Но в фильме она фигурирует не очень. Просто мы про нее знаем.

Миша Матыцин, 11 лет: Если это боевик, то герой должен быть смелым, отважным и красивым. Если некрасивый, то фильм смотреть неинтересно: представьте, монстр какой-то по улицам ходит, из пистолета по бандитам стреляет! Красивый герой — он одевается хорошо и рожи не корчит.

Гриша Аветисян, 11 лет:  Главный герой — подросток, где-то примерно лет 16–17. У него есть подружка, он ее очень любит. Характер у героя не очень добрый. Средний. Чтобы постоять за себя чуть-чуть мог и чтобы не сильно жестко кого-нибудь наказывал. Он не обязательно красивый, не супермодель — обычный парень.

Вера Геращенко, 11 лет: Мама! Она и герой, и героиня. В кино она будет такая же, как в жизни. Она добрая всегда. Всякие разные проблемы ей расскажешь — она понимает. Если уроки не получаются, она садится и с нами делает.

Люба Геращенко, 9 лет: Главный герой — папа. А мама — героиня. Он ведь самый главный. Папа сам будет себя играть. Все мы будем сами себя играть. Сначала репетировать, а потом играть. И все будут к нам в кино ходить. И будет большая реклама, а на ней наша семья нарисована.

Алеша Хворов, 9 лет: Главный герой будет состоять из двух, то есть «два в одном», — из Человека-паука и Россомахи. Хочу, чтобы Человек-паук летал на паутине, дрался бы когтями и был бессмертным.

Даниэла Вертгейм, 4 года: Живая планета. Она живет на острове. Она не общается. Она отдыхает, отдыхает и не может отдохнуть. Она не общается не во все дни: в другой день она общается с другом. Друга зовут Милисинда. Это тоже планета. Она с плавниками и улыбается.

6. Она была добрая-предобрая

Героиня коммерческого кино — собирательный образ идеальной женщины. Взрослое население планеты в этой роли (да и в любой другой) вполне устраивает Анджелина Джоли. А вот что думают об этом дети?

Расскажите о главной героине вашего фильма.

Настя Киприянова, 11 лет: Героиня должна быть красивой. Естественно, с талией — для меня это важно. Волосы длинные должны быть, цветом — как мои, только чуть-чуть красноватые. На меня немножко похожа. Одета в смесь платья и комбинезона.

Ксюша Глушко, 5 лет: Принцесса. У нее золотые волосы, ее звали Златовласка. Платья у нее красивые, оранжевого цвета. Она была добрая-предобрая, веселая и никого не боялась, только монстра. И все равно она потом его полюбила.

Миша Матыцин, 11 лет:  У героини прежде всего должна быть красивая прическа — какие-нибудь косички или длинные волосы. Для боевика лучше брюнетка. Характер у нее не сильно жесткий, но и не сильно мягкий. Для боевика подойдет драчливая.

Вова Павлов, 11 лет: Волосы белые, в длинном белом платье. На маму похожа.

Лиза, 7 лет: Главной героиней была бы волшебница или фея. Она бы делала какую-нибудь магию. И если честно, то я тоже так могу, немножко. Ночью. Просто под подуш­кой говорю волшебные слова — и там что-то появляется.

Денис, 5 лет: А подружки главному герою совсем не обязательны. Может, лучше пусть будет побольше злодеев.

7. Можно сделать злодеем моего друга

В центральном отрицательном персонаже масштабного блокбастера концентрируются социальные и личные страхи, комплексы и переживания современного человека. Главный злодей — фигура, в которой воплощаются наши представления о том, что такое зло. По мнению детей, оно может принимать какое угодно обличье, но главное — чтобы оно было узнаваемым и наказуемым.

Опишите главного злодея.

Миша Матыцин, 11 лет: Злой, коварный, противный, гадкий. В ужастике — сто процентов противный и гадкий, не похож на человека, и смотреть на него неприятно. А в боевике злодей обычно такой, что все думают — он друг, а он всех предает потом. Я бы тоже такого злодея снял. В ужастике злодея убивают обычно. Перевоспитать его нереально. В боевике, скорее всего, злодея отдают под суд. Но подлого человека, который нарушает сделки, предает друзей, мне не жалко. Только в фантастике он может перевоспитаться.

Гриша Аветисян, 11 лет: Может быть, злодей в моем фильме лысый будет или пальцев у него будет не хватать. Посмотришь — и сразу видно: это злодей.

Вова Павлов, 11 лет: С грубым голосом, чтобы заговорил — и понятно, что он злодей. В черных очках и в черном плаще; на лето — тонкий плащ, на зиму — толстый. Если сильно жарко, то в черной майке. Он работает, ходит в институт волшебников и притворяется, что он хороший. В Москве, наверное, есть такой институт. И вынашивает там злодей страшные планы…

Андрей Борисов, 8 лет: Злодеем будет наш кот. Или можно сделать злодеем моего друга. Вообще-то он у меня добрый, но я с ним поговорю, чтобы он сыграл эту роль. В кино он будет совершать преступления.

Лина Мфеде, 3 года: Там будет яблоко злое, с ногами. Злое яблоко будет рисовать другие — зеленые, красные яблоки. Просто яблоки без глаз, без носа и без рота. Оно возьмет лист из мусорника. А яблоко злое, потому что так создано. Кончится все, когда яблоко придут и съедят.

Леонид Орлов, 8 лет: Возглавитель банды бандитов. Уничтожитель. Он грабит деревни и уничтожает их.

8. Летающая палка волшебника

О спецэффектах в современном кино много спорят. Есть горячие сторонники компьютерного волшебства — красочных взрывов, космических битв, глобальных катастроф. И есть их яростные противники, которые уверены, что злоупотребление компьютерной графикой убивает психологизм и тонкость настоящего кино. Но ведь спецэффекты — это не только новые технологии, но и мир, который мы в силах вообразить, а значит, и создать.

Нужны ли хорошему фильму спецэффекты?

Марк Пащенко, 8 лет: Да! Обязательно! Очень много спецэффектов! Ну надо же как-то изображать, к примеру, взрывы гранат или выстрелы гауссовки. Ну, еще действие аномалий-ловушек. Или мир глазами мутантов.

Дима Павлов, 9 лет:  Мне нравится, когда взрывается что-то. Дома, например. Когда человек стоит, и позади него резко «ба-бах!». Страшно.

Аня Попова, 8 лет:  Из спецэффектов будет летающая палка волшебника.

Алеша Хворов, 9 лет: Например, Человек-паук захочет ударить Злюку, но тот рассыплется на мелкие песчинки. А когда будет нужно, сможет снова собраться. А еще рассыпавшийся песок соберут пылесосом, а злодей превратится в огромного Халка внутри пылесоса и разорвет его.

Миша Матыцин, 11 лет:  Спецэффекты в кино нужны, но с ними не надо перебарщивать. В «Гарри Поттере» пятом, когда финальная битва была, все орали друг на друга и ничего не было понятно. Вот в четвертом сказали одно заклинание, попрятались, подождали, потом другое через некоторое время — это хорошо.

Андрей Борисов, 8 лет:  Спецэффектов не будет — я люблю жизнь такой, какая она есть. Мне все и так нравится.

Артем, 4 года: Спецэффектов не будет. И драк не будет. Робот просто ударит один раз Человека-паука, и тот умрет. Вот такой фильм я сделаю.

9. Робот-дурак

Прокатчики знают, что самая важная часть фильма — не начало, не кульминация, не развязка, а название. Удачное название может обеспечить хорошую кассу и отзывы в прессе, а фильм с неудачным названием в лучшем случае пройдет незамеченным. По мнению детей, фильмы должны называться по главным действующим лицам — чтобы сразу было понятно, о чем кино.

Как вы назовете свое кино?

Настя Киприянова, 11 лет: Что-то связанное с роботом. «Робот-дурак», например. Кто-то решил сделать такого робота, с плохими наклонностями. А получился сильно с плохими…

Александр Мироненко,  4 года: Я уже снимал фильм про солдатов. Но его потом назвали неправильно. Он должен был называться «Война и мир». А его назвали «Про наших солдат».

Марк Пащенко, 8 лет: «Сталкер: Зона в огне». Мне понравилось, как это звучит хорошо. Там будут сражаться объединенные силы сталкеров и орда мутантов.

Вера Геращенко, 11 лет: Просто «Семья Геращенко». Чем он закончится, мы не знаем пока. Ну, хорошим концом. Мы будем еще лучше жить, дружно и пытаться не ссориться.

Ксюша Глушко, 5 лет: «Принцесса и монстр». Или «Двенадцать принцесс и монстр-принц».

Дима Павлов, 9 лет: «Главный убийца».

10. Свадьбы не будет

В конце положительным героям достается хорошее, а отрицательным — плохое. Из этих представлений о награде и наказании и складывается наша картина мира. Дети, как и взрослые, считают, что герои должны пожениться, а вор должен сидеть в тюрьме. Но, в отличие от взрослых, они верят, что невзгоды и та же тюрьма способны перевоспитать даже ведьму.

Чем все должно закончиться?

Настя Киприянова, 11 лет: Все закончится хорошо. Свадьбы в фильме не будет, как минимум из-за моего возраста. Ограничимся тем, что злодей станет хорошим человеком.

Вова Павлов, 11 лет: Пока они будут сражаться, пройдет несколько лет. А им покажется, что месяц прошел. И они в конце поженятся. А злодея они в муху заколдуют, а потом прихлопнут мухобойкой без всякого волшебства. И не жалко его.

Гриша Аветисян, 11 лет: Злодея посадят в тюрьму строгого режима и перевоспитают. И не в обычную тюрьму, а, допустим, где вместо металлических решеток будут лазерные, и их невозможно сломать. За примерное поведение злодея могут выпустить — если он поймет, что он сидит за плохие дела. А главные герои — они поженятся. Только не сразу, а когда чуть подрастут, а то им еще рановато.

Лиза, 7 лет: Закончится все второй серией. Полной победой добрых фей. Может, ведьма и колдун тоже станут добрыми. Я пока не определилась в этом.

Амиран Мфеде, 10 лет: В конце Волк с Диком перевоспитают злого брата Волка, а клад отдадут какому-нибудь садику или школе. В общем, на государственные нужды.

Леонид Орлов, 8 лет:  Все должно закончиться тюрьмой для бандитов. Добро должно победить.

Марк Пащенко, 8 лет: В конце фильма будет неясно, удалось ли победить зло. Но обязательно нужен намек. Мутант может снять противогаз, закурить или позвонить по мобильнику и завести разговор про ужин. Но непонятно: он имитирует или возвращается к обычной жизни людей.

Считается, что кровавые ужастики с воплями, расчлененкой, мутантами и зеленой слизью — плод больного воображения плохих режиссеров. Что это кино категории «B», и смотреть его могут только законченные извращенцы или кинокритики.

Опрос детей показал, что на самом деле все сложнее. «Хороший фильм — это где нет драк, все живут хорошо, — говорит Дима Павлов. — А мне нравится, где дерутся: интересно, как сражаются и кто победит. Получается, что мне плохой фильм нравится — фантастика или боевик».

Кровь, крики, насилие, драки — все это привлекает детей не только в кино, но даже в мульт­фильмах. «Мой мультик был бы страшный, очень страшный, — рассказывает Денис. — Очень круто там было бы. Я люблю бояться, я никогда не трясусь, когда смотрю то, где страшно». Оказывается, дети гораздо легче взрослых переносят ужасы на экране — может быть, потому, что пока не столкнулись с ними в жизни. «В детстве страшилок я немного боялся, сейчас уже перестал, — рассуждает 11-лет­ний Миша Матыцин. — Детство закончилось лет в 8–10. Но слишком много крови мне не всегда нравится. Нравятся суперспособности — это раз. Захватывающий сюжет — это два. И еще нравится, когда волшебство есть».

В отличие от многих взрослых, для детей кино — область полной и безоговорочной победы воображения. В кино возможно все и нет никаких ограничений — ни морально-нрав­ственных, ни финансово-бытовых. «Вот если бы вставить в мозг специальную видеокамеру, которая будет снимать твои сны, — мечтает Марк Пащенко. — Сны бывают и страшные, и смешные, как в моем фильме. В моем фильме все время должна быть активность, агрессивность и шутки в страшные моменты».

Эта творческая вседозволенность делает кино мощным компенсаторным механизмом:

ребенок может намечтать себе все, чего ему не хватает в жизни, и вдоволь наиграться со всем этим. Многие взрослые зрители ходят в кино за тем же, только не хотят в этом признаться. «У меня в фильме будут животные, — говорит Вера Геращенко. — Вот вместо машины я хочу лошадь. Она понимает человека, и не надо на бензин тратиться, на сено только. У лошади и тормоз, и руль есть. Не надо ее разогревать, как машину, не надо ее заводить. Сел на лошадь, открыл ворота — и поехал. И никакая авария с лошадью не произойдет».

Вообще-то Вера Геращенко — ребенок из семьи, в которой трое родных и трое приемных детей, — хочет снять правдивый фильм. Про семью, про жизнь. «Про то, как мы живем, как вместе проводим время. Показать, как можно жить. Как правильно быть надежной семьей и доброй. Про то, как мы вместе работаем, пропалываем огород, ремонт делаем. Это будет всем интересно смотреть. Я сама такие фильмы люблю».

А ведь для кого-то и такой сценарий — желанный и недосягаемый. Компенсаторный, то есть.

Идеальный фильм обсуждали: Марк Пащенко (Москва), Леонид Орлов (Москва), Амиран Мфеде (Рига), Лина Мфеде (Рига), Лиза (Санкт-Петербург), Артем (Санкт-Петербург), Денис (Санкт-Петербург), Вова Павлов (Новосибирск), Дима Павлов (Новосибирск), Гриша Аветисян (Новосибирск), Настя Киприянова (Новосибирск), Вера Геращенко (Новосибирск), Люба Геращенко (Новосибирск), Ксюша Глушко (Новосибирск), Александр Мироненко (Новосибирск), Миша Матыцин (Новосибирск), Даниэла Вертгейм (Новосибирск), Андрей Борисов (Нижний Новгород), Алеша Хворов (Нижний Новгород), Аня Попова (Нижний Новгород), Милена Шарай (Городец, Нижегородская область)

Фото: Rapho/Eydea Presse/East News; Photos12/Afp/East News; Defd/Vostock Photo; Валерий Титиевский для «РР»; Михаил Безносов для»РР»; Валерий Кламм для «РР»; Defd/Vostock Photo; Zuma Press/Коммерсант;архив пресс-службы; Zuma Press/Коммерсант

 vrez_picture_1

Хрумка из-под подушечек

Я бы сняла просто фильм про Хрумку. Это человечек из моей сказки. Он ест шоколадные подушечки, и поэтому он Хрумка. Больше он ничего не делает. Живет в коробке с конфетами, маленький совсем.

Хрумка попадет на корабль, большой корабль с парусами. Он вывалится из своей коробки и упадет на корабль. Как? Он просто сидел на окне, и его вет­ром сдуло, и так он попал на корабль. Корабль поплыл в море. Потом он причалил к острову. И Хрумка пошел прогуляться и встретил кота Мурлыку. Кот его пригласил к себе домой. Хрумка испугался, но в гости пошел. Кот его накормил, и они пошли спать. Они подружились, и Хрумка остался у кота жить.

Происходит все здесь, даже как бы у меня дома. А корабль — на самом большом море. Какое море — я не знаю. Надо посмотреть на карте, какое самое большое.

Музыка в моем фильме есть, например балакана, народный греческий танец. Потому что никто еще такую музыку в свой мультик не вставлял. И потому что она подходит к этому мультику: она восточная, и кот у нас такой же — восточный. У него такое лицо... восточное. Он похож на тех людей, которые живут на Востоке. У него еще шляпа есть.

А Хрумка хорошенький, с черными волосами, в синей кофточке и штанишках в оранжевую полосочку. Он немножко похож на моего домашнего кота.

Хрумка — хороший человек, и кот — хороший человек. Никаких злодеев нет.

В конце Хрумка и кот подружились, и Хрумка остался жить у кота. Еще будет продолжение, но я о нем пока не хочу рассказывать.

Мария Погосова, 7 лет Новосибирск

 vrez_picture_2

Жизнь лошадей

Сначала стадо будет. Потом лошадь, когда она еще жеребенок, ловят, отводят в специальный загон, воспитывают, приручают. И будет дружба между людьми и лошадьми.

Происходить все будет в городе Москве. Я там ни разу не была, но очень хочу. Хотя в Москве асфальт и машины, лошадям там плохо. Ну, тогда в деревне.

У меня, скорее всего, будут два главных героя — человек и лошадь.

Человек — хозяин лошади, фермер. Он пастух, а потом у него появится много лошадей, и он разбогатеет. Он добрый, и лошади его будут любить. У него жена и два ребенка, мальчик и девочка.

Жеребец будет светлый, светло-бежевый, и у него будет ближе к копыту такое затемнение, совсем черное. Красивый такой.

Героиня — жена героя, она светленькая, с длинной косой, внешне будет походить на пастушку, красивая. Одеваться она будет в шорты, боевая такая. Тоже лошадьми занимается, они оба с мужем будут наездниками. И я тоже наездницей стану.

Мы без злодея обойдемся. Просто будет фильм про жизнь людей и лошадей.

Я думаю, что такой фильм смотреть будут... скорее дети, чем взрослые. Про злодеев, конечно, тоже надо кино снимать. Но уже про злодеев чуть-чуть надоедает.

Спецэффектов у меня не будет. Ну, катастрофа, конечно, какая-нибудь будет... небольшая. Навод­нение.

Конец будет хороший. Все подружатся, станут неотлучимы, и все счастливы.

Маруся Мурашова, 8 лет Новосибирск

 vrez_picture_3

Зеленый дракон

Фильм должен быть немного стремный и немного веселый, захватывающий такой.

Сюжет: весь лес срубили, и животные остались без кислорода. Потом к ним придет один человек и будет возвращать потихоньку те деревья, которые срубили.

Главными героями будут коты, но самый главный из них — мой кот Дыся. Он целыми днями валяется на постели и ест. Еще он дерется с кошкой, которая живет на даче.

Он в лесу жить не будет, потому что он домашний и живет именно с этим человеком, который спасает всех. Этим человеком буду я. Кот будет помогать мне спасать жизнь на Земле и уничтожать вредных насекомых.

Животные умеют разговаривать, но понимать их есть способность только у меня. Поэтому я и услышу, что им не хватает кислорода, и приду к ним на помощь. Я сначала начну выращивать траву, а потом из этой травы вырастут деревья.

События будут происходить в прошлом, как в фильме «Я — легенда». Если фильм снят про прошлые времена, то все кажется загадочнее, поэтому и смотреть интереснее.

Музыка в фильме будет. Мне нравится группа «Рамштайн». У мамы на телефоне она есть. Она будет звучать, когда мы победим.

Злодейкой в фильме будет одна девочка, моя одноклассница. У нее такой противный характер! Она пристает к мальчикам и очень вредная. Она нам будет устраивать всякие козни, а потом попадет в круг из железных щитов. Сначала она там будет сидеть, но потом сможет выбраться. А когда выйдет оттуда, то будет работать уборщицей на автозаводе. Такое ее ждет наказание.

Закончится фильм хорошо, все животные останутся живы.

Лиза Большакова, 8,5 лет Нижний Новгород