Нация и квартира

2 октября 2008, 00:00

От редакции

Сочи, как показал наш опрос, возглавил список городов, в которых больше всего хотели бы жить россияне.

Сочи — это город-мечта, воплощение рая на земле: море, пляж, девушки в бикини и загорелые мужские торсы, долгое лето и яркое солнце, фрукты и овощи. В общем, волшебная греза! Но какое отношение она имеет к реальной жизни реального российского города? Курорт как предел мечтаний — показатель бедности нашего воображения и отсутствия гражданской активности. Та же скудость фантазии и в нашем понимании благосостояния и процветания. Мы можем о них судить либо с точки зрения роста ВВП, либо через призму своего представления об идеале собственного дома или квартиры. И крайне редко в фокус наших коллективных представлений попадает то, что посредине — в подъезде, многоэтажке, городском квартале, на улице, в районе, наконец, в городе, в котором мы живем. Только нация и квартира! Остальное социальное пространство вне сферы нашего интереса, а потому малопригодно для обитания.

Но успешные и удобные для жизни города в России все-таки существуют. И это те города, где коллективное воображение сосредоточено на социальном пространстве в пределах видимости пешехода, но за дверью его личного жилья. Часто в качестве примера приводят Мышкин. В свое время он не имел даже статуса города — это мышкинцы его отвоевали. Теперь там развиваются народные промыслы, созданы уникальные музеи, которым могут позавидовать многие крупные города, процветает издательское дело, идет краеведческая работа, собираются конференции историков. Сегодня по количеству туристов некогда заштатный Мышкин в десять раз превосходит Углич — город, включенный во все путеводители по «Золотому кольцу».

Успешное развитие таких городских проектов — результат стечения множества случайных обстоятельств. Хотя природа подобных счастливых случайностей очевидна — просто интересы администрации и бизнеса встретились с энтузиазмом активной части населения.

В большинстве же случаев горожане и муниципальные власти до сих пор по инерции кризисных 90-х думают только о выживании. Они все еще пребывают в летаргии «переходного периода». В любом отечественном городском захолустье вы найдете схожие проблемы. Руки не доходят до простейших вещей. Например, в Южном федеральном округе около 12% земель не подлежит налоговому учету. Чем оборачивается такой беспорядок в делах? Правильно, коррупцией и злоупотреблениями, которые в конечном счете лишают доходов муниципальную казну. До сих пор во многих городах отсутствует разграничение земель между разными уровнями власти, земли в городской черте как бы ничьи. А это делает невозможным строительство жилья.

Экономическая политика в городе должна быть целостной, но на деле она рассредоточена в многочисленных территориальных органах. Мы разобщены ведомствами, статусами, «кормушками», интересами и эгоизмом, а потому публичное место зачас­­тую остается пустынным и неприсутственным.

Наши города оттого неустроенны, что координация власти, людей и предпринимателей — дело случая, а не норма. Поэтому и мало пока таких мест, где хотелось бы жить. Но и в этом есть свои плюсы. Ведь у тех, кто хочет развиваться, больше шансов выделиться именно на фоне окружающей серости.