Объекты особой важности

Олег Лыткин
2 октября 2008, 00:00

Российский спорт переживает инфраструктурный бум. По всей стране строятся спортивные объекты — от ледовых дворцов до дворовых мини-площадок. Однако их по-прежнему не хватает

Е

лец и Липецк — два города в одной области, между ними 70 километров, для России расстояние крохотное, но различия между ними кардинальные. В Ельце проживает сто тысяч человек. Городок компактный, с ярко выраженным центром и спальными районами. На спорт из бюджета выделяется не так много средств, поэтому в основном все держится на энтузиастах, готовых работать за идею. Полумиллионный Липецк известен своим Новолипецким металлургическим комбинатом (НЛМК), с которым так или иначе связано более 70% его жителей. Деньги, заработанные промышленным гигантом, питают городской бюджет, да и сам НЛМК финансирует целый ряд спортивных проектов.

Энтузиаст местного масштаба

По всему Ельцу расклеены листовки, призывающие горожан на очередной, 14-й по счету розыгрыш Кубка новых домов. Приз — ноутбук. Найти организатора этого турнира не составило особого труда. Мастер спорта по дзюдо Сергей Макаров уже 25 лет работает в городской спортшколе и возглавляет детский клуб «Добрыня». «Начинали с дзюдо, мини-футбола, легкой атлетики. Потом стали расширять программу. Теперь у нас есть и стритбол, и плавание, и наши народные игры — лапта и городки, а также хоккей с мячом. Всего 29 видов спорта. И это не предел — будем расширяться», — энергично говорит Макаров, то и дело отвечая на звонки по мобильному: подготовка к соревнованиям идет полным ходом.

Центр Ельца застроен одно-двухэтажными домами, которым больше ста лет: дворы маленькие, спортивную площадку не втиснешь. Что тут придумаешь? Выручают подвальные помещения, где можно создавать зальчики для занятий разными видами борьбы, гиревым спортом. Но основная спортивная жизнь проходит в новых районах. Добраться туда из центра не проблема. «Транспорт у нас работает исправно, как метро в Москве. Только один автобус ушел, как другой уже на горизонте», — говорит Макаров.

Через пять минут мы уже в его дворе. «Видите вон ту площадку? — кивает Сергей. — Здесь я начинал свою общественную деятельность. Но первый блин вышел комом».

Дворовая площадка производит убогое впечатление: покосившийся облезлый баскетбольный щит, покрытие с выбоинами, теннисный стол, который вот-вот рухнет, забора нет, асфальт с проплешинами. «Шесть лет назад здесь все блестело: я все покрасил, привел в порядок. Но в дело вмешалась политика. Собрался было в депутаты идти — не для личной выгоды, чтобы детям помочь. Узнал про это мой соперник, действующий депутат, прислал своего помощника. Тот быстренько всю площадку перекрасил, листовки наклеил. Вот люди за него и проголосовали. С тех пор депутат на площадку не заглядывал. У меня обиды нет, хотя осадок остался. А привести двор в приличный вид некогда, руки не доходят», — рассказывает Макаров.

Площадки спортклуба «Добрыня» резко отличаются от убогой спортплощадки во дворе. Все в образцовом порядке, выкрашено, прибрано, размечено. «Это универсальная площадка. Тут летом и в баскетбол, и в волейбол, и в лапту, и в городки, и во что угодно играть можно. А на зиму мы тут каток заливаем. Народу приходит много, — Макаров уверенно ведет экскурсию. — А вот тут когда-то один грибок стоял. Мы все починили, теннисные столы поставили. Сначала стационарные, но потом решили сделать их разборными, чтобы на ночь в помещение заносить. А то на них местные забулдыги пиры по ночам устраивали».

Спускаемся на несколько ступенек вниз. «Из этого подвала все и пошло, — рассказывает Сергей. — Тут я детишек дзюдо обучаю. И не только дзюдо. Зальчик хоть маленький, но универсальный. Сейчас там мои помощники трудятся. За двадцать пять лет столько здесь часов провел, что можно в почетные шахтеры записывать».

В соседнем подвале расположился футбольный клуб «Орленок». Тренер Николай Макеев готовит юных футболистов уже 41 год, и его воспитанники играли и играют во многих наших клубах. «В ФК “Елец” семеро моих ребят, а собственных воспитанников в клубе всего трое. Вот они и зазывают нас в свою структуру, а мы не хотим, предпочитаем оставаться любителями, чтобы на “Кожаный мяч” играть. Какой же “Кожаный мяч” без “Орленка”?! Поле у нас замечательное, вот только ночью кто-то взял и забор снес. Утром приходишь, а там следы от шин. Или собак кто-то выгуливал. Днем никого постороннего не пускаю, а ночью разве уследишь, — сетует Николай. — Устал я уже биться. В район уйду. Будет футбольный клуб Елецкого района. Там и спонсоры будут, и поля обещают. А название “Орленок” сохраним. Это уже бренд».

Один шаг до турника

Три года назад в Липецке снесли крупнейший в Черноземье легкоатлетический манеж «Юбилейный». В акте обследования технического состояния здания, находившегося на балансе металлургического комбината, говорилось, что его конструкции и инженерные системы за 20 лет эксплуатации изношены до предела и не могут гарантировать безопасность зрителей. Сторонники сноса манежа ссылались на изменившиеся строительные нормы и правила эксплуатации, а также упирали на то, что реконструкция здания обойдется в 70 млн рублей. Желающих вступить в спор с градообразующим предприятием нашлось немного — здание снесли, а на его месте построили гипермаркет «Метро», приносящий теперь немалые доходы городским властям.

Впрочем, без легкой атлетики город не останется. В ближайших планах липецкой администрации — строительство нового легкоатлетического манежа, но уже на средства федерального бюджета, поскольку своих ресурсов на столь масштабный проект городу явно не хватит.

Главное, на что здесь тратят «спортивные» деньги, — массовый спорт. «В полумиллионном городе 595 действующих спортивных объектов, в том числе 8 стадионов, 154 спортивных зала и 10 плавательных бассейнов. И это не предел, строительство идет постоянно, — руководитель департамента физической культуры и спорта Липецка Виктор Корвяков все цифры выдает на память. — В секциях и группах здоровья занимается 87 тысяч горожан — это почти 18% населения, что больше общероссийского показателя — 12,2%. Мы поставили задачу: при каждой общеобразовательной школе должен быть свой спортивный комплекс. Главное, чтобы спортивный объект находился в шаговой доступности от дома. Детям и родителям удобнее: не приходится ездить на другой конец города после учебы, нет необходимости возвращаться домой затемно. Мы используем как советский, так и американский опыт. Нам удалось сохранить почти все то, что было создано во времена СССР — и объекты, и традиции. Из американского опыта — это стадион в ста метрах от дома».

Школьные стадиончики, на которые сделал упор городской департамент, смотрятся действительно неплохо. Здесь можно и мяч погонять, и легкой атлетикой заняться. Правда, желающих размяться я так и не увидел — помешал зарядивший с утра мелкий противный дождь.

Капраре понравилось

Большой спорт в городе курирует НЛМК — предприятие мощное, ориентированное на экспорт. Комбинат, получивший в 2007 году чистую прибыль в размере $2,25 млрд, помогает футбольному и хоккейному клубам, спонсирует многие городские и областные соревнования. Один только комбинатский стрелковый комплекс чего стоит! Все стенды оборудованы согласно нормативам, установленным Стрелковым союзом России, который, кстати, возглавляет председатель совета директоров НЛМК Владимир Лисин. Машинки для подачи мишеней закуплены в прошлом году. На липецких стендах можно практиковаться не только в олимпийских дисциплинах — машинки могут запус­кать тарелки по необычной траектории, имитирующей полет дичи, причем с разных точек.

У въезда на стрельбище несколько рядов машин с иногородними номерами. «А чего удивительного? — говорит тренер стрелковой школы Геннадий. — У нас же занимаются не только воспитанники спортивной школы по стрельбе и работники комбината — к нам любители пострелять приезжают со всей европейской части страны. Мы гостям рады: один патрон стоит 9 рублей, мишень — 7, прокат ружья — 150 рублей в день, за дополнительную плату можно нанять инструктора».

 В спортивной школе более 400 воспитанников — в основном дети работников комбината. «Мы давали объявления в газете, бегущую строку по телевидению, и дети к нам потянулись. Винтовки, патроны, мишени — все предоставляет спортклуб», — рассказывает Геннадий.

Дворец спорта Липецкого государственного технического университета, поставляющего на комбинат металлургов, расположен на другом конце города. Тут же и общежития. Студенты из местных добираются до дома автобусами и маршрутками. Спортивный комплекс новенький, построен всего четыре года назад. Сейчас в нем играет волейбольная команда «Стинол», до этого выступавшая в «Юбилейном». «Самому Джованни Капраре наш дворец очень понравился», — хвалится помощница завкафедрой Надежда, которая, видимо, не знает, что итальянец уже ушел с поста тренера российской сборной. Действительно, деревянное покрытие безупречное, а свет и электронное табло такие, что не в каждом городском спортзале увидишь. Рядом — тренажерный зал и помещение для степ-аэробики, где под ремиксы песен Аллы Пугачевой и «Ласкового мая» занимаются девушки-первокурсницы. За день университетский дворец спорта посещает около 300 человек.

На улице Циолковского находится ДЮСШ № 1. Специализация — гимнастика, спортивная и художественная. Руководит школой ее выпускник Александр Березняк. «Это единственное место в области, где готовят гимнастов. Конкурс довольно большой, по несколько человек на место. Просматриваем всех, а набираем на учебу самых талантливых. Сейчас у нас занимается более четырех сотен девчонок и мальчишек. Могли бы больше принять, да помещение не позволяет, — говорит Александр. — Нашему зданию больше двадцати лет. Так что будем ждать, когда новый зал построят, а пока нынешний содержим в порядке. Многое своими руками делаем».

Трагические недоделки

Но всего своими руками не сделаешь. Тем более что строительные и гигиенические нормы и правила никто не отменял. Правда, долгое время никто и не корректировал.

«Большинство нормативных актов, касающихся спортивных сооружений, было принято 20–30 лет назад. Они уже давно устарели. Когда эти нормативы принимались, перед сооружениями стояли другие задачи. Не было, например, коммерческих групп, нагрузка была иной. Да и строительные технологии были другими», — комментирует ситуацию доцент кафедры гигиены, экологии и спортивных сооружений Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма Анна Шафранская.

«Объектов строится много, но крайне редко они безупречны. У директоров сооружений неизбежно возникают претензии и к проектировщикам, и к строителям. Часто приходится перестраивать уже сданные в эксплуатацию объекты или вносить изменения на заключительных этапах строительства, — рассказывает Константин Бабин, генеральный директор ООО “Центр развития спортивных технологий АСТ-Спорт”. — А все оттого, что неверно выстроен сам процесс создания спортивного сооружения. Существует три стадии: разработка проекта, строительство объекта и собственно эксплуатация. Заказчик — органы городской или областной власти — полностью полагается на проектировщика, а тот разрабатывает так, как удобно прежде всего ему. Строители тоже стараются сэкономить. Директор, как правило, назначается незадолго до окончания строительства — он уже не может внести существенные коррективы. Поэтому в ходе эксплуатации возникают немалые проблемы. Сам процесс нуждается в корректировке. Для начала нужно выяснить, что мы хотим построить и для кого. То есть провести социологическое исследование, посмотреть аналогичные объекты. Затем, исходя из полученных данных, выработать бизнес-план, причем в его разработке должны принимать участие и те, кто будет непосредственно работать на данном спортивном сооружении».

В погоне за количеством хорошо бы помнить и о качестве. Были случаи, когда наспех возведенные спортивные объекты не выдерживали нагрузки: в городе Чусовом в Пермском крае обрушилась кровля бассейна «Дельфин», а в челябинском ледовом дворце «Трактор» с потолка на трибуны посыпались металлические балки. В МЧС утверждают, что аварии на спортивных объектах занимают в сводках происшествий второе место после пожаров.

Обертка и начинка

«В России при создании любого объекта спорта сначала утверждается внешний вид здания, а затем проектировщики пытаются там разместить помещения спортивного назначения, — продолжает Константин Бабин. — Иногда за красивой коробкой скрывается неудобное для занятий спортом сооружение. А строить надо так, чтобы не было встречных потоков в коридорах, чтобы из раздевалок в залы вел кратчайший путь. Очень важно расположение объекта относительно сторон света. Например, в Чувашии построили дворец спорта, но расположили его так, что большая часть окон обращена на юг и солнечный свет постоянно бьет в глаза. Или в одном подмосковном городке — заходишь и сразу упираешься в туалеты. Директору пришлось их специальным панно загораживать».

Руководители спортивных организаций надеются получить от объектов быструю прибыль, но это невозможно: площадь большая, а человекооборот невелик. Тот же торговый центр или кафе окупаются куда быстрее. Тем более что занятия в секциях или группах здоровья чаще всего проводятся бесплатно или за символические деньги. Для того чтобы поддерживать сооружение в «добром здравии», руководству приходится заниматься коммерческой деятельностью. И порой вместо предусмотренных двухсот-трехсот человек в день объект пропускает и восемьсот, и тысячу, и больше. Похвально, но надо и меру знать, и нормы.

В начале 2006 года была утверждена федеральная целевая программа «Развитие физической культуры и спорта в РФ на 2006–2015 годы», согласно которой на строительство новых и реконструкцию имеющихся спортивных объектов выделяется 105,1 млрд рублей

«Соблюдение норм — не только строительных, но и сани­тарно-гигиенических, а также требований техники безопасности — обязательно на любых спортивных объектах, — объясняет Анна Шафранская. — Так, в помещениях должны быть соответствующее освещение, необходимая влажность, температура. Это не какие-нибудь прихоти — это забота о здоровье самих физкультурников. Дворовые спортивные площадки должны быть обязательно ограждены, чтобы мячи не вылетали на проезжую часть и чтобы посторонние не использовали их не по назначению. Есть такое понятие “красная линия” — расстояние, отделяющее площадку от проезжей части. Оно должно быть не менее трехсот метров, а на деле — хорошо, если хоть сто метров есть. А ведь спортивные сооружения являются объектами повышенной опасности. Прежде всего из-за скопления большого количества народа на ограниченной территории. Представляете, какими могут быть последствия, если там вдруг вспыхнет пожар? Да и без пожара проблем достаточно. Только в Москве за прошлый год было зафиксировано семь летальных случаев, когда проржавевшие футбольные ворота упали и придавили детей. А сколько подобных несчастий по всей стране?»

«Объектов строится много, но крайне редко они без­упречны. Иногда приходится перестраивать уже сданные в эксплуатацию объекты или вносить изменения на заключительных этапах строительства»

Еще одна проблема — доступность объектов. Ведь если спортзал или бассейн далеко от дома, туда не наездишься. «Желательно, чтобы объекты находились не более чем в пятнадцати минутах ходу от дома. Поэтому основная нагрузка падает на общеобразовательные школы, которые должны быть оборудованы и залами, и спортивными площадками, — рассказывает Анна Шафранская. — Но многое зависит от городских особенностей. Если в городе один бассейн или стадион, то он должен быть “равноудален” от всех районов города». Но все-таки лучше, когда их два или больше… 

Фотографии: Алексей Майшев для «РР»

Обеспеченность населения спортивными сооружениями (% от нормы)

Норма обеспечения населения спортивными сооружениями

  • Спортзалы — 3473,31 кв. м на 10 тыс. человек
  • Плоскостные сооружения — 19 494,40 кв. м на 10 тыс. человек
  • Бассейны — 742,14 кв. м на 10 тыс. человек

Данные на 1 января 2006 года