Топливное хотение

23 октября 2008, 00:00

Государство требует от нефтяных компаний снизить цены на бензин и авиационный керосин. Чтобы добиться этого, президент задействовал даже «тяжелую артиллерию» в лице генпрокурора и вице-премьера Игоря Сечина

Нефтяные компании дали Дмитрию Медведеву повод встретиться сразу с четырьмя влиятельными персонами — вице-премьерами Сергеем Ивановым и Игорем Сечиным, генеральным прокурором и главой Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Говорили о ценах на бензин и авиационное топливо. Ситуация, по мнению президента, «безобразная».

Безобразие заключается в том, что за последнее время цены на нефть на мировых рынках упали вдвое, а бензин и авиакеросин дешеветь никак не хотят. «Кто-то деньги зарабатывает в такой ситуации», — поделился Дмитрий Медведев своими подозрениями с Игорем Сечиным. Оснований для таких подозрений более чем достаточно, ведь в Европе и США цены на топливо снизились за месяц на 5–10%: в результате сейчас бензин на калифорнийских заправках стоит дешевле трех долларов за галлон (примерно 20 рублей за литр).

У наших нефтяников своя логика: из-за падения мировых цен на нефть их прибыль от экспорта резко упала, поэтому они пока «отбивают» недополученные доходы тем, что держат высокие отпускные цены на топливо для автозап­равщиков и авиакомпаний.

В итоге нефтяным компаниям дали две недели на снижение цен. В противном случае президент не исключил возможность возбуждения против них уголовных дел. И Игоря Сечина подключил. Видимо, от безысходности: ведь глава ФАС Игорь Артемьев и так все время воюет с нефтяниками, регулярно грозится раскрыть их «заговор» и наказать. Иногда ему даже удается оштрафовать какую-нибудь компанию. Вот только суммы штрафов несопоставимы с получаемой ею прибылью. А все потому, что факт картельного сговора нефтяников доказать очень сложно.

В общем, потребовался сильный административный рычаг. И действительно, сразу после встречи Медведева с Сечиным компания «Газпромнефть» объявила о 12-про­центном снижении оптовых цен на авиакеросин и 4–5-процентном — на некоторые марки бензина. Другие нефтяники пока официальных заявлений не делали, но вероятно, последуют примеру коллег. В противном случае они рискуют приобрести репутацию людей циничных и неблагодарных. Ведь государство в последнее время сделало им несколько щедрых подарков, которые помогут им пережить кризис.

Во-первых, с 1 октября экспортные пошлины на нефть снижены с $485,8 до 372,2 за тонну. Сейчас нефтяники просят сократить их еще на $110, и правительство, судя по всему, готово вновь пойти им навстречу.

Во-вторых, в связи с кризисом экспортеры попросили у государства $50 млрд госкредитов на погашение срочных долгов и реализацию инвестиционных программ. Эта просьба поступила как раз к вице-премьеру Игорю Сечину. Но он не стал сразу решать этот вопрос и «для начала» пробил для нефтяников $9 млрд. Они должны пойти как раз тем компаниям, которые обвиняют в нежелании снижать цены на бензин.

Естественно, окончательное решение всех вопросов, связанных с понижением пошлин и выдачей кредитов, зависит от того, насколько быстро и активно исполнят компании пожелания президента. Так что нефтяники плотно попали «на крючок». А у простых авто­мобилистов появился повод для оптимизма.