Человек и бумажка

4 декабря 2008, 00:00

От редакции

«Без бумажки ты букашка», — шутили советские граждане. Начиная с 90-х наша страна вместе с дефицитом туалетной бумаги преодолела и прочий «бумажный» дефицит — дипломы, чеки, удостоверения, финансовые документы продаются динамично. Никакой человеческой реальности от этого перепроизводства липы не возникает. Зато возникает гиперинфляция документов: в ответ на появление липы предпринимаются попытки еще большего контроля, что только увеличивает спрос на подделки.

Бывают случаи, когда они относительно безобидны — просто помогают преодолеть волокиту и ускорить дело, которое и без того бы уладилось. Бывает, липа наносит обществу ущерб разной степени тяжести — от дутых привилегий до экономических преступлений. Но иногда от этого зависит жизнь людей: если корочка сотрудника спецслужб окажется в руках боевика или поддельный паспорт — у террориста.

В качестве первого рецепта от этой болезни напрашивается усиление контроля — увеличение проверок, разработка технологий защиты документов, удорожание каждой бумажки. Когда речь идет о деньгах или паспорте, это, наверное, оправданно, но в массе проблему это не решает, а только запускает новый виток производства подделок.

А что решает? Только уменьшение доверия к бумажке за счет увеличения доверия к человеку. Липовый диплом или удостоверение «кандидата геополитически-эзотерических наук» могут быть изготовлены в миллионах копий. Но если вы руководствуетесь здравым смыслом, то, наверное, найдете способ определить реальную профессиональную квалификацию человека.

Скажем, в США тоже можно довольно просто купить что-то вроде академического звания или диплома какой-нибудь маленькой частной организации, именно для этого и созданной. Но если вы берете на работу юриста, то наверняка предпочтете выпускника Гарварда, а не, скажем, Оклахомской академии изучения конца света.

У нас все хуже: даже диплом МГУ и устная рекомендация, увы, ничего не гарантируют без уточнений — чьи конкретно рекомендации и какова репутация именно этого факультета и кафедры. Но вообще увеличение количества занятых реальным делом, а не ерундой уже порождает спрос на человеческую реальность. В успешных фирмах нанимают все равно человека, а не бумажку, что бы в ней ни было написано. А науке о менеджменте давно известно, что порой расходы на слежку за тем, «чтоб не украли», могут превышать потери от реального воровства, а избыточный контроль только порождает липу. Однако растущий профессиональный и коммерческий спрос на реальность все еще подавляется огромным количеством всевозможных сертификатов, справок и привилегий, которые выпускает административная машина.

Требования к документообороту и контролю во всех сферах у нас давно находятся за пределами добра и зла, что размывает границу реальности не хуже пресловутой «матрицы». Ведь если опытный налоговик в любом случае найдет в бухгалтерии какую-нибудь ошибку, то искать реальных мошенников уже незачем. А когда вокруг много людей, которым закон не писан, то и террориста «с корочкой», скорее всего, отпустят сразу после задержания. И в этих случаях борьба с липой не поможет: у мошенника могут быть настоящие договора, а у террориста — настоящее удостоверение, купленное вовсе не в придорожном заведении «ЧЕбуреКИ».

Тут нужна не просто борьба с липой, а борьба за реальность.

Избавление от тумана бумажек может быть очень болезненным. Но не потому, что воровства и беззакония будет больше, — это вряд ли. Просто реальность часто пугает: а вдруг академии сожмутся по реальной репутации до ПТУ, перспективный чиновник или топ-менеджер будет ославлен дураком, а богатый жених — бомжом. Но какой бы неприглядной ни была реальность, она хороша уже тем, что реальна.