Без патрона

От редактора
Москва, 05.03.2009
«Русский репортер» №8 (87)

Наступило время гротеска — в экономике и политике. Никогда с таким размахом правительства не распоряжались деньгами. О суммах в сотни миллиардов, в триллионы долларов, евро, рублей мы слышим ежедневно. Размах поистине византийский.

В прошлое воскресенье на саммите ЕС мы услышали еще одну умопомрачительную цифру — 190 млрд евро попросили восточноевропейские страны у своих богатых партнеров по союзу. В годы бума они уже одолжили у них около $1,250 млрд. Сейчас кажется совершенной фантастикой даже не возвращение этого долга, а хотя бы оплата процентов.

Испрошенных денег им не дали. А потому премьер-министр Венгрии Ференц Гюрчань заметил: «Снова железный занавес делит Европу пополам». Действительно, в свое время новые члены Евросоюза распахнули двери перед западноевропейским капиталом. А теперь французские и немецкие корпорации сокращают рабочие места не у себя на родине, а на восточноевропейской периферии. Капитал стремительно утекает на запад от Одера и Дуная. Поэтому в столицах новой Европы прорезался неизжитый комплекс сиротства — либерально-капиталистическая мачеха ЕС кажется им сейчас едва ли лучше, чем коммунистический отчим СССР.

На кону сегодня стоит очень многое: прочность Европейского союза, стратегия экспансии на Восток, а также сама неолиберальная конструкция ЕС. Теоретики уже очень скоро получат ответ на мучивший их вопрос: возможен ли валютный союз без единой налоговой системы, без общего политического лидерства и вертикальных институтов власти. Все это впервые проверяется настоящим кризисом.

Рано или поздно макроэкономические показатели придут к «нормальному» состоянию. Но истинный масштаб кризиса мы осознаем, только если однажды проснемся на другом континенте, совсем в другой Европе. Кризис может изменить привычную политическую географию не меньше, чем мировые войны и крушение СССР. Государства и альянсы появляются и исчезают. Выживет ли Шенген? Останется ли евро?.. Очень скоро любопытство будет удовлетворено. Но сможем ли мы извлечь из этого уроки?

В нашем историческом опыте есть одна черта, которую мы разделяем с восточными европейцами, — сознание хрупкости бытия. Мы почти одновременно отказались от регулируемой социалистической экономики и, следуя советам западной мысли, решились на «шоковую терапию», затем вступили в короткий период эфемерного потребительского счастья. Но однажды наши народы уже пережили коллапс могущественной империи, поэтому мы можем смотреть на монументальный Евросоюз через призму превратностей своей исторической судьбы. Сознание случайности, отсутствия исторических гарантий стало главным нервом нашего опыта.

Но есть одно фундаментальное отличие между нами и восточными европейцами. Масштабы страны не позволяли нам искать себе патрона, которому можно было бы полностью делегировать главные функции суверенного государства — оборону или то же банковское обслуживание. Но быть ответственными за самих себя тоже рискованно. Ведь это может обернуться геополитическим одиночеством, деградацией политического режима и отечественных элит. Но это наш крест, наш риск и наше национальное приключение. И здесь мы не можем уповать ни на какие исторические гарантии. Кризисный шок привел нас на неизвестную территорию, у нас нет ни ее карты, ни проверенных инструментов навигации. Ничего, кроме коллективной ответственности и разума.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№8 (87) 5 марта 2009
Выборы
Содержание:
Угроза перемен

От редакции

Фотография
От редактора
Вехи
Неделя
Среда обитания
Путешествие
Случаи
Реклама