Танец альбатроса

Среда обитания
Москва, 27.08.2009
«Русский репортер» №32 (111)
Седан Subaru Impreza — машина гольф-класса, способная подыграть и спортсмену, и буржуа

Subaru Impreza — марка легендарная. Десятки раллийных побед этих полноприводных машин годами транслировались всеми спортивными каналами планеты. В результате модель приобрела заслуженную славу жесткого «гоночного» автомобиля и преданных почитателей по всему миру. Однако до недавнего времени поклонники были сколь верными, столь и немногочисленными: крутой нрав Impreza и отчаянный характер большинства «наездников» привели к тому, что машина воспринималась скорее как болид — удел автогонщиков.

Как выяснилось, сегодня эти стереотипы имеют мало общего с реальностью.

Из ворот дилерского центра Subaru на меня выкатился мускулистый представительный двухлитровый седан ослепительно белого цвета. Да, с одной стороны, новая Impreza, очевидно, не позабыла о славных временах и чтит гоночные традиции: здоровенные диски 17-го радиуса, хищные ксеноновые фары, аэродинамический обвес и антикрыло на корме придают ей чрезвычайно боевой вид. Но, с другой стороны, даже эти спортивные черты не способны замаскировать замысел создателей: теперь Impreza — это прежде всего солидный и комфортный городской автомобиль.

Сев за руль, я быстро обнаружил и другие признаки этой двойст­венности. Сидения, конечно, с великолепной боковой поддержкой. Посадка, само собой, низкая. Подсветка приборов, естественно, красная. Даже стрелки спидометра и тахометра в момент, когда двигатель заводится, по-спортивному пробегают вверх-вниз по шкалам. В то же время в Impreza очень удобно сидится, пространство организовано не по-спортивному, то есть не экономно: и у водителя, и у пассажиров полно места (причем раскинуться можно, кажется, во всех трех измерениях одновременно). Вообще комфорт автовладельца явно заботил дизайнеров не меньше, чем необходимость отдать дань традициям. Двигатель машины заводится кнопкой, багажник открывается с брелока, в подлокотник встроены дополнительная розетка и разъем для подключения к магнитоле внешних устройств. Впрочем, «магнитола» — слово не вполне подходящее. Здоровенный дис­плей, чейнджер на шесть дисков и 10 (!) динамиков вряд ли могут именоваться как-то иначе, нежели «медиасистема».

Оставалось проверить, что главенствует в характере этого авто — удобство или темперамент. Выяснилось, что все зависит от настроения водителя. При желании можно сколь угодно расслаб­ленно ползти в пробке или мечтательно катить по пустой трассе — машина не будет отвлекать от раздумий ни рывками, ни «провалами» на низких оборотах. Более того, вас не потревожат ни кочки, ни ухабы — благодаря замечательно «трудолюбивой» подвеске и широкой резине.

Однако если водитель не склонен к созерцательности, обожает уходить со светофора первым или, скажем, попросту опаздывает, у Impreza обнаруживаются качества прирожденного спринтера. АКПП в режим «спорт» — и автомобиль так упрется в асфальт всеми четырьмя ведущими колесами, что соседям по потоку мало наверняка не покажется. 

Поперек центральной консоли автомобиля раскинулись «крылья», поразительно похожие на эмблему МХАТа. Этот дизайнерский изыск, призванный создать у водителя и пассажиров ощущение полета, окончательно сформировал в моей голове образ этой машины. Impreza — альбатрос. Хищный, но верный партнеру-водителю. Быстрый и сильный, но вполне способный часами спокойно парить над городом. По-моему, еще и красивый.

Фото: архив пресс-службы

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (111) 27 августа 2009
    N32 (111) 27 августа
    Содержание:
    Как избежать катастроф

    Вообще-то мы ждали этого еще шесть лет назад. Даже термин придумали — «проблема-2003»: именно тогда износ основных фондов преодолел критическую черту, за которой — техногенные катастрофы. Но советский каркас промышленности хоть и пошел трещинами, но выдержал. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС возродила мрачные прогнозы о судьбе российской промышленности

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Прогнозы
    Путешествие
    Реклама