Жизнь на узкую ногу

17 сентября 2009, 00:00

Правительство разрабатывает правила начисления зарплаты и бонусов представителям госкорпораций. А Госдума хочет быть в курсе бонусных программ всех банков. Цель — добиться, чтобы государственные деньги тратились эффективно, а не оседали на счетах топ-менеджеров

Власти были обязаны как-то реагировать на итоги проверки Генпрокуратурой Фонда содействия реформе ЖКХ» — так директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев объясняет активные попытки правительства ограничить размер бонусов и премий руководству госкорпораций. Та весенняя проверка показала, что руководители не самой эффективной госкомпании получали многомиллионные годовые бонусы.

В ответ Дмитрий Медведев поручил Генпрокуратуре проверить и остальные госкорпорации. А Мин­экономразвития на днях разработало предложения о том, как урезать их зарплатный фонд. Предлагается разделить доходы менеджеров корпораций на оклад и премии, причем премии платить только после того, как будут видны результаты работы по конкретным проектам.

Нынешняя пляска вокруг зарплаты в госкорпорациях — издержки противоречий, заложенных еще при их создании. Просто кризис усилил подозрения общества, что создание госкорпораций было формой легализации сверхдоходов чиновников, ответственных за важные направления государст­венной политики. Государство решило, что эти подозрения обоснованны и щедрость была излишней. Тем более что начисление бонусов и зарплаты осуществлялось без эффективной системы контроля.

— По названию — это государственные корпорации, но при этом собственность, которую государство передало им в виде имущественного взноса, превращается, по сути, в частную. Ведь формально, по закону госкорпорация может распоряжаться своей собственностью, как хочет: платить какие угодно бонусы, зарплату и так далее, — объясняет ситуацию Игорь Николаев.

По тому же закону госкорпорации могут не бояться проверок Счетной палаты — они обязаны только «осуществлять взаимодействие».

Новые правила начисления зарплаты и бонусов, если их утвердит правительство, должны помочь навести порядок в расходовании государственных денег.

Госдума решила пойти еще дальше. Едва открылась осенняя сессия парламента, как спикер Борис Грызлов поручил профильному комитету запросить у российских банков информацию о премиальных бонусах. Речь идет обо всех банках, которые в том или ином виде получили государственные кредиты.

Все эти меры вполне соответствуют тому, как действуют власти западных стран. Так, американские банки, получающие господдержку, уже давно не имеют права выплачивать бонусы своим топ-менеджерам до тех пор, пока не вернут государству долг. А дирек­тор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан на днях заявил, что хотел бы видеть больше активных действий стран по обузданию выплат «банковских бонусов». Их уровень действительно поражает воображение. Эммануэль Саез из Калифорнийского университета в Беркли подсчитал, что за последние 35 лет разница между доходами топ-ме­неджеров и обычных работников во всем мире росла бешеными темпами. Например, в США она увеличилась с 30 до 309 раз, в Великобритании — с 47 до 128. В России, по подсчетам экспертов, разница в зарплате сегодня составляет 120–130 раз.

  • 400 тыс. рублей в месяц без надбавок и бонусов составляла зарплата бывшего гендиректора госкорпорации «Роснано» Леонида Меламеда. Это едва ли не единственный случай раскрытия подобной информации. В то же время, по неофициальным данным, зарплата руководителей некоторых госкорпораций доходит до 1,9 млн рублей в год.
  • 933,5 млн рублей потратил Сбербанк на вознаграждения топ-мене­джерам в прошлом году — в среднем по 5,55 млн на человека. Из всех публичных российских компаний впереди Сбербанка — только подконтрольный столичному правительству Банк Москвы (средний бонус — 5,89 млн рублей) и российско-британская компания ТНК-ВР (11,99 млн рублей).
  • 16,5 млн рублей в качестве годового вознаграждения получил гендиректор Фонда содействия реформированию ЖКХ Константин Цицин. Это в три раза больше, чем зарплата премьер-министра страны. Генпрокуратура также обнаружила, что Константину Цицину не только платили стандартные командировочные, но и компенсировали расходы на алкоголь.