Львиная доля политики

17 сентября 2009, 00:00

Главной звездой 66-го Венецианского кинофестиваля стал мешковатый американец в очках и бейсболке — Майкл Мур. Его документальный блокбастер «Капитализм. История любви» — вдохновенный призыв к мирной социалис-тической революции, в которой он видит единственный выход из нынешнего кризиса. Революция, по его мнению, уже началась — с выборов Обамы

Про войны и революции рассказывал едва ли не каждый конкурсный фильм: от шриланкийского «Между двумя мирами» до «Большой мечты» Микеле Плачидо — о беспокойном конце 60-х в Италии.

«Золотой лев» достался израильскому «Ливану» — дебюту немолодого Самюэля Маоза, ветерана первой ливанской войны. Это фильм-танк в прямом и переносном смысле: действие замкнуто в кабине израильского танка, едущего по ливанской земле, а внешний мир виден лишь сквозь танковый прицел. Против таких фильмов — как против лома — нет приема: жюри, даже если бы и хотело, по политическим причинам не может игнорировать картины, основанные на реальных событиях такого рода.

Еще более тенденциозна лента «Женщины без мужчин» — дебют знаменитой иранской художницы Ширин Нешат («Серебряный лев» за режиссуру). Это экранизация диссидентского романа о несостоявшейся в 50-х годах демократической революции в Иране — история четырех мусульманок, не боящихся умереть за свободу и независимость. Из-за соображений безопасности фильм снимался за пределами Ирана, а главные роли сыграли иранки, которые, как и сама Нешат, давно покинули  страну.

Проигнорировав абсолютный хит Майкла Мура, жюри вручило спецприз другому «социалистическому блокбастеру» — «Духовной пище» Фатиха Акина, безупречно сделанной немецкой комедии о двух братьях-греках, которые пытаются оградить свой малый бизнес, ресторанчик на окраине Гамбурга, от капиталистических воротил.

Отечественных фильмов в конкурсе не было, но русские тоже праздновали победу: приз за лучшую женскую роль достался Ксении Раппопорт, сыгравшей эмигрантку из Словении в итальянском триллере «Двойной час». В 2007-м актриса получила итальянский аналог «Оскара» за роль украинской проститутки в «Незнакомке» Джузеппе Торнаторе. Годом позже она вела церемонии открытия и закрытия Венецианского фестиваля. Следом вышел итальянский фильм, где ее парт­нершей была Моника Белуччи. Теперь же она окончательно стала звездой — едва ли не единственной российской актрисой, сумевшей сделать себе имя в Европе.

А лучшим актером стал бри­танец Колин Ферт, сыгравший в психологической драме «Одинокий мужчина» — режиссерском дебюте модельера Тома Форда, бывшего главного дизайнера дома Gucci. Знаменитый мистер Дарси из «Дневника Бриджит Джонс» перевоплотился в американского профессора литературы, который решает свести счеты с жизнью после гибели возлюбленного. И здесь уже никакой политики нет — чистая победа таланта.