Простой мозга

Григорий Тарасевич
24 сентября 2009, 00:00

Наша цивилизация не в состоянии использовать человеческие мозги. Миллионы людей заняты примитивными операциями, с которыми мог бы справиться не то что компьютер — калькулятор. А невостребованный интеллект находит выход в абсолютно бессмысленных формах

Я давно собирался написать колонку об искусственном интеллекте. Богатая тема. Всякие там семантические сети, фреймы, когнитивное моделирование и прочие красивые слова. А в конце можно было бы загнуть про то, что машины скоро превзойдут нас умом и тогда наступит новая интеллектуальная эра.

Размышляя о будущем искусственного разума, я ехал в вагоне метро. Роботов вокруг не было. Зато имелись живые люди, половина которых сосредоточенно разгадывала то ли кроссворды, то ли сканворды.

«Бесшумный примус». Семь букв по горизонтали «Пушок на ткани». Пять букв по вертикали

Каждую секунду гигантское количество наших сограждан чешет головы и заполняет клеточки. Тираж газеты «Тещин язык» — один миллион, «Зятек» — один миллион… Думаю, они не одиноки на рынке, есть, наверное, еще какая-нибудь «Сноха» или «Пятки невестки», тоже с масштабными тиражами. А если приплюсовать кроссворды в массовых газетах, получаются совсем уж астрономические цифры.

«Сорт короткой моркови». Восемь букв по горизонтали «Низшее морское животное». Пять букв по вертикали

Формально это — развлечение. Но для решения подобных задач нужны серьезные интеллек­туальные усилия. К примеру, мой коллега по отделу науки, окончивший биологический факультет МГУ, так и не смог разобраться с «низшим морским животным». Мне кажется, что одна из причин, заставляющих людей ломать голову над клеточками по вертикали и горизонтали, — это невостребованность интеллекта.

«Латинское название горицвета». Шесть букв по вертикали «Устройство в дверях для прохода по одному». Восемь букв по горизонтали

В научно-популярных книжках часто встречается фраза: «Человеческий мозг — самый сложный прибор во Вселенной». Огромное количество специальностей использует этот прибор на тысячные доли процента.

Вот сидит кассирша супермаркета. Весь набор операций, которые она совершает, сводится к нажатию на десяток кнопок и дежурной фразе: «Добрый день! Есть ли у вас наша дисконтная карточка?» Точно так же не нужны миллиарды нейронных связей охраннику на входе в офис, продавцу сигарет или распространителю рек­ламных листовок. По большому счету мозг сотрудника уличного туалета по своей структуре не слишком отличается от мозга лауреата Нобелевской премии.

«Геометрическая форма космического корабля, замеченная космонавтом П. Поповичем». Одиннадцать букв по вертикали «Маленькая колбаска». Семь букв по горизонтали

Наше общество устроено так, что всерьез используются умственные способности очень небольшой группы людей. И на протяжении тысячелетий так и не было придумано общест­венное устройство, позволяющее задействовать уникальные мозги миллионов. Прогресс социальный явно отстает от прогресса технологического.

В мире информационных технологий уже давно придуманы так называемые GRID-вычис­ления. Грубо говоря, вместо суперкомпьютера для решения сложных задач используют ресурсы обычных пользовательских машин, подключенных к сети. Когда мы набираем текст или смотрим кино, задействуется лишь несколько процентов возможностей даже весьма скромного процессора. И любой желающий может пожертвовать оставшиеся ресурсы для поиска лекарства от рака, определения структуры белков или расшифровки сигналов из космоса.

«Медицинское масло». Восемь букв по вертикали «Измеритель объема тел». Девять букв по горизонтали

Лично я верю, что когда-нибудь общество сумеет придумать, как задействовать миллионы (а может, и миллиарды) простаивающих мозгов. Некоторые наметки уже существуют. Та же самая Википедия создана за счет работы множества скучающих интеллектов.

Вот если бы эту мощь бросить на решение более сложных и более важных задач, будь то поиск новых медицинских препаратов, управление государством или познание Вселенной! Вот это-то и можно считать новой интеллек­туальной эрой. А пока тонны серого вещества обречены на кроссворды.

«Ударный народный инструмент на юге Европы». Восемь букв по горизонтали «Вещь недостаточного размера». Девять букв по вертикали