Можем ли мы обойтись без дубины?

Сцена
Москва, 11.02.2010
«Русский репортер» №5 (133)

Когда боец ОМОНа с пафосом говорит, что он защищает родину, для нас, гражданских, звучит это как минимум странно. От кого он ее защищает? Наши внешние рубежи он не обороняет, да и Россия, слава богу, активных боевых действий против иноземных захватчиков сегодня не ведет. Но если он все ж таки защищает, значит, есть у него какие-то враги и недруги, значит, проводит он для себя какую-то линию фронта. А поскольку причастен он к ведомству «внутренних дел», то, видимо, и эту разделительную линию между «своими» и «чужими» проводит внутри, поперек гражданского тела страны, где-то среди нас. Там, где мы видим, скажем, шальную группу футбольных фанатов или толпу представителей несистемной оппозиции, милиционер из спецподразделения различает потенциальную угрозу порядку и, если ему верить, даже родине.

«Когда придут годины бед,
Стихии из глубин восстанут
И звери тайный клык достанут —
Кто ж грудею нас заслонит?


Так кто ж как не Милицанер …» — по-интеллигентски издевался поэт Пригов.

Казалось бы, такая картина мира может быть оправдана тогда и только тогда, когда страна расколота гражданской войной. Возможно, это и сейчас уместно в тех регионах, где идет настоящая война с терроризмом. Но в Москве, Питере или Уссурийске это — патология.

Подозревая в людях с резиновыми дубинками зоологическую ненормальность, общество их, понятно, не очень любит. Иногда открыто презирает. И не только в России — повсюду. Но готово ли общество отказаться от их дубинок, зная, что банды футбольных хулиганов иногда ломают прохожим кости, поджигают автомобили и бьют стекла в окнах обывателей?

От регулярных уличных беспорядков не удалось избавиться ни в одной стране. И везде полицейские или милицейские действуют одинаково жестоко. Когда муштруют этот особый тип людей, не вспоминают ни о детской слезинке у Достоевского, ни о педагогическом такте Песталоцци, ни о заветах непротивления злу Махатмы Ганди. У полицейских ратников свои герои и авторитеты, свое — не гражданское — понимание добра и зла, свой пантеон и своя мифология. Волей-неволей любое общество признает, что без дубинки, слезоточивого газа и водометов не будет ни порядка, ни мира на улицах. Поэтому оно выплачивает карателю зарплату, покупает ему нагайку и даже дает особое образование, культивирующее привычку к системному и дозированному насилию.

При этом всякому государству известно, как трудно контролировать меру насилия стражей порядка, разгоряченных уличной рукопашной, как трудно сберечь их психику от неизбежных деформаций. Но мы терпим эту особую касту, потому что не можем без нее обойтись. Усматривая в омоновце ущербность, мы закрываем глаза на то, что она является следствием дефицита человечности у нас самих. Раз мы не можем без регулярного мордобоя, мы обязательно выберем для себя из своих же рядов специалиста, занимающегося им профессионально.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№5 (133) 11 февраля 2010
ОМОН
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Фигура
Путешествие
Реклама