Секс с «чужими» в эпоху политкорректности

Тренды
Москва, 20.05.2010
«Русский репортер» №19 (147)
За последние пару десятилетий неандертальцы совершили настоящий эволюционный скачок от гориллоподобных монстров-каннибалов до высококультурных интеллектуалов, которых наши жестокие предки по своему обыкновению подвергли геноциду. Эти представления основываются на научных данных, но уж очень напоминают перемену отношения к вымирающим «коренным народам» в западной культуре

Майская жара. Девушки сняли все лишнее. Куда ни глянь, кругом гладкие ноги, покрытые нежной кожей. А в умах научных журналистов — фантазии о сексе с неандертальцами.

Недавний номер Science, цент­ральной темой которого стало сравнение геномов неандертальца и современного человека, вызвал лавину статей о пещерных романах. Анализ ДНК показал, что в доисторические времена Homo sapience c Homo neanderthalensis не только кошмарили друг друга, но и занимались любовью (об этом недавно писал и «РР»). Выяснилось, что в ДНК современного европеоида от 1 до 4% генов — неандертальские. То есть плодами этого сомнительного союза стали и мы с вами.

О свежеприобретенных пращурах стоит узнать побольше. Вот довольно типичное для ХХ века описание неандертальца от гениального Герберта Уэллса: «Он был покрыт густой шерстью, уродлив с виду или даже омерзителен в своем непривычном для нас облике, с покатым и низким лбом, густыми бровями, обезьяньей шеей и коренастой фигурой».

Но на рубеже веков традиция изображения неандертальцев радикально изменилась: теперь их рисуют светлокожими красавцами с рыжей шевелюрой, мудрым и немного грустным взглядом (вымерли ведь). Не менее радикально изменилось и отношение просвещенного человечества к духовному миру неандертальцев. Они лечили больных. Хоронили мертвых. У них было искусство, представления о загробном мире, неплохие каменные и костяные инструменты. Да и вообще объем их мозга существенно превышал наш.

Уничтожив всех былых конкурентов, европейская цивилизация может позволить себе на время отказаться от привычки видеть в чужаках монстров, как это обычно принято у людей. Правда, вакантную роль варваров и чудовищ тут же занимаем мы сами — без архетипического злодея нельзя. Голливуд показывает это яснее некуда, с ошеломительным успехом скармливая нам «Аватар».

Даже в последней части «Чужих» все зло исходит уже от носителей человеческой цивилизации, а призванные нагнетать ужас своей чуждостью инопланетные монстры ласкаются с Сигурни Уивер, которой они передали часть своих генов.

История с образом неандертальца в массовом сознании развивается строго по тем же канонам и, кажется, подошла к своему хеппи-энду: неандертальцы не вымерли, а передали нам часть себя, они — это мы, те же люди.

Вымершие виды людей в последние годы множатся как грибы после дождя: их уже десятки, и данные о том, что они занимались сексом друг с другом и как могли поучаст­вовали в создании нашего генома, тоже появляются. Но почему тогда всех этих людей спешат причислить к разным биологическим видам, а современные расы — к одному?

Геном неандертальцев расшифровывают палеогенетики из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге во главе со Сванте Паабо. Их интересуют вовсе не свободные нравы, царившие в доисторических пещерах, а совсем другой вопрос: почему экстерминатус устроили мы им, а не они нам. Ответ на этот вопрос палеоантропологи надеются найти там, где уже привыкли искать — в генах.

Пока между геномами современного человека и неандертальца найдено 78 различий. Какой-то из этих генов, по логике исследователей, и дал сапиенсам решающее преимущество в борьбе с конкурентами. В этом утверждении, однако, есть что-то неполиткорректное: получается, что «чужие» были ущербны на генетическом уровне.

Вот клонируют когда-нибудь неандертальцев, чтобы хоть как-то облегчить бремя вины белого человека, — тут-то они по обычаю бывших угнетенных народов обидятся и всех засудят!

Фото: архив «РР»; иллюстрация: Александра Новоженова

У партнеров

    «Русский репортер»
    №19 (147) 20 мая 2010
    Шахтеры
    Содержание:
    Почему взрываются шахты

    По всем экономическим показателям угольная промышленность сегодня вполне благополучна. Высокая рентабельность, огромные вложения в техническое перевооружение — все это, казалось бы, должно работать на предотвращение трагедий. Но, как выясняется, только им способствует

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама