Книги

10 июня 2010, 00:00

Стефен Вейсман

Чарли Чаплин

 pic_text1

Психоаналитическая биография: современный автор разбирает жизнь Чаплина и объясняет, «что откуда пошло». Как те или иные повторяющиеся образы и гэги выросли из детских травм и разочарований Чаплина, как биография влияла, порой на подсознательном уровне, на творчество главного комика мирового кино. Дело в том, что шутки родились на довольно грустной почве: если первые годы жизни Чаплина прошли в довольно благополучной обстановке, то на смену им пришли нищета и унижения.

Исаак Шапиро

Эдокко

 pic_text2

История, рассказанная автором, может показаться выдумкой: это рассказ еврейского мальчика, который все детство (1931–1946 годы) провел в Японии. Он не был сыном дипломата, просто его жившие в России предки бежали от погромов не в Америку, не в Палестину, а в Японию, и он «стал представителем третьего поколения японских Шапиро». Парадоксальная картина: императорская Япония, еще не сожженный бомбардировками старинный Токио, и в нем еврейская семья, где все говорят по-русски и хранят русские традиции.

Джон Майклтуэйт, Адриан Вулдридж

Компания

 pic_text3

Новый взгляд на всемирную историю, по крайней мере, на последние ее два века. Майклтуэйт и Вулдридж предложили свою версию исторического «философского камня» — компании. «Гегель предсказывал: базовой единицей современного общества станет государство. Маркс отводил данную роль коммуне… Авторы этой книги полагают, что все они ошибались. Самая важная организация в мире — это компания. Она есть основа процветания Запада и главная надежда на будущее всей остальной части человечества».

Роман Сенчин

Иджим

 pic_text4

Сборник рассказов, в который вошли произведения, написанные за последние 15 лет. В прошлом году Роман Сенчин стал фина­листом «Русского Букера» с мрачным-премрачным романом «Елтышевы» — нынешняя его книга не столь безысходна. Здесь Сенчин выступает в качестве быто­писателя: он неторопливо рассказывает истории из самой обычной жизни самых обычных людей, причем делает это очень подробно, как будто пишет пошаговую раскадровку для будущего фильма.

Андрей Рубанов

Йод

 pic_text5

Андрей Рубанов — сам себе и автор, и герой. В начале романа он, владелец небольшого бизнеса, решает бросить его к чертовой матери. Повествование скачет во времени: из посткризисной Москвы Рубанов переносит нас в начало 2000-х, когда он, только что вышедший из тюрьмы бывший банкир, пошел работать пресс-аташе к Бислану Гантамирову, а в 2001 году он пытается начать тот самый бизнес, который потом, через восемь лет, захочет бросить. Как всегда у Рубанова — страстно, продуманно, искренне, на оголенном нерве.

Дмитрий Глуховский

Рассказы о Родине

 pic_text6

Автор двух «Метро» и «Сумерек» романист Дмитрий Глуховский решил попробовать себя в качестве «рассказчика». Его новая книга — это рассказы про Россию, про нас, про сегодняшний день, ну, или про мир, который очень-очень похож на наш. Своего рода социальная диорама Москвы конца 2000-х: зарисовки из мира политики, бизнеса, массмедиа с элементами абсурда и сатиры, порой довольно едкой и жесткой. Конечно же, во всем этом чувствуется влияние Пелевина — впрочем, во вполне разумных пределах.