Маленький несогласный человек

Актуально
Москва, 17.06.2010
«Русский репортер» №23 (151)
Сергей Махнаткин стал первым, кто получил реальный тюремный срок за участие в «марше несогласных». Вот только закавыка в том, что Тверской суд Москвы отправил на два с половиной года в колонию человека, который вообще не интересуется политикой и 31 декабря 2009 года просто проходил по Триумфальной площади с бутылкой шампанского и батоном колбасы в пакете

Родился в Ижевске, прописан в Тверской области, жил в Москве, снимал то ли квартиру, то ли комнату — вот едва ли не все, что известно о «государственном преступнике» Сергее Махнаткине. Раньше он работал буровиком. Последнее место работы — компания «Бизнес-мастер», должность — курьер по доставке пиццы. Семьи нет, хотя вроде бы был женат.

За что пострадал? Согласно приговору суда, за то, что подрался с милиционером и сломал ему нос. А это часть вторая статьи 318 УК: «Применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти». Минимальный срок наказания — пять лет лишения свободы. То есть судья еще проявила гуманизм — дала ниже низшего.

Правда, приговор основывается только на показаниях коллег потерпевшего. Показания же восьми человек, которые находились в автобусе, в который омоновцы посадили Махнаткина вечером 31 декабря прошлого года, суд в расчет не принял. Эти восемь человек утверждали, что это как раз милиционеры приковали обвиняемого к поручню и избили прямо у них на глазах. Впрочем, они не отрицали, что тот сопротивлялся.

Про Сергея Махнаткина известно так мало потому, что прошлый Новый год он явно не собирался встречать в отделении милиции. Никто из активистов «Другой России», «Солидарности» или Объединенного гражданского фронта на Триумфальной его никогда раньше не видел. И 31 декабря он вовсе не был участником марша, а просто шел мимо с бутылкой шампанского, коньяком и колбасой в пакете — опись его содержимого составили потом в отделении. В милицейский же автобус Махнаткин попал, когда попытался остановить омоновцев, тащивших туда какую-то пенсионерку. Он не дрался с милицией — он вступился за женщину.

В суде выяснилась одна деталь его биографии. Как следует из письма за подписью замести­теля начальника Тверской межрайонной транспортной прокуратуры, в августе 2007 года Сергей Махнаткин на вокзале города Твери, «став очевидцем грабежа, принял меры к задержанию преступника, благодаря чему были раскрыты два преступления». Так что Триумфальная была не первым местом, где Сергей не смог пройти мимо.

Выйдя из СИЗО, он пытался добиться возбуждения уголовного дела против милиционеров, от общественного адвоката отказывался, вообще вел себя неправильно.

— У меня сестра юрист, и мы с самого начала пытались дать ему рекомендации, — рассказывает постоянная участница маршей Татьяна Кадиева, которая была в автобусе вместе с Махнаткиным. — Объясняли, что обязательно нужен адвокат, что ни в коем случае нельзя ходить ни на какие следственные действия одному. Но мне показалось, он нас не слушал. Мы с ним одного возраста, то есть выросли в советское время. Только он, в отличие от меня, не сталкивался раньше с произволом наших органов. И он просто не верил, что такое может быть. Он не сомневался, что суд разберется, что он добьется справедливости.

Когда в мае суд, наконец, был назначен, Махнаткин не явился на первое заседание — потребовал, чтобы вместо телефонного звонка ему прислали повестку. В результате 1 июня его вызвали в РОВД якобы для опознания избивавших его милиционеров и взяли под стражу. Адвоката с ним не было.

— Он совершил ошибку, не явившись на первое судебное заседание, — говорит Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт», юристы которого сейчас занимаются этим делом. — По закону повестка не обязательна — достаточно «надлежащего уведомления». А дальше наша система устроена таким образом, что человеку не могут дать условный срок, если в момент вынесения приговора он находится под стражей, потому что тогда это будет означать, что под стражу его взяли неправильно.

Те немногие люди, что общались с ним в эти пять месяцев — Татьяна Кадиева, юристы «Общественного вердикта», — говорят, что Сергей произвел на них впечатление человека абсолютно адекватного и почти столь же аполитичного. Говорил он исключительно о несправедливости, а вовсе не об антинародном режиме.

Получается, что Сергей Махнаткин стал первым человеком, получившим реальный срок за то, что не участвовал в «марше несогласных».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №23 (151) 17 июня 2010
    Африка
    Содержание:
    Реклама