Ловушка Минобраза

24 июня 2010, 00:00

От редакции

Трудно себе представить, чтобы в больницы пациенты ложились только для того, чтобы получить справку о том, что они здоровы. Иногда их приходится все-таки лечить. Зато в современных российских вузах зачастую удается избавиться от досадной необходимости предоставлять за деньги не только бумажку, но еще и какие-то услуги.

Диплом о высшем образовании увеличивает шансы устроиться на высокооплачиваемую работу, а потому молодые люди и их родители готовы выложить за него значительные суммы. Спрос есть. На дипломы, но не на качество образования. На сложившемся рынке образовательных услуг идеальным учреждением является университет-предприятие, которое за определенную плату продает вожделенную корочку, а знания — по дополнительному, более высокому тарифу. Нам с легкостью удалось найти такие конторы.

И именно под такой уродливый и примитивный рынок заточена вся реформаторская активность нынешнего Министерства образования. Чем больше оно наращивает свою реформаторскую активность, тем определенней загоняет себя в коррупционную ловушку. Ввели двухступенчатое образование (4+2) и тем самым создали еще одно коррупционное звено — поступить в магистратуру стало стоить денег. Привели в университеты новое поколение менеджеров — и практически превратили профессоров и доцентов в низкооплачиваемых поденщиков, незаинтересованных ни в карьере, ни в научной репутации. Решили через укрупнение создать федеральные университеты — усилили опеку коррумпированной бюрократической вертикали. А ЕГЭ не только перенаправил теневые денежные потоки из вузов в школы, о чем трубят все СМИ, он еще и равномерно распределил дань на всех выпускников школ, в том числе и на тех, кто не собирается поступать на высокорентабельные юридические или экономические факультеты. Теперь даже будущие физики и математики, которых от коррупции до сих пор оберегала невысокая популярность выбранной профессии, будут охвачены услугами дельцов теневого рынка. Таким образом, в результате реформ сложилась целая система, очень органичная и универсальная, работающая исключительно на негативный отбор, на падение качества образования и этики профессорско-преподавательского состава.

Если бы конспирологи внимательно следили за активностью Минобраза, они непременно увидели бы в ней чью-то злую волю. Но, скорее всего, мы имеем дело с далеко не уникальным для нашего отечества сочетанием управленческой некомпетентности и вульгарной алчности. Стратеги-реформаторы увлеклись самым безобидным — созданием новых регламентов и институтов — и совсем никакого внимания не уделяют тому, как их нововведения влияют на мотивацию студентов и преподавателей, родителей и абитуриентов. Вольно или невольно они активизировали самые деструктивные мотивы — коррупционные.

Созданная под эгидой Минобраза система уже приступила к тиражированию новой для нашей страны культуры — специалистов, гражданская совесть которых вполне адаптирована к коррупции и диктатуре посредственности. Мы не сгущаем краски. Наше небольшое расследование выявило только то, что лежит на поверхности, в шаговой доступности.

И все же, хотя болезнь явно запущена и грозит стать хронической, будет неправильно опустить руки. Со своей стороны «РР» еще обязательно вернется к вопросу о том, как нужно было бы реформировать наше высшее образование.