Наука большая и малая

От редактора
Москва, 01.07.2010
«Русский репортер» №25 (153)

Нас тут обвинили в идеологической диверсии. Несколько номеров назад мы напечатали малюсенькую заметку о здоровье девушек-подростков Белгородской области. Главный вывод: за последние 10 лет резко выросло число менструальных нарушений. Исследование выполняли ученые из Белгородского университета. В этом и была наша идейная ошибка.

БелГУ известен тем, что он переманивает к себе научные группы из других регионов и даже других стран. Тем, кто приезжает работать, предлагается если не совсем рай, то что-то похожее: «Университет гарантирует руководителю научного коллектива ежемесячную зарплату в размере 5000 у. е.; индивидуальный коттедж; оборудование научной лаборатории…» Сколково нервно курит на балконе. Большинство таких проектов связано с нанотехнологиями. Под приставку «нано» легче получить деньги. Связка «БелГУ — нанотехнологии» прочно закрепилась в общественном сознании. И тут вдруг менструация…

Вот уж сколько веков все явления этого мира делятся на «высокие» и «низкие». «Высокое» — это про бога, подвиг, нацию и бесплотную любовь. Сейчас в этот пафосный ряд встали еще и нанотехнологии, превратившиеся чуть ли не в национальную идею.

Ну а гинекологические проблемы — типичный пример «низкого». Об этом говорят со стыдливой усмешкой: мол, пикантная мелочь, не более того. Про нанотехнологии можно сообщать с высокой общественной трибуны, а про менструацию — нет. Таковы законы жанра. И можно понять тех читателей, которые обвиняют нас в нарушении этих законов. Мол, хвастались высокими технологиями, а тут какая-то пошлая менструация.

Но действительно ли у гинекологических проблем иные права, чем у проблемы наноструктурированного титана? Ведь исследование, о котором мы писали, соответствует стандартам научной добротности. Актуально? Безусловно! Речь идет о здоровье сотен тысяч женщин. Выборка? Репрезентативная. Авторы работы вполне компетентны, к примеру, профессор Валентина Орлова работает в гинекологии несколько десятков лет, она — реальный врач, провела на дежурствах более 2500 ночей.

Научный факт установлен: количество нарушений месячного цикла выросло в 2–5 раз. Надо найти этому объяснение. Самое простое — посетовать на упадок нравов, дескать, начинают заниматься сексом чуть ли не в младшей школе. Подозреваю, что такая гипотеза была бы ближе авторам исследования. Но они — честные ученые. Статистика показывает, что количество воспалительных заболеваний за это время выросло гораздо меньше. Значит, дело не только в разврате.

И авторы начинают анализировать причины. Тут и психологические стрессы, и мода на худобу, и нездоровый образ жизни, и недостаточная профилактика, и множество других факторов. Следующий шаг — предложить решение проблемы. В работе оно тоже есть — длинный список рекомендаций. Вполне вероятно, что термины и формулы научной публикации могут превратиться в чье-то здоровье, полноценный секс и полноценное материнство.

Вообще все просто. Перед активным человеком стоят две главные задачи. Первая: понять, что происходит в мире. Вторая: сделать этот мир лучше. И неважно, на каком уровне ставятся эти задачи — государственном, физиологическом, молекулярном или планетарном. По большому счету нанотехнолог и гинеколог имеют равные права. И в нашей заметке нет никакой диверсии.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (153) 1 июля 2010
    Белоруссия
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама