Симпосий

От редактора
Москва, 05.08.2010
«Русский репортер» №30-31 (158)

«Русский репортер» почти в полном составе ушел в отпуск. Остаются только «дежурные по августу» на случай, если плохую репутацию последнего летнего месяца снова подтвердят какие-нибудь зловещие события. Впрочем, мы надеемся, что все будет в порядке и следующий наш номер выйдет по плану — через четверг, 19 августа.

Тот номер, который вы держите в руках, необычный, отпускной. В нем нет актуально-политических тем, зато большинство материалов посвящено свободному времени. В планировании этого спецномера в какой-то мере участ­вовали сознание, подсознание и другие слои коллективной личности нашей редакции: многим из нас, чего уж греха таить, давно пора на свежий воздух. Глоток его — авансом и фьючерсом — надеюсь, попал уже в этот номер.

О необходимости свежего воздуха — это я прежде всего про себя. Когда все дни недели окрашены в цвета графика сдачи и прохождения материалов; когда видишь во сне кино по мотивам текста про шестидесятников и просыпаешься на том самом месте, где надо этот текст перекомпоновать; когда идешь на концерт группы, про которую написано в «РР», и, наоборот, героем «РР» становится важный для твоей реальной жизни персонаж — понятно, что пришло время восстановить границы реальности и журнальности.

То есть на самом деле, наверное, нет ничего плохого, когда жизнь и работа довольно сильно пересекаются и между ними нет пропасти. Это забавно и приятно. Но, пусть полупрозрачные, границы между ними все-таки очень важны. Мне рассказывали про четырехлетнего ребенка, который, привыкнув к сенсорному экрану айфона, попытался расширить опыт и «пролистать изображение» на обычном стеклянном окне во двор. Все-таки есть разница между реальным и виртуальным окошком. Должна быть и между жизнью и текстом.

Восстановить границы реальности несложно: несколько недель в деревне и купания в речке — и вот уже дни не различаются ни по месту в плане-графике, ни даже по названиям. «Открывайте шире ворота, у меня во вторник суббота», как пел Хвост. Более плотное общение с семьей тоже быстро восстанавливает широту взглядов, хотя бы потому, что у детей нет еще взрослых шаблонов и, соответственно, соображалка сильнее и интереснее.

Но вот — внимание! — вопрос: когда именно снова, по выражению Ленина, «зверски захочется» поработать? Количественная социология об этом умалчивает, однако мой многолетний опыт показывает, что чем радикальнее отдых — тем быстрее. Некоторые, впрочем, и не прекращают работать, например доделывая в спокойной обстановке самые интересные дела. Другие наши сотрудники в отпуск работают волонтерами на летней школе. Я же в данном вопросе выступаю за радикальное изменение образа жизни. Но на относительно короткое время.

У партнеров

    Реклама