Оно им надо?

10 февраля 2011, 00:00

Дмитрий Медведев устроил разнос руководителям госкорпораций за недостаточные вложения в инновации. А министр экономического развития Эльвира Набиуллина прямо заявила, что государствен­ные компании к этим вложениям нужно принуждать

Фото: РИА НОВОСТИ

Накануне выступления на Давосском форуме Дмитрий Медведев имел не совсем приятный для него разговор с корреспондентом Bloomberg TV. Говорили об инновациях, о новых российских технологиях, и в какой-то момент президент вынужден был признать: он в России «пока не видел ничего из того, что работало бы». В тот момент речь шла конкретно о российских аналогах iPad и iPhone, но с небольшой корректировкой это можно было бы отнести и ко всей инновационной деятельности российских предприятий.

Вернувшись из Давоса, Дмитрий Медведев устроил разбор полетов руководителям госкомпаний: внедрение новых технологий для большинства из них не является приоритетом — нет ни серьезных вложений, ни результата. За этим последовала отставка: свой пост покинул глава Объединенной авиастроительной корпорации Алексей Федоров, чья работа давно вызывала серьезные нарекания.

«Претензии Медведева к нашим компаниям совершенно справедливы, — считает первый заместитель директора ИМЭМО РАН, заведующая отделом науки и инноваций Наталья Иванова. — Наши производители действительно серьезно недоинвестируют в технологии. Приоритет отдается быстрому циклу: быстро купить, быстро продать. В длительные высокотехнологичные проекты вкладываются неохотно. Эту проблему надо признать. А вот как ее решать — это вопрос. Можно долго и кропотливо выстраивать необходимую для инвестиций в эту сферу среду, в том числе инфраструктурную, налоговую и инвестиционную. А можно палкой “принуждать к инновациям”. Что будет работать и даст результат в России, неизвестно».

Пока государство решило сделать ставку на «палку».

«Многие спорят о том, насколько это принуждение обоснованно. Но работа с госкомпаниями показывает, что по отношению к ним точно обоснованно», — заявила на заседании президентской комиссии по инновациям министр экономического развития Эльвира Набиуллина.

Есть ли у государства иной выход, кроме принуждения? Пока, видимо, нет. Госкорпорации и крупные компании с государственным участием с самого начала были объявлены локомотивами этого процесса, но не по их собственной воле, а во многом от безысходности. Провозглашение инновационного рывка очень некстати пришлось на кризис. Частные компании оказались не готовы вкладывать большие деньги в «светлое будущее». Кризисом отчасти можно объяснить и отсутствие крупных решений о налоговом поощрении инвестиций в высокие технологии. Впрочем, и без кризиса наш Минфин косо смотрит на подобные предложения.

Вот и получилось, что основным инвестором здесь должно было стать — через подведомственные компании — само государство. Минэкономразвития даже разработало норматив, по которому расходы на научно-исследова­тель­ские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) у госпредприятий должны быть не меньше 0,3% от выручки.

Но прорыва не получается. И, в общем-то, понятно почему. Вкладывать в научные разработки хозяевам предприятий интересно, если только они понимают, что через 10–15 лет именно они и воспользуются результатами этих вложений. У руководства госкорпораций такого стимула просто нет, так как в своем нынешнем виде они вскоре вовсе прекратят существование. А руководитель любого госпредприятия за это время может поменяться не раз. В итоге руководители госкомпаний чаще всего выдают за инновации нечто другое — внедрение разработок прошлых лет или усовершенствование чужих изобретений.

«Наиболее распространенные типы НИОКР в компаниях — это доработка и адаптация технологий, закупаемых за рубежом. То, что у наших госкомпаний учитывается как НИОКР, в большинстве случаев не более чем инвестпрограммы», — вынуждена была констатировать Эльвира Набиуллина.

В прошлом году 22 госкорпорации и крупные российские гос­компании получили на всех около тысячи патентов — в пять раз меньше, чем одна IBM, и в три раза меньше, чем Microsoft. «А международных патентов у нас в 2010 году было зарегистрировано — просто страшно говорить — всего пять штук», — сообщила министр.

То есть госкомпании занимались процессом больше на бумаге, чем в реальности. Как изменить ситуацию, в правительстве представляют в очень общем виде.

«Мы собираемся усиливать роль конкуренции и приватизации в инновациях. Не только принудительные инновации, как здесь говорилось, но и конкуренция должны стать стимулами», — заявил на экономическом форуме «Россия-2011» министр финансов Алексей Кудрин.

«Это вопрос номер один — нужно сжать участие государства в экономике», — вторил ему глава Сбербанка Герман Греф.

Как бы то ни было, пока рынок получает противоположные сигналы: тот же государственный Сбербанк готовит сделку по покупке крупной частной инвесткомпании «Тройка Диалог».