Новое село

Сцена
Москва, 05.05.2011
«Русский репортер» №17 (195)

По-настоящему никто не знает, насколько выгодно вести сельское хозяйство в российском Нечерноземье. Скорее всего, это весьма перспективный в аграрном отношении район мира, о будущем которого нельзя судить по его нынешнему состоянию.

Современная экономика, будь то хай-тек или агробизнес, — это инвестиции. А несовременная — это экономика, позволяющая получать доход почти без вложений. Применительно к агросектору — получающая прибыль с земель, где все само растет.

Несовременная экономика обходилась без банков, акционерного капитала и правительственных программ развития. Когда же вся руда с поверхности земли была добыта, нефть вычерпана ведрами из ям в песке, а урожайность перестала удовлетворять потребности растущего населения, понадобился капитализм. Следом за ним пришло современное государство. Так, в США федеральные программы поддержки фермеров, включающие исследования, образование, ирригацию и кредитование, существуют с 60-х годов XIX века.

До 1991 года в РСФСР сельское хозяйство было в значительной степени неэффективно — в том числе потому, что тогда не слишком увлекались подсчетом экономической отдачи от инвестиций. После 1991 года сельское хозяйство лишилось инвестиций вовсе. Потом они появились, но там, где еще с советских времен существовали крепкие хозяйства и где природные условия наиболее благоприятны.

Сегодня рост мировых цен на продовольствие дает прекрасную возможность для роста деловой и правительственной активности в агропромышленном секторе. Эта ситуация может дать шанс и нашему Нечерноземью, наиболее традиционному агрокультурному региону России.

Созданные в советский период колхозы и совхозы являлись элементами хозяйственной структуры, в деятельности которой ключевую роль играло государство. Оно обеспечивало поставки удобрений, горючего, техники, сбыт готовой продукции и инвестиции. Затем новое российское государство сложило с себя и полномочия, и ответственность, не поставив взамен никого на свое место. Романтические разговоры о фермерстве позволяли реформаторам того периода чувствовать себя чуть ли не Столыпиными — на деле же, как мы видим, до сих пор не проведено даже межевание.

Запустение этих земель часто представляют теперь как экономически обоснованное, а деградацию населения как неизбежность, но никаких экономических и гуманитарных оснований для этого нет. Просто тут не происходит стихийный рост производства, но, как было сказано ранее, для современной экономики он вообще не характерен. Эта европейская земля ничем не хуже европейских земель к западу от Смоленска, где сельское хозяйство более или менее процветает. Ей лишь не хватает инвестиций, правда, довольно значительных. Но никого же не удивляет высокий порог инвестиций в промышленности — не должен удивлять он и в сельском хозяйстве.

Государство могло бы способствовать привлечению сюда капитала и созданию крупных хозяйств, одновременно активно поощряя фермерство. Необходима и дифференциация: Нечерноземье протянулось от Петрозаводска до Нижнего и от Псковской области до Ивановской. И наконец, помимо экономического эффекта стоит учесть также, что коренная Россия все-таки не арктический шельф, который начинают осваивать лишь тогда, когда рыночная конъюнктура сулит сверхприбыль.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №17 (195) 5 мая 2011
    Деревня
    Содержание:
    Новое село

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама