Стартап Страны восходящего солнца

Спорт
Москва, 29.03.2012
«Русский репортер» №12 (241)
В конце 1970-х годов советская сборная отправилась в турне по Японии. Спортивного значения матчи не имели, трибуны оставались полупустыми, поэтому футболисты всю энергию потратили на покупку дефицитной аудио- и видеотехники. Перегруженный товаром самолет, выжигая остатки топлива, едва дотянул до Москвы. Через два десятилетия в групповом турнире чемпионата мира сборная России была бита японцами на глазах у 66 000 местных болельщиков, шумно отмечавших успех своей команды

Фото: AFP/East News

Человека, который за два десятилетия сделал футбол одним из наиболее популярных видов спорта в Японии, зовут Сабуро Кавабучи. Бывший игрок национальной сборной, возглавив местную федерацию, он в конце 80-х годов разработал план, превративший страну в одну из азиатских футбольных супердержав. Для этого ему пришлось решительно порвать с существовавшими традициями.

Спорт в Японии долгие годы пребывал в зависимости от крупнейших корпораций, содержавших клубные команды. Футболисты являлись сотрудниками компаний, посмот­реть на их игру приходили преимущест­венно сослуживцы — поддержкой местных общин команды не пользовались. Название клуба прямо указывало на его принадлежность: за чемпионский титул соревновались «Янмар Дизель», «Фуджита Индастриз», «Ниппон Стил», «Нагоя Банк», «Ниссан Моторс». Их конкурентоспособность за пределами страны равнялась нулю, да и вообще спортом номер один в Японии всегда был бейсбол. Так продолжалось до 1993 года, когда в стране появилась профессиональная Джей-лига.

Чтобы принять участие в новом турнире, клубам пришлось провести полноценную реформу: подписать с игроками индивидуальные контракты, построить современный стадион вместимостью не менее 15 тыс. мест, создать собственную юношескую школу, а главное, расширить социальную базу болельщиков. Корпорации уходили в тень: сохранив за собой спонсорские обязательства, они перестали определять клубную политику. Переименования следовали одно за другим, при этом фантазия японцев работала в полную силу: футбольный клуб крупнейшего порта страны Иокогамы, избавившись от обязательного «Ниссан», стал «Маринос» (по-испански — моряки), команда из Кавасаки — «Верди», что на португальском означает «зеленый», а в Осаке предпочтение отдали итальянскому слову «гамба», то есть нога.

Из двух десятков подавших заявки клубов отбор прошла лишь половина. Спонсоры смирились с мыслью о том, что в первые несколько лет существования Джей-лиги не будут получать никаких доходов, и выразили готовность нести ежегодные расходы в размере около 1 млрд иен, что в условиях экономического роста не было тяжелым бременем. Впоследствии лига разрослась до 18 команд; несколько раз менялся регламент розыгрыша, что было вызвано причинами практического свойства. Одной из них оказалось падение популярности этого вида спорта после первых успешных сезонов. В Японии наступил экономический спад, первая волна интереса к футболу улеглась, и организаторам пришлось напрячь воображение и отменить… ничьи: победитель определялся в дополнительное время или даже по результатам пенальти. Однако в конце концов от этих экспериментов решено было отказаться.

Недавно, кстати, в Японии развернулась дискуссия о переходе на синхронную с Европой систему розыгрыша «осень — весна». И в итоге решили с реорганизацией первенства не спешить — детально изучить этот воп­рос в течение нескольких лет и только потом, если преимущества покажутся очевидными, осуществить плавный переход. В России, как известно, для изменения системы проведения чемпионата достаточно оказалось решимости горстки убежденных в собственной правоте людей…

Заманивали зрителей на трибуны и иностранными звездами — как правило, возрастными и титулованными игроками. В составе клубов позволено было иметь трех зарубежных футболистов. В Японии заканчивали свою карьеру капитан чемпионов мира 1994 года бразилец Дунга, лучший бомбардир мундиаля-1990 Сальваторе Скиллачи, грозный нападающий англичан Гэри Линекер, знаменитости распавшегося СССР: Сергей Алейников и Олег Протасов. Но для кого-то Страна восходящего солнца, напротив, стала отправной точкой на пути к славе. Нынешний тренер «Арсенала» Арсен Венгер когда-то провел два сезона в Нагое, а бразилец Леонардо после «Касимы Антлерс» отправился покорять поля Старого Света. Появились местные футболисты, уровень игры которых устраивал европейские команды. К примеру, с 2010 года за столичный ЦСКА выступает уроженец Осаки Кейсуке Хонда. Сегодня японские клубы уже не так сильно зависят от именитых легионеров.

С чистого листа

Иностранцы, работавшие в Японии в начальный период существования Джей-лиги, отмечали, что, несмотря на четкое планирование и огромный энтузиазм, менеджерам клубов и лиги явно не хватало футбольных знаний. Но они очень быстро перенимали чужой опыт.

В частности, группа руководителей лиги отправилась в немецкий Леверкузен, где изучила структуру выплат игрокам клуба «Байер». Расчетливые немцы делили заработок фут­болистов на три части: базовую (зарплату), премиальные за игру и бонусы за победу. Эта система с некоторыми изменениями использовалась впоследствии и в Джей-лиге.

У американской Национальной футбольной лиги были позаимствованы основные маркетинговые идеи и методики спортивной биз­нес-деятельности. Отдельно прорабатывался вопрос о генеральном спонсоре турнира: несколько компаний боролись за право стать эксклюзивным поставщиком спортивной экипировки для всех клубов лиги, Sony Creative Products работала над талисманами команд. В первый же год существования Джей-лиги было продано более миллиона клубных флагов, в стране появилось порядка 700 магазинов, специализирующихся на торговле футбольными товарами.

Иностранным тренерам приходилось обучать японских «мастеров» азам игры. Гуру местной футбольной журналистики Такео Гото считает, что зарубежных специалистов приглашали не на роль архитекторов — эту почетную задачу японцы оставили за собой, — а на роль инженеров-отладчиков.

Бразилец Зико потратил немало времени, чтобы показать игрокам «Антлерс», как надо ухаживать за обувью. Футболистов учили не столько технике, сколько тактике игры, попутно пытаясь изменить их психологию. Японцы философски относились к победам и поражениям, им не хватало соревновательного духа и инициативности — они легко уступали соперникам. От них трудно было добиться откровенности при разборе игры и тем более критики — обоснованной — в адрес старших товарищей по команде. Зато не было проблем с усердием и дисциплиной: подавляющее большинство игроков оставались на поле до заката и всегда появлялись на базе задолго до начала тренировки.

Фундамент не пострадал

Реформа клубного футбола преследовала еще одну, более амбициозную цель — получение права провести чемпионат мира 2002 года. За два года до начала реорганизации был создан комитет, разрабатывавший заявку Японии на участие в конкурсе.

Однако победа обернулась кошмаром. Решение ФИФА провести первенство сразу в двух странах — Японии и Корее — было воспринято с негодованием по обе стороны Корейского пролива. Отношения между государствами были далеки от нормальных: к примеру, в Корее, долгое время находившейся под оккупацией соседей, запрещалось даже исполнять песни на японском языке. Правительство и Федерация футбола Японии чувствовали себя обделенными: им пришлось пересмотреть планы строительства стадионов, провести разъяснительную работу с отдельными префектурами, недовольными тем, что их лишили ожидаемых доходов, пересчитать прогнозируемую прибыль и в довершение всего раскошелиться на решение внезапно возникших инфраструктурных проблем.

Тем не менее чемпионат мира дал толчок дальнейшему развитию футбола в стране, пусть и за непомерно высокую цену: подготовка к первенству обошлась в 571 млрд иен (4,6 млрд долларов). Зато проблем с использованием построенных стадионов не возникало: большинство муниципалитетов использовало арены как концертные площадки и места массовых празднеств, хотя затраты на их содержание все равно оставались высокими.

Клубы, на игры которых вновь повалили зрители, сразу после чемпионата мира объявили о росте прибылей (23 из 28 ведущих команд). Общий уровень футбола заметно вырос, а количество заведомо слабых клубов сократилось в Джей-лиге до минимума. В 2007 году немец Гвидо Бухвальд, тренировавший самую богатую на тот момент японскую команду «Урава Ред Даймондс», даже заявил, что по своей силе местный чемпионат вполне может претендовать на пятое место в Европе.

Мировой кризис и авария на «Фукусиме», естественно, сказались и на футболе: уменьшилась посещаемость игр, съежились бюджеты. Землетрясение и цунами повредили стадионы в Сендае, Мито и Касиме, разрушили некоторые клубные базы. Но уже через пять недель команды вернулись на поле. Умно спроектированный механизм продолжает действовать независимо от бедствий планетарного и местного масштаба. И теперь без японской сборной не обходится ни одно мировое первенство.

Участие в первенствах мира
Сравнительная посещаемость матчей Джей-Лиги

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (241) 29 марта 2012
    Модернизация
    Содержание:
    Чудо японское

    Одно поколение — столько понадобилось Японии, чтобы превратиться из разрушенной войной страны во вторую по мощи экономику мира. А еще через поколение она обошла США по доходам на душу населения. Эта история кажется хрестоматийной, она давно разобрана на лозунги разными политическими силами, но всерьез, увы, так и не понята, по крайней мере в России. «РР» исследовал японское экономическое чудо, принимая в расчет не идеологические штампы, а прямые свидетельства авторов и участников событий

    Реклама