Лайки, насыщенность эмоциями

Тренды
Москва, 05.04.2012
«Русский репортер» №13 (242)

Медицинский факт: «Фейсбук» стал важным органом современного человека — наряду с почками, гипоталамусом и поджелудочной железой. Пожить пару дней без него — это уже экзотика, ценные экзистенциальные ощущения. Но интернет так юн, а мы так неопытны! К чему приведет нас жизнь в новом измерении?

Американские психологи обсуждают «темную сторону “Фейсбука”»: социальную сеть винят в «эпидемии нарциссизма», охватившей студентов. Молодежь погрузилась в заботы о своем имидже и виртуальные «поглаживания», причем, по данным исследователей из Северо-Западного университета Иллинойса, количество баллов, набранное студентами по шкале «нарциссизм», прямо пропорционально количеству их друзей в «Фейсбуке». А учитывая, что его население приближается к миллиарду, хорошо бы разобраться, что он с нами делает.

Самое интересное в новых технологиях — то, как они меняют людей. Сеть нас покоряет так же стремительно, как и мы ее, формирует повседневную жизнь, общество и культуру. Зависание в интернете стало одним из базовых каждодневных человеческих занятий и важнейшей потребностью.

Социальные сети — главный наркотик нового века, он отнимает у реального (точнее, офлайнового) мира намного больше человеко-часов, чем цифровые наркотики недавнего прошлого — компьютерные игры и интернет-порно, не говоря уже об архаичных психоактивных веществах. Несемся мы куда-то на волнах развития технологий, но не выбираем и даже не понимаем логику этого развития — лишь следуем ей.

Вроде бы этой логике можно доверять: новые технологии всегда двигали вперед историю, цивилизуя людей и общество. Особенно коммуникационные, играющие в социальном организме роль нервной системы. Важнейшие исторические события — изобретение языка, письменности, книгопе­чатания, телеграфа, радио, телевидения, интернета. Эволюция технологий и есть та самая «железная поступь истории», судьба нашей цивилизации, от которой никуда не деться.

В этой логике мир выглядит удручающе механистично. Глобализация — это вовсе не сеть «Макдоналдсов», насаждаемых злодеями из транснациональных корпораций, а функциональная неизбежность, очевидное следствие развития Сети как «нервной сис­темы» общества. Ее децентрализованная архитектура подрывает любую авторитарную власть и деление социального пространства на центр и периферию. Открытость информации делает неизбежной победу «открытого общества», вынуждает органи­зации к прозрачности и подрывает идеалы приватности.

Старики говорили, бытие определяет сознание. Сегодня этот принцип называют айпод-либерализмом — в массе своей владельцы гаджетов с большей вероятностью поддерживают ценности западной цивилизации (помните символический подарок Джобса Медведеву?). Дизайнеры и программисты превратились в социальных инженеров, не ведающих, что творят.

А что происходит сейчас в России с точки зрения эволюции технологий коммуникации? На поверхности — война за души людей между новыми медиа и старыми. С уходом нулевых эпоха «ЖЖ» сменилась эпохой «Фейсбука», общественное мнение образованного слоя стало формироваться немного в другом пространстве.

«ЖЖ» больше располагал к монологу (жанр дневника) и был несколько более чопорным — облаченные в свои маски лжеюзеры, словно выходя на городскую площадь, любили неспешно беседовать с незнакомыми людьми и были склонны произносить речи перед виртуальной толпой.

«Фейсбук» воплощает идеал глобальной деревни, здесь по-соседски общаешься со своими настоящими приятелями, вечером все собираются обсудить последние сплетни. Здесь речи проще и короче, маски ни к чему, болтают все больше о пустяках…

Эта болтовня и послужила ферментом, сближающим людей, формирующим городское общество, мгновенно распространяющим идеи, общие темы, настроения. «ЖЖ» никуда не делся, он просто стал источником тем, которые обсуждают в «Фейсбуке», — виртуальная деревня поглотила виртуальную городскую площадь, сделав ее своей частью.

Лайки, насыщенность эмоциями, легкость самовыражения и участия мало-помалу делали свое дело — «Фейсбук» самим своим устройством учил социальной активности. Новое общество осознало свои интересы, провело фейсбук-мобилизацию, и «цифровая толпа» вышла на Болотную. Дальше вы знаете — «партия телевизора» оказалась сильно больше «партии интернета», и сетевые люди пере­шли к очередной «эпохе малых дел». Время-то работает на них: интернету расти, а телевизору умаляться.

Так что же, «Фейсбук» делает из нас социальных активистов или нарциссов? Точно не знаю, но для меня важнее другое — то, что техно­эволюция определяет наше будущее сильнее, чем экономические кризисы и события большой политики. Вот поживем лет десять с общедоступным широкополосным доступом в Сеть… Впрочем, за эти десять лет появится столько новых технологий, что мои мысли о будущем будут выглядеть дикой архаикой.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (242) 5 апреля 2012
    Город
    Содержание:
    Как народ?

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Фоторепортаж
    Реклама