Приватизация, интеграция, амнистия

Актуально
Москва, 28.06.2012
«Русский репортер» №25 (254)
В Санкт-Петербурге было сделано несколько программных заявлений. Ключевым стало первое путинское выступление такого уровня с момента инаугурации. Речь его на этот раз, в отличие от декларативных предвыборных статей, была вполне предметной. «РР» оценил главные тезисы, прозвучавшие на форуме

Фото: EPA

Вторая волна приватизации

Владимир Путин: «Госкапитализм — это не наша цель. В то же время приватизация не должна вести к возникновению частных монополий на месте государственных… Прошу правительство провести серьезную ревизию практики применения антимонопольного законодательства и поддержки конкуренции. И еще. Мы, безусловно, будем приветствовать участие в приватизационных сделках наших зарубежных партнеров. Но это должны быть действительно серьезные стратегические инвесторы, вместе с которыми в Россию должны прийти современные технологии, опыт организации производства, крупные экспортные заказы».

Прогнозируемый, но спорный вектор. О нем говорили еще ­пару лет назад на фоне кризисной ситуации в экономике. Тогда государство старалось сохранить нейтралитет и не входило в капитал, зато щедро кредитовало «во спасение». Тем не менее усиление государства в отраслях и банковской системе произошло, «государственные» менеджеры, видимо, так и не показали выдающихся результатов, так что волна «выходов» из активов предсказуема.

Вероятные плюсы — увеличение бюджетных доходов, риски — формирование непрозрачной схемы приватизации, когда высокодоходные активы окажутся в собственности узкого круга бизнесменов, близких к руководству страны, либо не самых заинтересованных в развитии бизнеса и технологий иностранных инвесторов.

Защитник для бизнеса

Владимир Путин: «Создается новый специальный институт уполномоченного по правам предпринимателей — как отечественных, так и иностранных, хочу подчеркнуть. Он получит право отстаивать интересы бизнеса в суде, приостанавливать ­ведомственные и нормативные акты до решения суда и в качестве обеспечительных мер обращаться в суд с оперативным приостановлением действий чиновников».

Полномочия действительно грандиозные. Именно на питерском форуме Путин назвал и имя уполномоченного по правам предпринимателей — это Борис Титов. Правами бизнеса Титов занимался и в рамках «Деловой России», которую возглавляет. Одним из ключевых направлений ее деятельности в последнее время стала разработка «дорожных карт» для бизнеса. Фактически поощрение Титова — это реверанс в сторону среднего и «умного» малого бизнеса.

Показательно, что именно Борис Титов — автор и самый горячий лоббист идеи амнистии тех, кто сидит по экономическим статьям. По его мнению, это следую­­щий логичный шаг в реформе уголовного законодательства. Амнистия может коснуться почти 125 тысяч человек, из которых в колониях сидят 13,6 тысячи, а у остальных есть непогашенная судимость.

Налоги не будут расти пять лет

Антон Силуанов, министр финансов: «Мы в правительстве договорились о том, что если и будут изменения в налоговой политике, то они не будут направлены на увеличение ­налогового бремени в ближайшие пять лет. Если и будут налоговые изменения, то только в пользу наших налогоплательщиков».

Это заявление важно было услышать не столько крупному бизнесу или иностранным инвесторам, сколько владельцам и менеджерам малых и средних компаний. Увеличение выплат, начисляемых на фонд оплаты труда, не так давно больно ударило по малому и среднему бизнесу. Что касается иностранных инвесторов, то, будучи привлекаемы для разработки недр, они в принципе могут ставить вопрос о налоговом режиме «раздела продукции» (налог фиксируется раз и навсегда, причем взимается не деньгами, а продуктом — нефтью, газом и т. п.). Этот режим, невыгодный государству, применяется к диким в юридическом отношении странам, где никто не может поручиться за стабильность налоговой системы. В 90-е годы у нас его вовсю рекламировали и кое-где применили, однако сейчас эта тема заглохла. Слова министра, возможно, предназначены были и тем, кто захочет о ней вспомнить.

Помощь в кризис будет

Владимир Путин: «Сегодня в распоряжении России есть достаточно резервов и целая линейка механизмов антикризисного быстрого реагирования, включая предоставление субординированных кредитов, госгарантий, программы стимулирования спроса и поддержки занятости. Весь этот арсенал… доказал свою эффективность в период 2008–2009 годов. И мы готовы его оперативно и в полном объеме задействовать в случае возникновения тех или иных негативных ситуаций в мировой экономике».

Декларация вмешательства в экономику в случае падения. С одной стороны, о кризисе 2008 года инвесторы помнят ­хорошо, с другой — каждый кризис отличается от предыдущего, поэтому тогдашние наработки могут сработать не так эффективно. Пока что мы очень уязвимы с точки зрения зависимости от экспорта-импорта, в том числе импорта капитала. При наступлении долгосрочного спада в Европе, который ожидаем ­многими в связи с рисками для зоны евро, наше спасение — не просто «стимулирование спроса», а масштабная пере­ориентация на внутренний ­рынок и новые крупные проекты внутри страны в совокупности с совершенно иного качества ­финансовой системой. В то же время Россия действительно чувствует себя макроэкономически лучше многих более развитых стран — но вот каков запас прочности? Действительно ли припасенное антикризисное оружие готово стрелять? Президент уверяет, что да, — возможно, это кого-то и убедит.

Акцент на наднациональную интеграцию

Владимир Путин: «Мы готовы предоставить инвесторам не только новое качество финансовой, транспортной, энергетической инфраструктуры — по сути, сейчас создается принципиально новый евразийский рынок с новой конфигурацией и гигантскими перспективами. Россия продвигает беспрецедентные по темпам и масштабам интеграционные проекты на евразийском пространстве. Интеграцию мы рассматриваем как важнейший ­источник развития и роста».

Это стратегия, и довольно привлекательная для внешнего ­мира, где любят объединенные рынки. Путин, еще будучи кандидатом в президенты, дал ­понять, что экономическая ин­теграция на постсоветском пространстве должна стать одной из главных его миссий во время третьего президент­ского срока, и теперь пользуется каждым ­случаем, чтобы подтвердить ­серьезность своих намерений. Последний шаг в эту сторону — создание в конце прошлого года Евразийской экономической комиссии. Структура по задумке должна стать влиятельной, своего рода макрорегулятором на постсоветском пространстве. Ее создание — опыт новый, что получится в итоге, непонятно. В зону ее ответственности по­падают конкуренция и меры регу­­ли­­рования естест­венных монополий — эдакая масштабированная ФАС.

У партнеров

    Реклама