Село юрского периода

Среда обитания
Москва, 20.09.2012
«Русский репортер» №37 (266)
Палеонтология — пока экзотическое, но перспективное направление тематического туризма. Если на Западе ­подобные маршруты существуют уже десятки лет, у нас они только начали появляться. Между тем в России есть что посмотреть. Например, палеонтологический заказник в селе Ундоры Ульяновской области. Заказник существует с 80-х годов прошлого века, а водить туда туристов стали последние пару лет. Владислав Ефимов, научный сотрудник заказника, ответил на вопросы «РР»

Фото: архив пресс-служб

В какое время года можно приехать на экскурсию?

Когда нет снега и почва достаточно просохла. Сезон начинается где-то в апреле, а заканчивается в октябре.

Что у вас можно найти?

Самые частые находки — белемниты, ракушки аммонитов, губки, скелетики морских ежей. Их можно набрать прямо на берегу Волги за пять минут. Но есть и более любопытные объекты — скелеты ихтиозавров, например. Конечно, к особо ценным экземплярам мы не водим. Но те, что не представляют большого научного интереса, специально оставляем в земле, и экскурсанты могут поучаствовать в настоящих раскопках и даже взять окаменелость на память. С одной стороны, устраивать экскурсии, что называется, заставляет нужда. Но в то же время хочется и приобщать людей к науке…

Наверное, экскурсии у вас утомительные... Подходит ли такое для детей, например?

Вполне, лет с пяти. Летом к нам приезжают по три-четыре раза в неделю, чаще всего семьями, но бывают и офисные работники, которые решили устроить себе необычный корпоратив. Заказник можно посещать небольшими группами, но только с проводником: иначе, во-первых, задержит охрана, а во-вторых, места здесь труднодоступные, не зная тайные тропы, порой и не пройдешь. Экскурсия длится в среднем три с половиной часа, стоит от 1200 рублей за группу от двух человек.

В США и Европе есть целые тематические туристические комплексы — например, битумные озера Ла-Бреа в Лос-Анджелесе. Можно ли у нас сделать что-то подобное?

В этом плане они нас, наверное, лет на сто обогнали. У нас тьма идей, но все упирается в финансы. Много людей не наймешь: ставка научного работника с пятнадцатилетним стажем — шесть тысяч рублей. Губернатор еще весной обещал хотя бы переоформить нас как самостоятельную организацию, а не как филиал Ульяновского краеведческого музея, чтобы мы могли зарабатывать, но что-то воз и ныне там. Частные инвесторы тоже не спешат вкладываться. У них сразу возникает вопрос о правах на землю, а у местных властей свои планы на некоторые участки заказника. Хотя рядом курорт, два санатория, никто не горит желанием финансировать берег, который каждый год меняет свои очертания. Между тем с точки зрения палеонтологии он и есть самое ценное.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №37 (266) 20 сентября 2012
    Бизнес депутатов
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама