Какой университет круче

Сцена
Москва, 15.11.2012
«Русский репортер» №45 (274)
Отличить продвинутый университет от отстающего не так-то просто. Недавняя попытка, предпринятая Министерством образования и науки, оказалась, мягко говоря, неудачной. Чиновники представили список «неэффективных» вузов. Но выбранные критерии оценки эффективности были настолько кривыми, что в число аутсайдеров образования попал РГГУ — лучший гуманитарный вуз страны, где работают самые сильные историки, лингвисты, филологи, фольклористы, антропологи. Обществу нужен объективный и грамотный рейтинг. И он наконец появился

Фото: Ринат Хайрятдинов/Фотобанк Лори

Рассчитать вузы на первый-второй пытались уже не раз. Новый рейтинг университетов, который составил «Эксперт РА» по инициативе и при поддержке фонда Олега Дерипаска «Вольное дело», выглядит куда убедительнее, чем министерские списки или другие рейтинги, составлявшиеся в последние годы. Одно из преимуществ — широта охвата вузов и разнообразие методик, использовавшихся при оценке: подсчет научных публикаций, опрос, оценка финансовых показателей — четыре с лишним десятка параметров.

— Интерес к справедливой оценке российских вузов оказался настолько высок, что в сжатые сроки в онлайн-опросах приняли участие около четырех тысяч человек. Такой отклик научного сообщества, работодателей, студентов и выпускников можно считать очень высоким, если не беспрецедентным, — рассказывает Алексей Ходырев, ведущий аналитик агентства «Эксперт РА».

Если учитывать только рубли и квадратные метры, то оценка получается очень однобокой. По формальным показателям какой-нибудь полуживой вуз, куда поступают лишь для получения корочки, может оказаться эквивалентным настоящему «месту силы», чьи стены уже сами по себе становятся источником образования. Опрос помогает отделить зерна от плевел.

— Честно говоря, перед составлением рейтинга мы опасались того, что при проведении опросов многочисленная московская аудитория не оставит никаких шансов регионам, — признается Алексей Ходырев. — Однако этого не произошло: доля респондентов из Москвы составила всего 19,8% в референтной группе «студенты и выпускники» и всего 8% — среди представителей академических кругов. Можно уверенно констатировать, что благодаря активности регионов нам удалось избежать завышения мест московских вузов.

Объявив о старте опросов, рабочая группа по подготовке рейтинга стала мониторить социальные сети и, в частности, обнаружила призыв студенческих активистов одного из крупных университетов проголосовать за свой вуз, с тем чтобы «порвать московский и питерский универы». Провокация не удалась: если респондент голосовал за один-единственный вуз и не отмечал при этом другие вузы, его голос просто не учитывался.

Подобные рейтинги — это не только увлекательное чтение, вызывающее возгласы типа «А мой-то университет круче твоего оказался!». На основании этого ранжирования можно делать выводы об эффективности реформирования системы. Например, в последнее время власти испытывают настоящую страсть ко всему большому. Укрупнение вузов стало основным трендом. Но рейтинг «Эксперт РА» показал, что большой — не значит эффективный.

— Из 20 вузов, самых крупных по числу студентов, в топ-20 лидеров рейтинга вошли только семь вузов, — объясняет Ходырев. — К слову, МГУ и СПбГУ сейчас не самые крупные университеты в стране, по численности студентов их обогнали, например, четыре федеральных университета — Уральский, Южный, Казанский (Приволжский), Дальневосточный. При этом позиции федеральных университетов в итоговом рейтинге относительно скромны: в двадцатке сильнейших их только три.

Как рейтинг ни составляй, все равно в лидерах окажутся МГУ, СПбГУ и еще несколько столичных вузов. Тут ничего не поделаешь, Россия — государство централизованное. Главная интрига заключается в том, кто окажется лидером среди региональных вузов. В списке «Эксперт РА» больше всех баллов набрал Томский политехнический университет, который чуть-чуть опередил Новосибирский государственный университет. Разбираться с тем, как вуз становится лидером, отправился наш корреспондент

«Scientia. Libertatem. Prosperitatem — Знание. Свобода. Процветание» написано на входе в главный корпус ТПУ. Эти же слова выбиты на университетском гербе. Золотые львы сторожат вход в корпус № 3 через дорогу от главного. Лошади гарцуют на крыше корпуса № 10, почти как на Большом театре. Понтовой атрибутики у ТПУ ничуть не меньше, чем у его главного местного соперника — ТГУ.

Рядом с физическим и химическим корпусами ТПУ стоит памятник Сергею Кирову. Вообще-то он весь в белом. Но уже много-много лет подряд кто-то периодически красит его белые сапоги то черной, то красной краской. Поймать нарушителей порядка ни разу не удалось. Говорят, это делают выпускники ТПУ после защиты дипломов. Они же пишут неподалеку от памятника на стене The Wall, намекая на название альбома группы Pink Floyd. Традиция — это тоже часть хорошего университета.

Просто это круто

На крыше Института кибернетики ТПУ возвышается четырехметровая антенна спутниковой связи. Она относится к единственному в России Учебному центру спутниковых технологий Hughes. Для Политеха это очень важно. Потому что Hughes — это как Microsoft, только на другом рынке. На самом деле первый российский проект был создан на базе Томского государственного университета. Но центр получился все равно в ТПУ.

— Если бы Михаил Сонькин работал в другом месте, этот центр тоже был бы в другом месте, — говорит руководитель центра Владимир Литвинов. — У Михаила Аркадьевича всегда миллион идей. Если бы не он, ничего бы этого не было.

Михаил Сонькин — руководитель группы компаний «Инком», которая занимается спутниковыми технологиями. «Инком» организовали сотрудники ТПУ еще в 1990 году. Теперь у этой группы и Политеха взаимовыгодный симбиоз. Например, Сонькин подыскивает и воспитывает себе кадры из студентов ТПУ. И Hughes они тоже учредили вместе.

— Алло, Камчатка? — отвечает Литвинов на телефонный звонок. — Что у вас случилось? Понятно. Посмотрите, может быть, антенну занесло снегом. А с другими объектами есть связь?.. Сейчас я оператора подключу к этому вопросу.

На Камчатке спутниковые системы Hughes, вот они и звонят томским специалистам, если нужна помощь. Есть они на Новой Земле, на Диксоне, на Сахалине, в Киргизии, Таджикистане и еще очень много где.

— А с Диксона вам тоже звонят?

— Звонят.

Системы Hughes настолько сложные, что обучать обращению с ними студентов, возможно, не имеет смысла. Пока здесь учат тех, кто постоянно работает с хьюзовским оборудованием. Деньги за обучение платят не очень великие — примерно 50 тысяч рублей с человека. Непонятно тогда, в чем выгода для университета.

— Просто это круто. Это все делается, я считаю, для статуса. Hughes — это мощнейший мировой бренд. Вам, может быть, все равно, а я, как специалист, понимаю, насколько это высокий уровень, — говорит Литвинов. — Есть разработчик спутникового оборудования «Истар» в Москве. Он в принципе не уступает Hughes. Где-то даже его превосходит. Но это для нас не бренд. Ведь у них нет половины мирового рынка.

Здесь отличная среда…

— Эффективность ТПУ начинается на стадии зачисления в студенты. С большой долей вероятности в вуз попадают наиболее достойные кандидаты на получение высшего образования. Остальные стадии и составляющие формируются как следствие, — считает выпускник Энергетического института ТПУ, а ныне магистрант Института социально-гуманитарных технологий этого же вуза Антон Клокгаммер. — Я поступил сюда по совету близких друзей, не имея собственного представления о положении дел. Официальным источникам информации о вузах я не доверял.

Большую часть жизни Антон прожил в Германии, и эффективный университет, по его мнению, удалось сформировать именно там.

— Эффективный университет — это университет, который выпускает хороших специалистов в своей области. Не просто людей с дипломом, а на деле способных решить поставленную задачу, — считает другая студентка ТПУ, Мария Карпенко.

Увы, на вопрос «А является ли ТПУ эффективным вузом?» Мария отвечает фразой из рекламного проспекта для абитуриентов: «Всем известно, что ТПУ является одним из лучших технических вузов по подготовке квалифицированных инженеров».

Айталина Неустроева в принципе согласна с Марией по поводу оценки эффективности:

— Это университет, выпускающий высококвалифицированных специалистов, готовых к работе. ТПУ даже очень эффективный. Я знаю много студентов, которые выпустились из ТПУ и нашли себе работу по своей специальности.

Сама Айталина поступила в Политех, потому что училась в техническом лицее и потому что «в Томске отличная среда для обучения». Еще один лицеист, выпускник лицея именно при ТПУ, Михаил Новоторов, поступил в этот вуз целенаправленно, но говорит, что в последнее время слегка разочаровался в качестве обучения:

— Эффективный университет — значит широко известный, престижный и тому подобное. В него хочется идти учиться, после его окончания можно будет найти достойную, высокооплачиваемую работу и так далее. По-моему, ТПУ соответствует этим критериям в последнее время все меньше и меньше. Политика университета направлена на материальную прибыль, а не на обучение.

— В чем это выражается?

— В разных нововведениях. Например, иностранный язык: по окончании второго курса проводится тестирование, по результатам которого решается, будет ли в дальнейшем студент бесплатно обучаться языку. Или аудитории, в которые пытаются впихнуть побольше народу. Я имею в виду, что пары ставят так, что несколько потоков собираются за раз в одной аудитории, сокращая тем самым количество часов преподавателям, которые, естественно, нужно оплачивать.

У Полины Соломко и Владислава Грибачева, по их словам, выбора не было. Полина поступила в ТПУ, потому что в ее маленьком городе был филиал именно этого вуза, а за Владислава все решили родители. Впрочем, он настроен оптимистично:

— Я считаю, что эффективный университет — это тот, после которого можно найти отличную работу, не все ведь дипломы котируются. Да, я думаю, ТПУ именно такой.

Элитка на склоне холма

Внутри ТПУ уже девятый год существует программа элитного технического образования — «элитка», как называют ее студенты. Обучение на «элитке» идет параллельно с основным. Отбор первокурсников проходит в несколько этапов: сначала результаты вступительных экзаменов, потом специальные тесты. На «элитке» студенты углубленно изучают основные предметы, и к ним добавляются разные дисциплины, в том числе и экономические, которых нет на обычном потоке.

— ТПУ пытается соответствовать понятию эффективного вуза. Создали бизнес-инкубатор, пытаются развивать так называемое инженерное предпринимательство, чтобы выпускники-инженеры могли не только работать по специальности, но и заниматься бизнесом, применяя свои технические знания, — рассуждает студент Физико-технического института ТПУ и «элитник» Юрий Эйхорн. — И уже с «элитниками» пытаются что-то делать, проводить различные эксперименты.

— Какие, например?

— Ну, сейчас, например, у нас идет на «элитке» проектный менеджмент, там мы делаем проекты инновационных предприятий. На базе инкубатора сейчас проходит трехнедельный конкурс, в результате которого должно быть организовано несколько небольших предприятий.

— Ты ощущаешь некую элитарность?

— Все зависит от способностей и трудолюбия человека, и на обычном потоке есть ребята, не уступающие многим «элитникам».

— Я имею в виду какие-то понты, ощущение своей исключительности.

— Да, возможно, в какой-то степени есть это чувство, но вместе с тем есть и ощущение подопытного кролика, — улыбается Юрий.

— А ты правда считаешь, что «элитники» — наиболее активная часть студенчества?

— Среди обычных студентов активистов не меньше, но у нас они собраны на одном потоке, поэтому их концентрация зашкаливает.

— Прямо коллайдер какой-то!

— Ага, коллайдер. Только растянутый на пять лет.

Полимеры на пальцах

Томский Политех завоевал лидерство в первую очередь благодаря мощной науке. По показателю «научно-исследовательская активность» он занимает второе место в стране, уступая лишь МГУ и опережая СПбГУ, МИФИ, ЮФУ и Физтех.

Химический корпус ТПУ был построен больше ста лет назад. Здесь лестницы, парты и скамьи поскрипывают, потолки до неба, а в лабораториях сохранились громоздкие шкафы для хранения химических реактивов. Когда на базе ТПУ решили создавать центр подготовки специалистов для фармацевтической отрасли, часть старых аудиторий переделали под офисный стиль. Правда, в одной из них все же оставили раковину с лепниной для промывки склянок. Теперь она соседствует с суперсовременным компьютером.

В химическом же корпусе находится Международная научно-образовательная лаборатория термоактивных полимеров. Ею руководит бельгиец Дирк Верваке. Кроме него в лаборатории работают два инженера, Саша и Дима, и еще несколько студентов. Вообще-то Дирка очень трудно застать в лаборатории, он постоянно в разъездах, но нам повезло. Дирк встает к доске, где мелом начерчена какая-то умная схема, и начинает объяснять:

— Сначала мы понимаем химию процесса, потом переходим непосредственно к получению продукта, а проблема в том, что все фокусируются на самой химии и не знают, как довести разработку до потребителя… А материал, над которым мы сейчас работаем, на самом деле очень интересный, и из него много полезных вещей можно делать. Надо просто уйти от химии.

— Что это значит?

— Клиентам нужно что-то очень простое, без больших формул.

Дирк включает компьютер, на экране появляется трехмерная модель какой-то детали. Ее можно разглядеть со всех сторон. Это простой способ объяснить клиенту, как будет выглядеть, например, бампер машины, изготовленный из продаваемого Дирком материала.

— Я учусь рисовать такие вещи в специальной программе. Это все, что интересно покупателям. Им неинтересно, что внутри, им надо потрогать.

Материал, о котором говорит Дирк, в очень жестких условиях не окисляется и не разрушается. Продать его вроде бы несложно. Дирк его много раз продавал. Но клиенты зачастую не имеют химического образования, и надо все объяснять на пальцах.

— А в России работает эта схема — объяснение с помощью трехмерных моделей?

— Везде работает. И здесь тоже должна.

Я буду очень скучать по ТПУ

Количество иностранных студентов — этот показатель обязательно учитывается во всех рейтингах. В ТПУ с иностранцами все в порядке. Однажды на одном из политеховских мероприятий студенты-вьетнамцы очень трогательно спели «Отчего так в России березы шумят».

Это было года два назад, но русские березы для вьетнамцев по-прежнему актуальны. И по-прежнему в общаге для иностранцев, проходя по этажам, где живут представители этой солнечной страны, даже китайцы стараются не дышать: запах еды, которую обычно готовят вьетнамские студенты, очень специфичен и распространяется с невероятной силой.

ТПУ уже много лет сотрудничает с тамошними вузами. Например, в этом году была открыта программа подготовки специалистов для атомной отрасли Вьетнама.

— Ну, это судьба, что я в этот вуз попал. Я живу в Томске уже восемь лет, — рассказывает аспирант Института международного образования и языковой коммуникации (ИМОЯК) Нгуен Минь Туан. — Сначала бакалавр, потом специалист, а сейчас заканчиваю аспирантуру. Скоро у меня защита. Ну, сначала, когда после школы я поступил в технический университет, у меня были хорошие оценки, и мне предложили учиться в России. На самом деле я хотел изучить физику, математику и информатику. Поэтому я попал в ТПУ: здесь есть такие специальности, которые я хотел изучать.

Нгуен Минь Туан занимается физикой и электроникой. Кем он будет работать после университета, пока не знает.

— Я хочу работать с людьми. Я ездил в Германию в командировки и там тоже получил хороший навык общения. Здесь, если у студента есть желание, у него есть возможность развивать свои способности.

— Ты чувствуешь себя здесь частью большой семьи? Только честно.

— Да, да, да! Честно! Я здесь был профоргом института. Я участвовал в организации различных мероприятий. У меня остались очень хорошие памятки (память. — «РР») о студентах. Я буду очень скучать по ТПУ, если я отсюда уезжаю. Я думаю, ТПУ — это часть моей жизни. Да, у меня защита будет в декабре. Скорее всего, я поеду обратно на родину. Я уже давно-давно не жил во Вьетнаме, но все равно там мои родители, сестра, очень хорошие друзья. Мне хотелось бы поехать домой.

— А там есть возможность работать по твоей специальности?

— Я боюсь, что там мало таких возможностей. Но иногда у меня есть такое мнение, что человек может работать не по специальности, которую получил в вузе.

— А ты не жалеешь, что учишься не на родине в столице, а в России в провинции?

— Ну да, есть такие моменты. Моя страна сейчас очень быстро развивается. Я заметил, что мои друзья хорошо адаптируются к новой рыночной экономике. У них хорошие навыки.

Нгуен Минь Туан жалуется: некоторые его соотечественники возвращаются домой без дипломов, бросив учебу. Говорит, дело в том, что они не смогли вовремя приспособиться к сибирским условиям.

— А ты ощущал какую-то помощь, когда приехал? Тебе помогали адаптироваться?

— Да. Мне много помогали. Особенно преподаватели подготовительного отделения ИМОЯКа. Когда я приехал, было очень мало иностранных студентов, а сейчас очень много. По-моему, сейчас сотрудники с ними уже хорошо работают. Студенты достигают успехов. Когда я ничего не знал, я любил спрашивать и всегда был в курсе. Мы студенты уже, мы не школьники, но помощь нам тоже нужна.

Топ-100 российских вузов от РА «Эксперт»

Кто лучше всех учит. Топ-20 российских вузов по качеству образования

Кто нужен на рынке. Топ-20 российских вузов по востребованности выпускников работодателями

Кто ближе всех к науке. Топ-20 российских вузов по уровню научно-исследовательской активности

Где дорого и где дешево. Средняя стоимость платного обучения на 1-м курсе по программам бакалавриата в 2011/2012 г. (тыс. рублей в год)

Затраты. Объем финансовых средств в расчете на одного студента (тыс. рублей)

Возраст

Средний возраст, лет

Самые молодые преподаватели

41. Волгоградский государственный университет

41. Белгородский государственный университет

42. Высшая школа экономики

Самые пожилые преподаватели     

59,2 Московский технический университет связи и информатики

59,5 МИРЭА

70 МАРХИ

49 В среднем по всем вузам

Независимость. Доля государственного финансирования в общем бюджете вуза

У партнеров

    «Русский репортер»
    №45 (274) 15 ноября 2012
    Рейтинг университетов
    Содержание:
    Реклама