Саша Чугунова из Красноярска

Юлия Никитина
17 января 2013, 00:00
Фото: из личного архива А. Чугуновой

На уроках английского в школе мы учили разные тексты, в том числе и про Красноярск. Помню, меня поразил тот факт, что основан он был в 1628 году — всего через восемь лет после того, как в Америку прибыл корабль «Мэйфлауер». То есть мой город и США почти ровесники!

Я родилась в Красноярске и прожила в местном Академгородке до 16 лет, после чего родители отправили меня учиться дальше. В летней школе под Бостоном я уже через месяц поняла — не мое. Переехала в Москву, поступила на журфак МГУ и параллельно записала свой дебютный альбом под псевдонимом СашаЧ. В Красноярске я бываю теперь, увы, нечасто: все-таки это очень далеко. Но на Новый год приезжаю — к маме, папе, бабушке, белым сугробам и сорокаградусным морозам.

Самая большая гордость Красноярска, я считаю, — Енисей, горы и тайга. Красоты там необыкновенные, особенно за городом. Академгородок, где я выросла, раньше находился фактически в лесу. Чтобы осенью набрать ведерко маслят, достаточно было зайти за школу…

Левый берег Енисея — территория индустриальная и, по моим ощущениям, довольно хмурая, на правом же — центр города с родными для всех нас топонимами: проспект Мира, улица Карла Маркса, улица Ленина… В последнее время перед Новым годом его весь обвешивают разноцветными гирляндами и светящимися фигурами. Многие красноярцы уже называют этот район «наше Рио».

И конечно, говоря о Красноярске, нельзя не вспомнить заповедник «Столбы». Правда, чтобы добраться до Деда, Перьев, Львиных ворот и прочих известных скал, нужно протопать семь километров в горку. Не каждый осилит. Зато как чудесно было в детстве, добравшись наконец до места с языком на плече, выпить горячего сладкого чая из термоса и закусить бутербродом с вареной колбасой, заботливо выданным мамой! Недавно в зоне заповедника построили парк «Бобровый лог», который стал невероятно популярным среди сноубордистов и горнолыжников. Кстати, на лыжах или сноуборде в Красноярске катается, наверное, каждый третий. В школе зимой все уроки физкультуры мы проводили на лыжах. А зима в Красноярске долгая… Как же я их ненавидела, эти лыжи!

 expertrusrep_02_082_2.jpg Фото: Константин Кокошкин/GeoPhoto
Фото: Константин Кокошкин/GeoPhoto

Одно из самых главных для меня мест в Красноярске — Театр оперы и балета, за кулисами которого я провела когда-то много времени: именно там я в 11 лет впервые вышла на большую сцену в новогоднем представлении музыкального центра «Волшебный микрофон».

С гордостью могу сказать, что мой прадедушка был одним из проектировщиков Красноярской ГЭС, которая красуется на десятирублевой купюре. Съездить туда стоит хотя бы для того, чтобы оценить ее мощь. Вот только странно, что помимо ГЭС дизайнеры решили запечатлеть на десятке Коммунальный мост, а не Железнодорожный, который в 1900 году разделил с Эйфелевой башней Гран-при и золотую медаль Всемирной выставки в Париже.

Жаль, конечно, что у нас и власть, и жизнь сосредоточены в Москве и Питере. До провинции радости цивилизации и деньги доходят с большим опозданием и далеко не в том объеме, как хотелось бы. Поэтому в Красноярске не любят москвичей. Да и ко мне, после того как я переехала в Москву, многие старые приятели относятся как к «зазвездившейся». Я их не разубеждаю, бороться со стереотипами — все равно что сражаться с ветряными мельницами. Но я очень хотела бы, чтобы мой родной город развивался. И еще было бы здорово решить как-то вопрос с экологией. Печально, что Красноярск считается одним из самых неблагополучных в этом отношении городов России: алюминиевый завод все-таки. И хотя природа там могучая, справиться с пагубным влиянием человека ей самой уже не под силу.