Отыграться по-крупному

Спорт
Москва, 18.07.2013
«Русский репортер» №28 (306)
Зачем нужна Универсиада? До начала Всемирных студенческих игр этот вопрос мог поставить в тупик даже бывалого болельщика. В российском спорте высших достижений студенческий спорт не играет сколько-нибудь серьезной роли, поэтому чего ждать от этих Игр — не знал практически никто. Корреспондент «РР» провела неделю в Казани и постаралась разобраться, зачем нам нужны студенческие игры

Фото: Григорий Соколов/РИА Новости

У дороги из аэропорта на обочине стоят две девушки в волонтерской красно-белой форме. Они широко улыбаются и машут проезжающим мимо машинам. Через двести метров еще парочка. Эти уже так наловчились, что спокойно ведут разговоры, повернувшись лицом друг к другу, а их руки в огромных болельщицких перчатках живут своей жизнью, радостно приветствуя проезжающие авто.

Казань постаралась встретить Универсиаду во всем блеске. Мы едем по центральным улицам города: дома свежевыкрашены, никаких подтеков и обветшалых фасадов, все недостроенные здания замаскированы, хотя и не очень правдоподобно — в основном растяжками с рекламой Универсиады. Много надписей на английском — parking, car wash, restaurant.  Машин на дорогах непривычно мало.

«Сборная России завоевала сотую золотую медаль Универсиады в Казани» — такими заголовками пестрят ленты информагентств задолго до окончания Игр. Ближайший конкурент, сборная Японии, не набрала и двадцати. Настолько разгромной победы нашей студенческой сборной не ожидал, наверное, никто. Подобного триумфа отечественная команда не знала даже в советские времена.

 Случись это на Олимпиаде, журналисты со всего мира кинулись бы искать причину внезапного успеха — секретный допинг или новаторскую методику подготовки. Другое дело — победа на Универсиаде. Такое количество золота наша команда завоевала благодаря тотальному преимуществу в классе.

В Казань российская команда приехала первым составом — сплошь олимпийцы и опытные спортсмены. Правила не запрещают им участвовать в университетских Играх, если они проходят по главным критериям: являются учащимися вузов и не перешагнули возрастной рубеж в 28 лет.

Выиграть все

Я подхожу к новенькому Центру водных видов спорта. Здесь в 2015 году должны пройти заплывы чемпионата мира, приедут лучшие пловцы, прыгуны в воду и синхронистки. Слева от Центра — «Казань-Арена». Перед стадионом установлен экран — самый большой в Европе, 4000 кв. м. На нем транслируют рекламу, которую видно за много километров.

Миновав длинные, похожие на больничные, коридоры, выхожу на трибуну. В бассейне пахнет неприятно, может быть, проблемы с новой системой кондиционирования — влажный воздух отдает хлоркой и еще чем-то едким. Зрители притихли: китаянка, лидер соревнований, поднимается на трамплин. Шлеп! Спортсменка отбросила мокрое полотенце, оно летит с трехметровой высоты на кафельный пол. Еще минута — и китайская прыгунья отвешивает поклон зрителям, ей сдержанно аплодируют. Через 20 минут она отпразднует победу, а российская спортсменка Диана Чаплиева останется только четвертой — почти исключительный результат для этой Универсиады.

— Другим странам никто не запрещал привозить свои основные составы, — остро реагирует двукратный призер турнира по прыжкам в воду Виктор Минибаев на мой вопрос о неравенстве сил российской сборной и остальных команд. За последние дни россияне выдержали целый град насмешек за свой «перекачанный» состав. — Но все решили готовиться к чемпионатам мира. А Россия подошла ответственнее к Универсиаде. Я и сам назначил этот старт главным в сезоне, к нему и готовился.

Решение, выступать в Казани или нет, многие российские спортсмены принимали, мягко говоря, не совсем самостоятельно. Приказ «выигрывать Универсиаду» был спущен в федерации сверху и уже в более мягкой форме донесен до олимпийских чемпионов и их тренеров.

— Вы знаете, у нас в Казань надо было ехать всем лидерам, — добавляет Дмитрий Саутин, двукратный олимпийский чемпион по прыжкам в воду. Сюда он приехал в качестве тренера Чаплиевой. — Было указание сверху. Но ребята заодно еще раз себя проверяют. Перед чемпионатом мира на самом деле это не помешает. Хотя у нас мужчины и так уже все профессионалы, у них все в порядке. Никто не отрицает, что напряжение действительно очень большое. Но у меня то же самое было — в месяц по три-четыре турнира. Это спорт.

Сами спортсмены относятся к Универсиаде неоднозначно. В отличие от Олимпиады, в которой мечтает участвовать любой, выступление здесь не дает всемирной славы. Главный бонус здесь — деньги. Премьер подписал распоряжение, согласно которому победители Универсиады получат 168 тыс. рублей, серебряные призеры — 84 тыс., бронзовые — 50,4 тыс. Собираются поощрить спортсменов и правительства республик, а кого-то — и мэрии городов. Так, официально было объявлено, что спортсмены, представляющие Республику Татарстан, получат за победу дополнительные 150 тыс. от правительства и 130 тыс. от городских администраций. Итого одна золотая медаль равна 448 тыс. Если медалей две, получается почти миллион.

Многим чемпионам пришлось сильно напрячься, чтобы вставить Универсиаду в свой график: чемпионаты мира никто не отменял. У кого-то эти Игры удачно вписываются в календарь сборов, тренировок и соревнований, кому-то приходится труднее. Сложная ситуация у пловцов, прыгунов в воду, синхронисток: чемпионат мира по водным видам спорта стартует в Барселоне через три дня после завершения Универсиады, и большинство спортсменов полетели в Испанию прямиком из Казани.

— Мы приняли участие, потому что заставили, — улыбается чемпионка мира по плаванию, бронзовый призер Олимпиады в Лондоне Юлия Ефимова. — Сказали, что Универсиада в России и надо все обязательно выиграть. Во всех видах спорта, не только у нас. Но все равно основной старт будет на мире, и задача — выиграть здесь, затратив как можно меньше усилий. Учитывая, что оба старта на самом высоком уровне, это, конечно, тяжело, но будем стараться!

Однако очень многие российские спортсмены-студенты изначально планировали участвовать в домашней Универсиаде.

— Универсиада — очень хороший крупный старт, почему бы его не попрыгать? Я ведь тоже студент, не Вася со двора! — говорит лучший на данный момент российский прыгун в длину Александр Меньков. Ему 22 года, хотя выглядит он, скорее, как выпускник старших классов. — Я вообще могу выступать хоть через два дня! Бывают такие недели, когда по два-три старта за семь дней.

Далеко не все его коллеги по легкоатлетической сборной, особенно те, кто постарше, готовы к такому же плотному соревновательному графику, особенно в преддверии домашнего чемпионата мира в августе. Учитывая, что мировое первенство по легкой атлетике ни разу еще не проходило в России, вполне логично, что и там от российской сборной будут ждать только побед.

— Чемпионат мира у нас, конечно, в приоритете, но и Универсиада также важна, — поясняет президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. — Я думаю, что если бы соревнования проводились в Великобритании, они бы тоже выставили очень сильную команду. Это феномен родных стен. А у нас почему-то тема с первым составом на Универсиаде стала какой-то доминирующей. Все ребята были действительно заинтересованы в выступлении, потому что это наши домашние соревнования. Тем более Универсиада для многих спортсменов стала отборочным соревнованием для участия в чемпионате мира. Только те, кто не был в Казани, должны приехать на чемпионат России.

— Нас поручение приехать первым составом особо не касалось. Мы планировали участие в Универсиаде еще задолго до того, как наш президент… — начинает отвечать на мой вопрос Иван Созонов, но монолог российского бадминтониста продолжается всего 12 секунд. Сзади подходит лысый поджарый мужчина в синей рубашке и слегка приобнимает Ивана.

— Потом, потом давай! Там Виталий Леонтьевич хочет переговорить, — кидает мне мужчина, и я провожаю взглядом лысый затылок и моего собеседника, которого ведут лично к министру спорта Российской Федерации.

«Потом» наступает минут через сорок, после того как российские спортсмены «переговорили» с Мутко, получили медали и расписались за них в ведомостях у организаторов.

— Естественно, ответственность, желание показать себя передается всем спортсменам, — продолжает Созонов. — Тем более много внимания приковано со стороны общественности, средств массовой информации. Для каждого спортсмена это честь — представлять страну на соревнованиях такого крупного уровня. Мы вообще в финале играли с первыми ракетками мира!

Действительно, для участия в бадминтонном турнире, как и в соревнованиях по прыжкам в воду, приехал ряд спортсменов высокого уровня. Еще несколько национальных лидеров были представлены в других видах спорта.

Довольно серьезной конкуренция получилась в мужских соревнованиях по спортивной гимнастике. Сильнейшим составом прибыли украинцы, японцы привезли двух серебряных призеров Олимпиады в Лондоне, был олимпийский чемпион из Бразилии и еще несколько очень приличных гимнастов. Чемпионат мира по спортивной гимнастике пройдет только в конце сентября, и, казалось бы, участие в Универсиаде для гимнастической команды — большой плюс. Но и здесь, как выяснилось, все не так однозначно.

— С одной стороны, этот старт — великолепный опыт, как любые международные соревнования. Но с другой — Универсиада вроде как и не к месту, — признает старший тренер мужской сборной России Валерий Алфосов. — Мы уже приняли участие в чемпионате Европы, почти сразу Универсиада, а в сентябре мы снова уезжаем — на чемпионат мира. Такой плотный график сказывается не очень благоприятно на подготовке сборной. Все-таки нужен период для восстановления, физического и психологического.

Единственная российская национальная команда, которая не отправила в Казань сильнейших спортсменов, подходящих по параметрам, — мужская сборная по дзюдо. У большинства призеров лондонской Олимпиады не решены проблемы со здоровьем, и главный тренер россиян итальянец Эцио Гамба решил не рисковать здоровьем спортсменов в преддверии чемпионата мира — он будет через месяц. По словам итальянца, давить на него никто не стал, что вполне логично: по мнению большинства экспертов, именно приход Гамбы в сборную России позволил команде добиться триумфа на Олимпиаде в Лондоне. Россияне выиграли общий зачет турнира по дзюдо, взяв три золота, серебро и бронзу. Надавить на итальянца означало бы рискнуть его потерять, а это не в интересах прежде всего российской стороны. Гамба-то вряд ли останется без работы.

Другой подход

— Деньги за медали? Нам? Нет, я о таком вообще не слышала, — вытягивает губы трубочкой темнокожая бегунья Вашти Томас и тянется правой рукой к копне дредов на голове.

Спросив студентку американской Академии искусств, будущего тату-художника о призовых деньгах, я явно поставила ее в тупик.

— Я вообще очень интересно попала на эти соревнования. У меня спросили: «Поедешь?» Я сразу же согласилась. Конечно, об Универсиаде в Америке намного меньше говорят, чем о многих других турнирах, но все равно мне очень здесь нравится. И я в шоке от того, сколько здесь олимпийских чемпионов из России.

В США соревнования показывают по кабельному телеканалу ESPN U, который специализируется на трансляции университетских стартов. «Евроспорт», основной спортивный телеканал Европы, также показывал соревнования далеко не по всем видам спорта, а лишь по самым зрелищным с точки зрения телевизионной картинки: по плаванию, прыжкам в воду, легкой атлетике и волейболу. Дважды в сетку вещания канала попала гребля, а еще баскетбольный и футбольный финалы у мужчин. Всего же на Универсиаде разыгрывали медали по 27 видам спорта, многие из которых в мире остались без внимания.

О небольшом интересе к Универсиаде свидетельствует и количество зарубежных коллег — их почти не было. Журналистов из США, где студенческий спорт развит как ни в одной другой стране мира, можно было пересчитать по пальцам руки. О незаинтересованности американцев в соревнованиях свидетельствует также их общекомандное место — вне первой пятерки. Вопреки заверениям российских функционеров, приблизительно такое же отношение — слабо заинтересованное — было и у большинства других сборных. Даже китайцы, триумфаторы прошлой Универсиады (кстати, тоже домашней), завоевавшие в 2011 году 75 золотых медалей, на сей раз практически ни в одном виде спорта не были представлены сильнейшим составом.

— Сборная Канады тоже в основном состоит из обычных студентов, для которых спорт — хобби. Но я сейчас стала тренироваться на постоянной основе, поэтому, скорее, отношусь к числу профессиональных спортсменов. Хотя даже в гимнастической сборной с нами приехали девочки, которые гимнастикой занимаются для себя. Получилась такая mix-team, — плотная, маленькая гимнастка Элизабет Блэк чеканит слова, как монеты. Три минуты назад она тянула в канадскую камеру: «I'm so pro-o-oud!» — и прижимала к груди две свои медали — серебро и бронзу. Лицо ее сияло от гордости и счастья, как будто она выиграла олимпийскую медаль.

Такой жесткий регламент

— В последнее время студенческий спорт в Южной Корее сильно развивается, мы стремимся к тому уровню, который есть в американских университетах и колледжах. Но сюда мы не стали отправлять первый состав: не все проходили по возрасту, да и многие спортсмены готовятся к чемпионатам мира, — подтверждает общую тенденцию корейский тренер, сопровождающий бадминтонную делегацию.

Меня вынуждают прервать разговор на полуслове, и я даже не успеваю записать его имя. В «Академии тенниса» очень серьезно относятся к правилу, установленному организаторами, — выделять на общение журналистов со спортсменами только пять минут. Корейский тренер так и не понял, почему ему не дали договорить, виновато улыбнулся и ушел в раздевалку. Я смотрю на диктофон: 5 минут 23 секунды. Какая непунктуальность!

Подобные эпизоды во время Универсиады повторялись еще не раз. Для России опыт проведения крупных спортивных состязаний накануне сочинской Олимпиады важен, как никогда. Организация Игр в Казани во многих отношениях оставляет желать лучшего. И осмыслить огрехи, чтобы подобное не повторялось в Сочи, — задача спортивных чиновников.

Сразу стала очевидной плохая подготовка персонала. Хотя большая часть представителей оргкомитета и волонтеров, с которыми я сталкивалась в течение  недели, искренне хотели помочь, получалось у них так себе. Людей, обслуживающих такое крупное спортивное мероприятие, не научили, как надо себя вести, куда направить, как размещать. От этого мучились не только журналисты и зрители, но и сами сотрудники. Правила менялись каждый день, становясь то более, то менее нелепыми.

— Сегодня нам велели воду отбирать, а вчера можно было с ней пропускать. Сегодня здесь проходить можно, завтра — нельзя. Как вы понимаете, мы не сами это придумываем, — разводили руками сотрудники пункта досмотра. — Каждый день идут какие-то новые указания сверху. А еще система электронных пропусков постоянно ломается, и не всегда мы можем понять, кого пропускать, а кого нет. На аккредитации одно, а прикладываешь пропуск — и на экране отображается совсем другое. Попробуй объясни человеку, почему так.

Надо сказать, что за формальный подход очень ругали и Олимпиаду в Лондоне. Английские волонтеры тоже чересчур педантично следовали букве протокола, из-за чего между ними и журналистами случались недоразумения и даже стычки. Надо надеяться, что организаторы Игр в Сочи учтут ошибки англичан и казанцев.

— Сорок лет я работаю в спорте и не встречал худшей организации соревнований, — поделился наблюдениями известный спортивный фотограф Сергей Киврин. — Первая моя съемка была на Универсиаде в Москве в 73-м. Выдали пропуск — на картоночке нарисован бегущий Буратино. По этому билету меня пускали везде. А здесь никуда нельзя пройти, отовсюду гоняют. Везде люди прикрываются тем, что они подневольны. Здесь все всего боятся. Зато волонтеры могут ходить, куда хотят! Я не понимаю, зачем их здесь столько. Только толкутся и всем мешают.

Больной вопрос

— Да вы что, с ума сошли, что ли? Вы понимаете, что могу пострадать не я один? Вы хотите, чтобы я рисковал чужими жизнями? — в салон официального автобуса Универсиады долетает с улицы мужской бас.

— Потерпи еще два часа!

— Я тут с пяти утра, сейчас почти двенадцать ночи! Да и возить некого!

— И что нам делать?

— Да пошли вы все! — на лестнице слышится тяжелая мужская поступь, потом звук опускающегося в кресло грузного тела. Через 15 секунд заурчал мотор.

«Не плачь, еще одна осталась ночь у нас с тобой. Слышишь? Не плачь» — голос Татьяны Булановой разносится по салону, успокаивая шофера, который уже неделю работает на износ. Двери закрываются, и мы трогаемся. Кроме водителя в автобусе я да китайский фотограф, который хоть и не понял смысл перепалки, но всю дорогу беспокойно ерзал.

На Универсиаде туго пришлось не только журналистам, но и наемным сотрудникам и волонтерам. Последних на Универсиаде было действительно много — 20 тысяч: 15 из Татарстана и еще 5 со всей России. Было также несколько иностранцев, но мне они так и не встретились.

— На каждом объекте работает по триста волонтеров, но не пугайтесь, не все сразу, — объясняет мне Наташа. Она приехала из Пензы, учится на тренера по легкой атлетике. — Нас разбивают по сменам, их всего три. Так что сейчас на объекте не больше семидесяти человек.

Я оглядываю помещение, где расположена микст-зона Центра водных видов спорта, и понимаю, что как минимум половина из этих семидесяти человек сейчас здесь. Кто-то бесцельно разгуливает по коридору, остальные заняли свободные лавки и сидят, прижавшись друг к дружке, как курочки на жердочке. Царит атмосфера веселого бардака.

— Я сам хотел сюда, но, говорят, ребятам из каких-то университетов настоятельно рекомендовали — так сказать, в принудительно-добровольном порядке. Но зато не придется проходить скучную практику. Правда, я вон как растолстел, — показывает мне внушительную жировую складку волонтер Вова, он учится на программиста в Казани. — Питаемся ведь в «Макдоналдсе» уже вторую неделю. Даже не знаю, как теперь вернуться к прежнему весу. Но в «Макдаке» едят не все: кому-то раздают ланч-боксы. Говорят, нормальные. Про плесневелые булки я читал только в интернете, сам не видел. Но посмотрите, чем кормят наших водителей! — Вова протягивает мне пакетик с соком — самым дешевым, из «Ашана», — и упаковку салата из капусты.

— Вы понюхайте! Это же несвежее, все водители здесь перетравились, — вмешивается в разговор водитель Виталий, обладатель обеда, который оказался у меня в руках. — А на второе пшено, его есть невозможно! Живем в казармах — те, кто приезжий, — но еще хуже, что работаем почти без отдыха: смены начинаются в пять утра, а заканчиваются иногда в два ночи.

Чего хотят казанцы

— Да эта Универсиада — одна большая жесткая печаль! — говорит таксист-нелегал Дмитрий. — Сейчас по всему городу запретили повороты налево, чтобы было меньше пробок. Но все по привычке поворачивают, всю жизнь ведь так ездили! А там гаишники. Штрафы платишь больше, чем зарабатываешь. За каждый поворот полторы тысячи! И чему радоваться? Из-за одних дорог? Я лично больше ничего положительного не заметил. Кому-то эти спортивные объекты, возможно, и нужны. Но мне как-то по барабану, у меня нет времени на спорт. Надо зарабатывать деньги. У нас здесь средняя зарплата — пятнадцать тысяч, больше не найдешь. В общем, поскорей бы эта Универсиада закончилась на фиг, — после минутного молчания продолжает Дмитрий.

Понять недовольство таксиста легко. В последний месяц сотрудники ГИБДД «буквально зверствуют», говорят казанцы, работают активнее, чем когда-либо. Штрафные стоянки переполнены, карают за малейшую провинность, говорят, даже за невымытый автомобиль. По всему городу появилось много новых знаков, запрещающих парковку. Любимое время суток службы эвакуации ночное, когда автомобиль со штрафстоянки забрать нельзя, — «раздача» начинается только с восьми утра. Оплата, естественно, почасовая. В городе, говорят, не осталось ни одного автовладельца, который бы не нарвался на штраф. С другой стороны, для тех, кто любит спорт, Казань стала еще более удобным городом.

— Мне лично Универсиада дала очень многое, — говорит Оскар, сборщик торгового оборудования. — Построили дороги, спортивные объекты — людям будет чем заниматься! Я сам коренной казанец, в молодости занимался легкой атлетикой. Хороших стадионов тогда вообще не было, и вот мы бегали чуть ли не по асфальту. А сейчас — надеваю кроссовки, выхожу на улицу и бегаю в замечательных условиях. Никаких заборов и кордонов.

По моим наблюдениям, Универсиада разделила город на две равные части: тех, кто поддерживает турнир, и тех, кто особого смысла в нем не видит. О неоправдавшихся ожиданиях здесь говорят многие: учителя, медики, инженеры. Результаты проведенных работ разочаровали часть местных жителей: к новым дорожным развязкам и уменьшению числа пробок, как ко всему хорошему, быстро привыкли, оценить строительство спортивных сооружений готовы не все. Во время соревнований в городе поначалу особо не чувствовалась атмосфера праздника — повысились цены на развлечения, такси.

Трибуны пустые, мест нет

Именно среди тех, кто ни разу не посмотрел соревнования вживую, больше всего критиков турнира. Однако с каждым днем таких людей в Казани становилось все меньше, и через неделю после открытия Универсиады население постепенно смягчилось — зрители потянулись на спортивные арены.

К сожалению, попасть на соревнования оказалось не так просто из-за еще одного организационного сбоя. На многих спортивных объектах трибуны сначала вообще пустовали. Причем билеты в кассах купить было невозможно. Мне парадокс объяснили просто: билеты поступили в продажу еще в прошлом году, но мало кто решался их покупать — сложно угадать, что будешь делать следующим летом.

Власти пошли другим путем — видимо, в угоду отчетности: обязали казанские банки скупить билеты и раздать сотрудникам. Говорят, половина из розданных «проходок» оказалась в мусорных ведрах. Зато у желающих, которых в городе на самом деле немало, долгое время не было возможности попасть на трибуны.

— Я не себе билет ищу — родителям, — объясняет Алена, худенькая светленькая девушка с организаторской аккредитацией на шее. Она стоит у входа в бассейн уже полчаса и каждому прохожему задает один вопрос: «У вас нет лишнего билета?» Таких, как Алена, здесь человек десять.

— А чего же ждут они? — оборачиваюсь я на очередь человек в сто перед кассой.

— Вчера тоже говорили, что билетов нет. И не открывались — якобы принтер сломался. В итоге через пятнадцать минут после начала все-таки стали продавать билеты. Короче, бардак и неразбериха.

Министр спорта Виталий Мутко то ли еще не разобрался в итогах Универсиады, то ли пока не готов объявить, что не все прошло так гладко, как хотелось бы, хотя проблему с билетами он признал.

— Нареканий к организаторам у меня нет, — сказал мне министр. — Каждый вечер в шесть часов проходит сбор глав делегаций, и кроме благодарности мы ничего пока не слышали. А это самая главная оценка. Мы и вы, журналисты, можем оценивать как угодно, но главное слово за теми, для кого проводится эта Универсиада. У команд, которые сюда приехали, вопросов нет.

У спортсменов, приехавших на соревнования в Татарстан, действительно не должно быть поводов для недовольства: для них здесь сделали все. Ради гостей Универсиады даже перенесли национальный праздник Сабантуй, который обычно празднуют в июне по случаю окончания посевных работ. Так что неполадки в организации их, слава богу, не  коснулись.

— Есть определенное количество мест, которые отдаются международным аккредитованным организациям, делегациям, — объясняет мне Виталий Мутко. — И, как правило, пустующие места принадлежат им. Это было и во время Олимпиады в Лондоне. Продавать билеты на эти места мы не можем. Другая проблема — когда определенное количество билетов выкупают компании, а сотрудники не ходят. Мы это поняли во время Универсиады и все поменяли в течение двух-трех дней, начав продажу дополнительных билетов. Это опыт, который важно применить, например, в Сочи. Как и многое другое: систему безопасности, вопросы пограничного, таможенного, миграционного контроля, телевизионный показ, систему управления спортивными объектами. На Универсиаду приехали наблюдатели из оргкомитета «Сочи-2014», представители «Олимпстроя», они все здесь тщательно изучают.

Универсиада завершилась полнейшим триумфом российских спортсменов. Хотелось бы сказать, что репетиция Олимпиады в Сочи удалась, но так ли это на самом деле, будет зависеть от того, какие выводы сделают спортивные функционеры. Пока что чиновники в восторге: наконец-то не нужно отчитываться перед страной, объясняя очередной провал на серьезных соревнованиях! Но, наслаждаясь эйфорией, важно не забыть, что эти Игры все-таки очень далеки от реальной ситуации в российском спорте. Да, выиграть домашнюю Универсиаду — это правильно. Если бы сборная нашей страны не заняла в Казани первое место, то не стоило бы даже говорить об успехах на будущей Олимпиаде.

Но и выдавать эту победу за тот прорыв, который нам обещали после провала на Играх-2010 в Ванкувере и четвертого общекомандного места в Лондоне, было бы большой ошибкой. Скоро Олимпиада в Сочи — туда приедут по-настоящему сильнейшие спортсмены со всего мира, и вот там состоится настоящая проверка на прочность.

У партнеров

    Реклама