Взяточник взяточнику рознь

Актуально
Москва, 15.08.2013
«Русский репортер» №32 (310)
Осташковский суд Тверской области повторно осудил директора сельского дома культуры Илью Фарбера — «народника», переехавшего из Москвы в деревню учительствовать и обвиненного там во взяточничестве. Дело учителя сомнительно по существу, но на этот раз «РР» решил изучить исключительно его процессуальную сторону. И пришел к выводу, что суд вполне мог принять другое решение

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Первый суд по делу учителя запомнился антисемитским высказыванием прокурора Павла Верещагина: «А может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?» и записанным на диктофон «хрустом пятитысячных купюр» в качестве едва ли не ключевого доказательства. После суда, который приговорил Фарбера к восьми годам заключения, Верещагина не только не пожурили, но, напротив, указом президента назначили судьей Лихославльского райсуда.

О том процессе, его странностях, непростых отношениях Фарбера, местных властей и местных жителей мы писали ровно год назад («Эксперименты с народом», «РР» № 32 от 26 августа 2012 года). Если коротко: заведовавший ДК Фарбер крепко поругался с коммерсантом Юрием Гороховым, который, по мнению учителя, плохо и не в срок отремонтировал клуб. А у Горохова нашлись знакомцы в межрайонном отделе управления ФСБ, и Фарбер был объявлен взяточником.

Скандальный приговор ожидаемо отменил Верховный суд, и это вселило в сторонников Фарбера некоторые надежды, хотя учитель и находился все это время в СИЗО. И вот надежды рухнули. Обвиняемый получил 7 лет. Ему «скосили» всего год.

— Если мы абстрагируемся от всех сомнительных — а их много — обстоятельств дела и обратимся только к формально-юридической стороне вопроса, как его формулирует обвинение, если мы будем наивны и доверимся ребятам в синей форме, то можно сделать, например, и такой печальный вывод: учителю дали по минимуму, — говорит адвокат Максим Сологуб. — Это, конечно, если Фарбера строго по статье приговаривать к реальному сроку заключения. Но ведь этого можно и не делать…

Секрет этой на первый взгляд парадоксальной ситуации в особенностях российского уголовного законодательства и судебной практики. У непосвященного человека они могут вызвать как минимум удивление.

Илья Фарбер был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 5 статьи 290 УК («получение взятки») и частью 1 статьи 285, где говорится о «злоупотреблении полномочиями». Когда речь идет о мздоимстве в крупном размере (больше 150 тыс. рублей), а дело Фарбера — именно такой случай, санкций может быть две. Либо заключение на срок от 7 до 12 лет, либо штраф в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки с ограничениями на занятие определенных должностей.

То есть Фарбера — даже если вслед за прокурором и судом мы гипотетически признаем его виновность — могли бы и не сажать вовсе, а впаять ему штраф. Но уж если сажать, то минимум на 7 лет. Выбрать тот или иной вариант — прерогатива судьи.

Но это далеко не все. Покорно следовать санкциям, прописанным в статье, совсем не обязательно. Судья, даже назначая наказание в виде лишения свободы, вправе превратить его в условное или, сделав поправку на «исключительные обстоятельства» и «роль виновного и его поведение», как это прописано в статье 64 УК, дать наказание «ниже низшего предела». То есть дать меньший срок, чем указано в статье, или назначить более мягкое наказание.

Однако учесть эти «обстоятельства» и «роль» может только сам судебный чиновник, и это делает его практически всесильным.

— По идее, такая свобода судейским предоставляется для того, чтобы человека, просто оступившегося или совершившего не слишком опасное преступление, не закрывать, не приобщать в колонии к криминальной культуре, а просто напугать, — продолжает Максим Сологуб. — И чтобы, с другой стороны, действительно матерого преступника судья мог закрыть по полной. Ведь под одну статью может попасть и нищий врач из провинциальной поликлиники, решившийся на взятку от безысходности, из-за несчастья с близкими, и олигарх, и генерал, и замминистра.

В реальности, однако, мы наблюдаем примеры прямо противоположные. Гуманность судебный корпус зачастую проявляет как раз по отношению к различным шишкам. Любопытна в этом смысле практика по фарберовским статьям. Так, например, попавшийся на взятке в один миллион рублей бывший начальник управления экономики и финансов Росприроднадзора Назип Абдуллаев в прошлом году получил условный срок. Если поднять свежую судебную хронику, можно обнаружить целый каскад уголовных дел со схожим, благоприятным для подсудимых финалом.

К условным срокам были приговорены: главный сантехник столицы Сергей Федосов за взятку в 13 млн рублей; волгоградский чиновник из РФФИ Сергей Лавриненко за попытку обогатиться на 2,5 миллиона; заместитель начальника забайкальского управления МЧС Владимир Ермаков за «откаты» на общую сумму 15 миллионов; следователь отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Приморскому краю Виталий Пономарев за взятку в 30 тыс. долларов. Список можно продолжать.

Да, в каждом из этих дел у судьи были юридические возможности помочь обвиняемым. Те раскаивались, сотрудничали, предоставляли суду безупречные послужные списки, грамоты, награды.

Понятно, что это была та самая стратегия защиты, которая позволяет получить срок «ниже низшего». Наиболее эффективно она работает, если защитник при этом сам выходец из прокуратуры или суда, хорошо знаком со своими процессуальными противниками и вообще обладает целым набором неофициальных, но весьма полезных связей. В провинции такие связи еще теснее. Желательно также, чтобы процесс протекал в стороне от любопытных глаз.

Фарбер же, напротив, сразу занял непримиримую позицию и всячески способствовал тому, чтобы дело оставалось публичным. И попал в итоге в число «мелких сошек», которые и формируют громкую статистику, свидетельствующую о неустанной борьбе с коррупцией. По данным самого Следственного комитета, в 95% дел о взятках фигурируют суммы в пределах 2–5 тыс. рублей. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (310) 15 августа 2013
    Мигранты
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама