Музыка

5 декабря 2013, 00:00

Хамелеон

Nina Karlsson

Мнение

Мэри Поппинс, здравствуй!

Петербургская певица Нина Карлссон выпустила новый альбом, впервые на русском языке. И, похоже, это лучшее из всего, что сделали молодые русские артисты в этом году.

Примерно с 2008 года, с самого момента своего появления, Нина Карлссон воспринималась как типичная салонная певица нового поколения: гладкие, но непримечательные песни на английском, чистый, но не очень характерный голос, красивое лицо. Про нее во всех рецензиях говорили, что она бывшая модель, и как-то само собой уходило на второй план, что она еще и профессиональный композитор.

На «Хамелеоне» консерватория наконец-то окончательно победила подиум. Восемь ярких, изобретательно сочиненных и блестяще спетых песен с небанальными, местами глубокими (как в «Катаюсь» и «Как дети») и красивыми текстами. Мелодические ходы здесь явно указывают на композиторский бэкграунд автора, однако их нестандартность ничего не усложняет для слушателя: это просто славные песни вроде тех, что сочиняли советские композиторы 70-х. «Птицы», например, легко представить в каком-нибудь фильме вроде «Мэри Поппинс, до свидания!». Впрочем, это самая театральная песня из всех.

Запев по-русски, Нина Карлссон как будто выбросила то мутное стекло, которым отделяла себя от слушателя. Стали слышны ее настоящие интонации — тонкие и грамотные, ее аристократические обертоны, наконец, она впервые переполнила свои песни бэквокалом, вторыми и третьими партиями, вокализами, вообще в альбоме очень много голоса. В сочетании с вибрафоном и клавишными это делает всю запись рождественской, сказочной.

Из-за ленинградского происхождения, кристального вокала и многоголосья Нину Карлссон, вернее, ее последнюю пластинку, сравнивают с «Колибри». Можно привести и другой ряд сравнений  с утонченными певицами 90-х со сплошь дворянскими фамилиями — Ириной Богушевской, Аленой Свиридовой, Натальей Ветлицкой. Даже в их внешности было что-то общее. Почему-то в 2000-е эта мода на утонченность и благородство сошла на нет. А в Нине Карлссон снова возродилась: в ее голосе, песнях, образе и даже осанке есть это холодное чувство собственного достоинства, которого очень не хватало в поп-музыке последних лет.

5/12. Wild Beasts

Клуб «16 тонн»

Британская группа Wild Beasts — номинант престижной премии Mercury Prize и выбор хипстерского сайта Pitchfork — выступит в Москве в рамках вечеринки Selector Live (Selector — британская музыкальная программа, которую слушают в 40 странах). Мероприятие проходит при поддержке Британского совета.

5–7/12, 21.00. БГ-60

Клуб Arena

Так называется концерт, посвященный 60-летию Бориса Гребенщикова. Что там будет, никому не известно. Вероятно, выступление «Аквариума» — вряд ли Гребенщиков будет играть сольный концерт три дня подряд под гитару, принимая подарки и потягивая виски. Хотя все возможно.

6/12, 20.30. Мумий Тролль

Stadium Live

Илья Лагутенко заявил, что декабрьские концерты «Мумий Тролля» станут последними и дальше он то ли распустит группу, то ли покинет ее, чтобы заняться другими проектами. Новость слишком грустная и слишком невнятно заявленная, чтобы в нее поверить. Но сходить на «последний» концерт ветеранов русского поп-рока в любом случае стоит. На разогреве у «Мумий Тролля» — «Сансара».

10/12, 21.00. Woodkid

Arena Moscow

Один из самых заметных в мире европейских музыкантов Woodkid, он же француз Йоанн Лемуан, — типичный человек Возрождения. Он не только пишет музыку, но еще и снимает клипы для Ланы Дель Рэй и Моби, подвизается в кино (например, работал в команде Люка Бессона над «Артуром и минипутами»), занимается скульптурой, живописью, шелкографией, вязанием и много чем еще. И правильно, а то обнаружишь себя лет в пятьдесят клепающим одни и те же песни и больше ничего не умеющим — кому это надо?