Как стать другим уже сейчас

Тренды
Москва, 21.08.2014
«Русский репортер» №32 (360)
Как быть человеку в условиях бурного технического прогресса, а главное — каким он может быть? Корреспондент «Русского репортера» побывала на лекциях прошедшего в Питере фестиваля науки и технологий Geek Picnic, заглянула в прошлое человека, оценила его настоящее и сделала прогноз на будущее

Фото: Никита Громов

Откуда взялось то, что мы имеем

— Тело дает нам одни возможности, но ограничивает другие. Возможности же разума совсем другого порядка, они куда качественнее и эффективнее. То, что умеет тело, не более чем эволюционная случайность, — палеонтолог Павел Скучас говорит, что размеры и качества органов унаследованы нами даже не от обезьян, а от более ранних млекопитающих.

Млекопитающие появились примерно тогда же, когда и хищные динозавры, их общий предок — зверообразные рептилии. Млекопитающим нужно было спасаться от хищников, и они стали очень маленькими и ночными.

— И оставались такими на протяжении 120 миллионов лет, пока существовали динозавры, — продолжает Павел. — Длительная жизнь в сумраке сильно аукнулась нам: слабое зрение, одна смена зубов, но зато хороший слух.

Большинство млекопитающих распознают два спектра, человек — три, но это результат эволюции приматов. Птицы видят лучше: ультрафиолет, поляризованный свет, магнитное поле — все это следствие того, что предками птиц были как раз динозавры.

 — Кариес у крокодила нонсенс, а для нас большая проблема, — сокрушается Павел. — Почему мы не можем менять зубы раз в 10 лет? Да потому что у давних мелких млекопитающих зубы не успевали сменяться несколько раз — в этом корень наших бед.

Генная терапия

Генетика со своей стороны предлагает нам пути улучшения того, что есть. Сейчас геном человека занимает всего три гигабайта памяти, и с ним уже работают программисты, говорит Андрей Афанасьев, биоинформатик:

— В этих трех гигабайтах генома можно искать особенности, отличия того человека, которого мы исследуем, от генома эталонного человека, усредненного на основе геномов многих людей. Можно находить патогенные мутации — отличия в ДНК, которые приводят к тем или иным заболеваниям. Но не все мутации приводят к болезням, иногда они очень даже полезны.

Взять, к примеру, человека, больного СПИДом. Есть люди, которые в результате мутации стали невосприимчивы к ВИЧ: их рецепторы, на которые вирус обычно селится, устроены иначе, и вирус не может за них зацепиться и поселиться в клетках.

— Устойчивость к ВИЧ выработалась около 400 лет назад, когда в Европе бушевали эпидемии чумы, — продолжает Андрей. — Дело в том, что у чумы похожий механизм заражения, и люди, у которых появлялась такая мутация, получали эволюционное преимущество и не умирали.

Тимоти Браун, «берлинский пациент», — первый в мире человек, который, как считают многие ученые, излечился от СПИДа. Вначале благодаря антиретровирусной терапии ему удавалось сдерживать ВИЧ: болезнь не прогрессировала. После у Тимоти обнаружилась лимфома, которую нельзя было уничтожить обычной химиотерапией — требовалась пересадка костного мозга. Врач выбирал донора не только по стандартным показателям совместимости, но и старался найти человека с устойчивостью к ВИЧ. В итоге Тимоти излечился от двух заболеваний сразу.

По крайней мере один способ изменения генома ученым известен точно:

— Из области бактериального иммунитета пришла технология, которая обещает произвести переворот в генотерапии, — рассказывает Андрей. — У бактерий есть иммунитет. Они научились распознавать и удалять вирус из своего генома. Теперь известно, что эта технология работает не только при вырезании, но и в случае вставки, замены. Появилась надежда на изменение нежелательных последовательностей в генах на желательные.

Искусственное лучше натурального

Елена Терешина рассказывает, как мозг управляет телом, указывая, что ему нужно. Она заведует лабораторией липидного обмена РГНКЦ РНИМУ им. Н.В. Пирогова.

— Витамин В12, нужный мозгу, вырабаты-вается микроорганизмами в кишечнике. Полиненасыщенные жирные кислоты и незаменимые аминокислоты мы получаем из пищи. Нужный мозгу холестерин он вырабатывает сам. Единственное, чем тело снабжает мозг «не по заказу», — это биогенный кислород.

Сейчас перед учеными стоит вопрос: как обеспечить мозг кислородом? Натуральная кровь не подходит, как и эритроцитная смесь, остаются только искусственные кровезаменители: модифицированный гемоглобин, он же «голубая кровь», — наночастицы, эмульсия, адаптированная к нашему телу, идеальная газопереносящая среда, по словам Елены.

Тело — лишь способ существования мозга, а искусственное оно или натуральное, не имеет значения. «Как же, как же!» — возмутятся консерваторы, борцы за все естественное, имея в виду, что искусственное — значит плохое. Миф о вреде ненатурального развеивает Сергей Белков, химик и популяризатор науки, который говорит о еде:

— Нет ни одного продукта без химии просто потому, что химии в еде ровно 100%. Мы все сплошная химия. А фраза «все натуральное полезно» просто-напросто содержит логическую ошибку: одно вовсе не предполагает другое. Например, в пупырышках огурца, — развивает мысль Сергей, — содержится вещество под названием кукурбитацин, чтобы его не ели какие-нибудь червячки, жучки, грибы, в том числе и человеки. Потому что огурцу не надо, чтобы его ели. А в картошке содержится токсичный солонин.

У натурального и искусственного часто одна и та же формула. Например, у глутамата, который образуется в помидорах: чем краснее и вкуснее помидор, тем больше в нем глутамата. Специально в продукты обычно добавляют 0,5% глутамата, а вот в натуральном сыре его в десятки раз больше, но он способен нанести вред только тогда, когда употребляется постоянно и имеет пропорцию 1:5. Цивилизация вообще противоестественна, и вряд ли стоит препятствовать прогрессу только потому, что он «не натуральный».

Читайте последние новости на сегодня на страницах Эксперт Online и в Одноклассниках

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (360) 21 августа 2014
    Украина
    Содержание:
    Реклама