Музыка

Афиша
Москва, 01.10.2015
«Русский репортер» №21 (397)

Вероника Якушкина/Интерпресс/ТАСС

Мнение

Петр Налич, певец, музыкант. 

Когда рамки дарят свободу

В сентябре в РАМТе вышел спектакль «Северная одиссея», к которому я сочинил музыку. А еще летом, вдохновленный результатами, я сел с музыкантами записывать эти треки на «Мосфильме», сейчас этот процесс в завершающей стадии, осталось две-три композиции. Получается большой-большой альбом, в котором 22 трека разнообразного материала, объединенного текстом Петра Луцыка и Алексея Саморядова в рамках сценария и режиссером Екатериной Гранитовой-Лавровской в рамках спектакля.

Причем из этих 22 треков в виде неизданных эскизов существовали две, ну, может, две с половиной композиции. В остальном музыка была написана к спектаклю под влиянием, в рамках и обстоятельствах сценария.

Опыт получился интересный и очень продуктивный. Как выяснилось, когда ты просто придумываешь песню или инструментальную композицию, работают одни законы. Когда песня или даже фоновая музыка — часть сценического действия, эти законы не всегда работают, надо подстраиваться под драматургию мизансцен, под то, что говорят и как передвигаются актеры, как все это взаимодействует с шумами и декорациями. Огромное количество событий влияет на то, как ты этому соответствуешь, как с этим сопрягаешься. А сопряжение должно быть обязательно.

Было интересно следить за сочетанием двух-трех музыкальных планов, которые имеешь в виду постоянно, когда где-то ты уходишь назад, а где-то, наоборот, музыка выходит вперед и становится номером.

Конечно, была и зависимость от всех остальных компонентов спектакля, но оказалось, что, когда помимо твоих собственных рамок и ограничений существуют еще и другие ограничения — например, театрального действия и режиссера всего процесса, появляется неожиданное пространство для творчества. С одной стороны, кажется, что свободы меньше, но оказывается, что в некоторых аспектах ее даже больше, чем если бы этих рамок не было.

Потому что, если тебе задают какие-то ограничения, которые ты бы сам себе не выставил, появляется возможность сделать музыку в этом инструментарии, и это дает своего рода свободу. В этом смысле рамки — это хорошо, если они ведут к хорошему результату.

Вообще мне кажется, что сегодня музыкальное и драматургическое единение ищет какой-то новый выход. Мюзикл, такая демократичная, казалось бы, вещь, на данный момент имеет свои ярко выраженные стилистические черты. Я уже не говорю про оперетту, в которой сильна классическая традиция настолько, что вправо-влево не качнешься. Да и современная опера представляет собой сложнейшую надстройку над классической оперой, которая тоже, на мой взгляд, является достаточно узким жанром. А вот драматический спектакль, включающий в себя много музыки — от мелодически хоровой до драйвово роковой — дает возможность найти новые краски и режиссеру, и музыкантам. Потому что в музыке к нашему спектаклю, например, нельзя провести стилевые ограничения. И, мне кажется, это здорово.

Avishai Cohen

From Darkness

Пятнадцатый альбом израильского джазового контрабасиста, композитора, певца и аранжировщика — своего рода возвращение к истокам музыкального языка.

Петр Налич: У Авишай Коэн удивительное сочетание джазового набора инструментов, со сложными размерами и особым нервом. Это производит огромное впечатление. Кстати, так же можно описать все альбомы этого музыканта.

Pharrell Williams

Happy

Первый сингл из второго альбома Фаррела Уильямса гарантированно поднимает настроение. В прошлом году Happy был номинирован на «Оскар» как «Лучшая песня к фильму» — за саундтрек к мультику «Гадкий я-2», а сам сингл был продан в Соединенном Королевстве тиражом более одного миллиона копий. В Великобритании таким могут похвастаться, кроме Фаррела, только «Битлы» и Рианна.

Петр Налич: Фаррел Уильямс — одно из моих последних открытий в мире музыкального мейнстрима. Сначала я посмотрел мультик с чудесной музыкой, а потом узнал еще и чудесные песни.

Portishead

Dummy

Британцы, чью музыку журнал Rolling Stone назвал готическим хип-хопом, вдохновляют многих музыкантов, среди которых, например, если верить всезнающей Википедии, Земфира. Dummy — первый альбом команды, экспериментирующей со звуком и смешивающей, например, трип-хоп с джазовым вокалом. Кстати, двадцатилетие альбома Portishead отметили, перевыпустив Dummy на виниле.

Петр Налич: Любимый альбом любимой группы. Звук, утонченные аранжировки и мистическое настроение.

L’Arpeggiata Francesco Cavalli

L’Amore Innamorato 

Вокально-инструментальный ансамбль L’Arpeggiata появился в 2000 году, и с тех пор его участники — в числе лучших солистов Европы. Цель команды — возродить почти забытую музыку: французские и итальянские сочинения начала XVII века. Но интерпретируя барочную музыку, L’Arpeggiata часто дополняет ее фольклорными мотивами и джазовыми ритмами. При этом кларнет, например, сливаясь со старинными инструментами, звучит потрясающе органично.

Петр Налич: Интереснейший мир восстановленных аутентичных шедевров Средневековья. Причем это не сухое следование обрывкам нот, дошедших до нас, а невероятно живое исполнение с импровизациями и вариациями.

У партнеров

    Реклама