7 вопросов Юрию Донцову, продюсеру «Нашествия», о том, почему люди вновь и вновь приезжают на фестиваль

Интервью
Москва, 09.06.2016
«Русский репортер» №13 (415)
Крупнейший российский фестиваль «Нашествие» пройдет в этом году 8, 9 и 10 июля в Большом Завидово Тверской области. «РР» поговорил с продюсером мероприятия Юрием Донцовым о том, что значит для фестиваля аудитория, от чего зависит атмосфера «Нашествия» и как меняется его основная программа

Фото: предоставлена пресс-службой Мультимедиа Холдинг

По сравнению с 1999 годом, когда фестиваль только родился, изменилось очень многое: появились другие фестивали, музыка ушла в интернет. В этих условиях зачем сегодня едут на «Нашествие»?

К нам приезжают, может быть, даже не столько за музыкой, сколько за уникальной атмосферой. Сюда едут большими компаниями, и среди наших зрителей много таких, кто благодаря фестивалю создал семьи. «Нашествие» — это связующее звено, огромный город, который создается буквально на три дня. Там есть все, но самое главное, конечно, — дружеская среда. В этом феномен фестиваля. Возможно, людям в повседневной жизни не хватает позитивных эмоций, и они отправляются за ними на главное приключение года.

Большая часть основной программы «Нашествия-2016» — музыканты со стажем, которые могли бы играть на фестивале и 10 лет назад.

Мы стараемся обновлять плей-лист. У нас на главной сцене выступают группы «25/17» и «Гильза». Для аудитории это относительно новые артисты. Организуется большая программа «Наше 2.0» для молодых музыкантов, которые весь год участвуют в битвах в эфире радиостанции и получают право выступить на фестивале. Таких глыб, как Земфира, «Сплин», «Би-2», с 2000 года не появилось. Эти артисты были в лидерах тогда; лидерами они остаются и по сей день. Вряд ли на «Нашествие» можно возлагать задачи по взращиванию каких-то звезд — это, скорее, отражение текущей ситуации на рынке. То, что привлекает аудиторию, и происходит на сцене.

Кто сегодня целевая аудитория фестиваля? Это повзрослевшие гости первого «Нашествия» или их дети?

Безусловно, часть аудитории фестиваля — люди, которые начинали слушать эту музыку еще в конце 90-х. Но и молодых хватает. Мне кажется, что наше музыкальное направление и вообще жизненная философия доступны человеку любого возраста. Что касается подростков, музыкальные предпочтения многих из них вполне укладываются в программу, которую мы формируем. И «Сплин», и «Би-2», и многие другие артисты, которые составляют костяк нашей музыкальной обоймы, имеют среди своих поклонников достаточно большую долю молодежи.

Когда-то Земфира прославилась благодаря песне «СПИД» в эфире «Нашего радио» и была хедлайнером первого «Нашествия». А сегодня могут радиостанция и фестиваль помочь обрести популярность такого масштаба?

Я считаю, что Земфира сама себя сделала, потому что бесконечно талантлива. Цой стал популярным в тот период времени, когда не было ни профильных радиостанций, ни интернета. По-настоящему талантливому артисту помощь вряд ли нужна. Здесь приходится говорить о каком-то творческом дефиците. Как только появится действительно интересный музыкант, мы узнаем об этом гораздо быстрее, потому что есть интернет, социальные сети. Нельзя преувеличивать роль каких-то медиа. Радио может выступать лишь как дополнительный канал продвижения.

Какой фестиваль вы считаете своим основным конкурентом?

Сложно назвать фестиваль в России, который действительно был бы конкурентом «Нашествию». Есть хорошие мероприятия — можно, наверное, выделить «Дикую мяту» и «Доброфест». Я думаю, что по уровню капитализации конкуренцию нам могут составить Alfa Future People. «Нашествие» уникально тем, что само себя обеспечивает. У фестиваля были разные времена, были годы, когда не было практически никаких партнеров, не было генерального спонсора. И все же это не мешало нам существовать — фестиваль продолжал жить, а не умирал, как некоторые другие, как только их переставали финансировать.

В сознании многих рок — музыка пацифизма. «Нашествие» уже не в первый раз сотрудничает с Армией России...

В 2008 году мы убрали из всех релизов слово «рок». Не потому, что нам рок не нравится, просто мы хотим подчеркнуть, что «Нашествие» немного шире, чем рок-фестиваль. С 2009 года на фестивале проходят полеты авиационных групп высшего пилотажа. Зона наземной экспозиции — это в первую очередь большая развлекательная территория, которая нравится публике. И артисты, которым это близко, ее посещают. Те же, кто равнодушен, просто туда не приходят. Были попытки обвинить нас в милитаризме. Но в песнях музыкантов, выступающих на нашей сцене, уж точно нет призывов к войне! Там призывы к миру, любви, дружбе.

Что, на ваш взгляд, позволяет «Нашествию» быть успешным и востребованным столько лет?

Наша аудитория. Мы помогаем ей в создании той самой атмосферы, о которой я говорил, но творят ее сами участники и зрители. Это такое «место силы». Абсолютно разные люди, разных возрастов, приезжают более чем из 75 регионов страны. И в эти три дня они объединены одной идеей — пережить главное приключение года. Вот этот позитивный настрой и заставляет людей возвращаться на «Нашествие».

У партнеров

    Реклама