Всеправославный безроссийский собор

Актуально
Москва, 23.06.2016
«Русский репортер» №14 (416)
Представители православных церквей со всей планеты съехались на остров Крит для участия во Всеправославном соборе. Это поистине историческое событие проходит впервые за почти полторы тысячи лет. Однако Русская православная церковь участвовать в нем отказалась. О причинах и последствиях этого решения «Русский репортер» поговорил с миссионером и ученым, протодиаконом Андреем Кураевым — человеком, который хорошо разбирается в церковных вопросах, но при этом не занимает официальной должности в структуре РПЦ

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Что такое Всеправославный собор?

Это попытка создать единые уста Великой православной церкви. В некотором смысле православная церковь — это великий немой. Слышны голоса отдельных национальных церквей, но нет того общего, в чем содержалась бы рефлексия церкви о себе самой: о своей вере, проблемах своей жизни, об отношении к внешнему миру. Такие соборы не созывались почти полторы тысячи лет. Мечта дать православию голос активно жила весь XX век. Мне кажется, этот собор мог бы стать значимым, если бы он четко сформулировал свои полномочия, обязательные для всех церквей. После этого можно было бы приступить к пересмотру правового наследия православного мира. Так как «каноны» — это вещи, противоречащие друг другу, устаревшие, давно уже почти не исполняемые, рациональнее было бы, следуя примеру католиков, создать кодекс действующего православного права.

 

По каким причинам РПЦ отказалась принять участие в столь масштабном событии?

Было объявлено, что мы не едем в знак солидарности с болгарами (Болгарская церковь заявила об отсутствии в повестке собора «особенно важных для святого православия тем». — «РР»). Названная причина мала и смешна. В основном все отказавшиеся церкви ссылались на какие-то мелкие несогласованности. Для грузин главным вопросом стало то, на каком месте они числятся в списке православных церквей: на шестом или на девятом. У румын с сербами были противоречия из-за того, что румынский патриархат на территории Сербии создал свою епархию для проживающих там этнических румын. Верить в истинность названных причин я не могу. Возможно, для нас в этом слишком много новизны: и встреча с Папой в Гаване, и теперь — собор… Но реальная причина, по моему мнению, заключается в другом. Собор не проводился столько времени из-за того, что в наших церквях епископ — это фараон всея епархии, а патриарх — царь царей. Когда цари царей пробуют встретиться, у них не получается договориться.

 

Конкретно в чем корни разногласий?

Константинополь давно таит серьезную нелюбовь к Русской православной церкви. Мы столетиями без спроса откусывали куски их канонической территории: тот же Крым, например. Когда при Екатерине, Потемкине и Суворове Российская империя взяла этот полуостров, там уже полторы тысячи лет господствовала Греческая епархия. Судите сами: сначала Суворов всех православных греков высылает оттуда куда-то в степь, а потом объявляет, что территория переходит в подчинение епархии Русской православной церкви. В Бессарабии тоже была своя Молдавская церковь в составе Константинополя. И опять, присоединяя территорию, никто никого не спросил. Про Киевскую митрополию вообще отдельный разговор! Когда Константинопольский патриарх в 1686 году под давлением и уговорами русских дипломатов согласился передать Киев Москве, уже через два месяца синод его же церкви снял его с поста. Когда же в XX веке Российская империя распалась, Константинополь как мог нам отомстил: объявил Киевскую церковь своей, а с ней Эстонскую, Польскую и так далее. То есть причины разногласий уходят в глубину веков.

 

Какие есть пути выхода из сложившейся ситуации?

Я считаю, следует открыть Всеправославный собор и не закрывать его, сказать: «А встретимся через два года!» — и впоследствии продолжить встречу. Многое в вопросе единогласия зависит не только от церковной истории, но и от текущей светской, военной и политической ситуации.


И все-таки какие последствия может повлечь отказ РПЦ от участия в соборе?

Не поехали — сэкономили деньги, время сэкономили. Главное — разрыва отношений не произошло. Может, что-то и упустили, например возможность влиять на решения собора, но и серьезных решений до сих пор не было. Вопрос в другом: что будет дальше? Вдруг они решат пересмотреть повестку дня и принять новые документы? Или назначат такой же собор через месяц, но без «этих северных варваров»? А потом, когда мы решим войти, может оказаться, что там уже принято нечто, что для нас неудобно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №14 (416) 23 июня 2016
    Фанатская сила
    Содержание:
    Как меняются города мира

    В эпоху, когда для смены места жительства достаточно купить билет на самолет, города начинают всерьез бороться за своего жителя. Реформы городского пространства крутятся вокруг человека. Именно ему должно быть уютно, удобно, интересно жить здесь. «РР» вместе с урбанистом компании «Новая земля» и преподавателем Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Глебом Витковым выделил пять направлений, по которым развиваются действительно современные мегаполисы

    Реклама