7 вопросов Владимиру Козлову, демографу

Интервью
Москва, 28.01.2019
«Русский репортер» №1 (465)
23 января Росстат объявил, что впервые за 10 лет население страны сократилось — за 2018 год нас стало меньше на 87 тысяч человек. О причинах демографического спада и попытках затормозить этот процесс мы поговорили с Владимиром Козловым, научным сотрудником Лаборатории социально-демографической политики Высшей Школы Экономики

из личного архива Владимира Козлова

1. Почему население России уменьшается?

В этом процессе нет ничего неожиданного, он предопределен. Во многом он связан с тем, что у нас неблагоприятная возрастная структура населения. В родительский возраст вступило малочисленное поколение, родившееся в 1990-е. Стало меньше женщин детородного возраста и больше пожилых людей. Поэтому снижается число рожденных и растет число умерших. Но есть еще один важный момент — проблемы с миграцией. Обычно у нас довольно высокий миграционный прирост, который уже несколько лет компенсировал естественную убыль населения. А в прошедшем году, впервые за десять лет, миграция не компенсировала убыль. Тут пока довольно много вопросов. Насколько это реальные изменения, насколько статистика связана с особенностями учета? Может, мы недоучли прибывших мигрантов и переоценили количество выбывших? Говорить о том, что миграционный поток действительно изменился, пока рано.

2. Какие еще тренды определяют российскую демографию?

В последнее время в России наблюдается достаточно быстрый рост продолжительности жизни. Так, начиная с 2007 года этот показатель ежегодно возрастал в среднем на 0,6 лет у мужчин и на 0,4 года — у женщин. В 2017 году скорость роста уменьшилась, но продолжительность жизни все еще растет. Есть хорошие изменения в том, что касается смертности взрослого населения в возрасте 20–60 лет. С одной стороны, у нас много таких смертей, причиной которых становятся не болезни, а несчастные случаи, самоубийства, травмы. И все-таки, хотя по сравнению с Евросоюзом или США этот показатель еще очень высокий, взрослая смертность быстро снижается. Если же вернуться к негативным для роста населения трендам, то мы стали заводить меньше детей. Но с точки зрения рождаемости, мы не в какой-то «дыре». Тенденция к спаду рождаемости отмечается и в Евросоюзе, и даже в Америке. Мы просто идем по той же дорожке.

3. Каковы последствия снижения численности населения?

Проблема, в первую очередь, в старении населения: это уменьшение рабочей силы, увеличение нагрузки на пенсионную систему, на социальные системы, такие как здравоохранение. Но, опять же, старение и сокращение населения — закономерные тренды. Вопрос, насколько они опасны, связан с другим: а зачем государству население? Мы привыкли очень нерационально распределять ресурсы, но если перейдем к новой парадигме, поставим во главу угла заботу о сбережении и благополучии каждого конкретного человека, то в сокращении населения ничего плохого нет.

4. Насколько эффективны попытки нашего государства «подлечить» демографическую ситуацию?

Влиять на демографическую ситуацию можно, но это тяжело. Оценить эффективность таких попыток тоже довольно сложно. Например, меры по повышению рождаемости, вроде материнского капитала, видимо, дают какой-то эффект — среднее число рождений на женщину повысилось на две-три десятых, но потом снова пошло на спад. Некоторые демографы считают, что материнский капитал не увеличил рождаемость, а просто сократил промежуток между рождениями детей — надо было поторопиться на случай, если пособие отменят. Но и сокращение интервала между рождениями — это очень хорошо.

5. А на продолжительность жизни меры государства повлияли?

Конечно, Минздраву было бы приятно записать это все на свой счет, но на самом деле непонятно, связано ли это с какими-то действиями Минздрава или с тем, что по некоторым причинам меняются поведенческие привычки населения.

6. Что демографы могут посоветовать государству для сохранения и увеличения населения?

Очень быстро сработает улучшение миграционной политики. Надо, конечно, работать с продолжительностью жизни — инвестировать в здравоохранение, создавать безопасную среду (снизить преступность, количество аварий и травм). Очень важно работать с самосохранительным поведением: учить людей беречь свое здоровье. Что касается рождаемости, здесь может помочь, например, улучшение ситуаций с детскими учреждениями, в частности детскими садами. Это даст женщине возможность вернуться на работу, а значит, поможет одиноким мамам или молодым семьям, в которых на зарплату одного родителя просто не прожить.

7. По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, убыль населения не прекратится до 2023 года. Насколько точен этот прогноз?

Зависит от того, как исправлять ситуацию. Если мигрантов будет много, то убыль прекратится быстрее. А если мы исключаем миграцию из уравнения, то, возможно, изменения произойдут к 2030-м годам за счет смены возрастной структуры на более благоприятную.

У партнеров

    Реклама