Почему я нытик

От редактора
Москва, 19.08.2019
«Русский репортер» №15 (480)

«Мой сосед меня спросил, почему я нытик, почему я не ходил на всеобщий митинг». Теперь мне придется ответить на этот вопрос из песни любимейшего певца. То есть ответить за то, что я вроде как иронизирую, в то время как друзья справедливо ужасаются видео, на котором бойцы Росгвардии бьют в живот активистку Дарью Сосновскую и набрасываются с дубинками на безоружных людей. Пишут, например: «Гребаные суки. Точка невозврата».

Частный человек может промолчать, и в большинстве случаев сделает правильно. Но журналисты имеют обязанности перед читателем. У нас в номере «РР» три больших материала про протестные митинги. Мы хотели сделать эти публикации нейтральными и спокойными: профессиональный журнальный текст тем и лучше истеричного блога, что можно думать и понимать, а не брызгать слюной. Ни в одном из текстов нет осуждений в отношении протестующих, нет и проклятий в отношении полиции. Но по факту получилось больше поддержки протестующим, в том числе и молодым людям Егору Жукову и Сергею Абаничеву, арестованным по обвинению в организации беспорядков, которых, к счастью, особо и не случилось.

Пусть нарушены пропорции (мы почти не ругаем профессиональных оппозиционеров, несомненно знавших, что будут дубинки, и все же агитировавших идти на митинг), но это сейчас и правильно. Нехорошо бить людей без предельной надобности и давать им реальные сроки заключения, если они не совершили преступлений, связанных с насилием — ну или с крупным воровством. Я убежден, что всех задержанных по делу о беспорядках надо отпускать: нет состава преступления в форме жертв и разрушений.

В разных странах полиция порой действует и жестче — недавно во Франции, а позже в Гонконге резиновыми пулями порой выбивали глаза и вообще наносили серьезные увечья; в Москве обошлось почти без тяжелых госпитализаций. Но в западных странах суды работают мягче, чаще всего обходится без больших сроков. После того как акция «Оккупай Уолл-Стрит» в 2011 году попыталась перекрыть Бруклинский мост в Нью-Йорке, было задержано порядка 700 человек, большинство к утру отпущено — только 20 судили за хулиганство. В Москве, как правило, отпускают тут же, но судят в одну сторону, и на 14 человек завели уголовные дела, притом что реальной угрозы перекрытия городских артерий не было.

Этот перекос объясним не только известным обвинительным уклоном наших судов, но и большей опасностью массовых протестов для режимов незападных стран. Революции происходят, когда часть элиты начинает играть за протесты против лидера при любезной поддержке извне. В США трудно было бы вообразить, чтобы кто-то из олигархов подержал «Оккупай» (даже — ха! — в мифическом сговоре с русскими). А на Украине в 2013–2014 годах за Майдан против Януковича играл даже глава его администрации Сергей Левочкин, и от него, вероятно, исходит приказ о разгоне Майдана 30 ноября 2013 года, когда «побили детей». Большинство тамошних олигархов выступало против режима, а если, не дай бог, будут жертвы, и наш добрый народ не будет в гневе разбирать, какого гада он возведет на трон.

Этим объяснима и моя ирония в начале — я из-за большого опыта и хорошей памяти нечувствителен к истерикам на основе видеокартинок, особенно когда, к счастью, все живы. Когда в Киеве «побили детей», никто сильно не пострадал, зато в результате победы Майдана началась война, в которой погибло более 10 тысяч человек и по сей день продолжают гибнуть люди. Недавно погибли четверо военных с украинской стороны, а ранее — трое мирных граждан, в которых украинские военные стреляют, в Донбассе. Мне жаль «побитых детей», но все-таки надо помнить, если память у нас не как у рыбок, и на своем опыте, и на чужом, что хуже быть может.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (480) 19 августа 2019
    Беслан. Девочка. Окно
    Содержание:
    Россия и мясо

    10 августа на проспекте Сахарова в Москве состоялся массовый (более 50 тысяч участников) митинг за допуск независимых кандидатов в Мосгордуму и освобождение задержанных на акции 27 июня. После окончания митинга часть протестующих решила «прогуляться» в не согласованных с властями местах, и в итоге было задержано около 200 человек. Корреспондент «РР» наблюдал за протестами, чтобы оценить, насколько мы еще далеки от майдана

    От редактора
    Фотография
    Краудфандинг
    Среда обитания
    Ресторанная хроника
    Фотополигон
    Реклама