Роботизация школы

Актуально
Москва, 19.08.2019
«Русский репортер» №15 (480)
Молодой владимирский айтишник Сергей Чернышев работал в департаменте образования и отвечал за информатизацию школ, но скучал на работе — то и дело бегал в колледж преподавать. Быть чиновником ему казалось скучно, и в конце концов он совсем бросил это дело и стал директором сельской школы. За пять лет школа сильно изменилась. Сергей Чернышев рассказал «РР», как при низком финансировании получить современное оборудование и добиться того, чтобы школа вошла в число лучших в регионе

из личного архива Сергея Чернышева

В департаменте Сергей Чернышев курировал вопросы информатизации. Все бы хорошо, но в этой работе ему не хватало творчества. С 16 лет так или иначе преподавал — то в лагерях, то в школе, то в колледже… И, оказалось, не может жить без школы.

Откуда такая тяга к преподаванию?

— Не знаю, просто естественная потребность. В вяткинскую школу я пришел в 2014 году. Она была самая обычная, стандартная, здание — в ужасном состоянии. Там не работало, тут протекало, это разваливалось… И постепенно в ежедневном режиме мы начали все это исправлять. Отремонтировали, наверное, уже 80 процентов всех помещений. Финансирование минимальное, а задачи широкие. Но при низком финансировании в штат лишних людей не возьмешь, и средства на ремонт найти трудно.

Как же у тебя получилось?

— Где-то своими силами: не работает в классе электрика, выключатель сломался. Могу заменить, опыт есть. Сто рублей найти на выключатель тоже в состоянии. Лопнула труба — обращаюсь к хорошим знакомым из строительной сферы, они помогают. Конечно, я могу сидеть и рассказывать всем, что стена не выкрашена, а денег нет. Но чтобы выкрасить класс, нужно ведро краски за две тысячи рублей. Это посильные расходы. Другое дело, что силами школьных работников мы разом не выкрасим. Но потихонечку делаем. Все от желания зависит: хотите жить в сарае — пожалуйста. Я не хочу.

Техника и учеба

Теперь в школе есть свой интернет, доступный из любой точки. Интернет проходит двухуровневую контент-фильтрацию, в результате отсеивается все, что не относится к образованию. В классах — электронные учебники, в читальном зале — 31 планшет.

Теперь в школе есть цифровые лаборатории по физике, химии и биологии. На занятии по физиологии на ребенка надевают датчики. Он приседает, и весь класс видит на электронной доске, что пульс и температура растут. Так что учитель не просто дает детям набор фактов, а преподносит их так, чтобы проверили на опыте. Кроме лабораторий появился мини-технопарк. В нем есть робототехнические наборы, самые простые — на базе «Лего». Дополнительные занятия с роботами начинаются еще в начальной школе.

— Собрать модель несложно. Другое дело — ее запрограммировать, записать в контроллер команды, от которых заработают моторчики. Это у нас идет со второго класса, как дополнительное образование. Но в реальности роботов выбирают все.

— Что это дает детям и где это им пригодится?

— Так школьники в игровой форме изучают информатику. Уже в начальной школе они выстраивают алгоритмы работы моторчиков. Их необходимо осмыслить, занести в программу, и тогда робот оживает. А старшеклассники занимаются роботами на базе платформы Arduino. Там есть моторы, кнопки, диоды, пульты. Задача — взять кусок фанеры, приделать четыре колеса, а на каждое из них — моторчик. Запаять все это на контроллер, установить датчики и запрограммировать на любой алгоритм работы. Раньше на уроке трудов выпиливали табуретку, а теперь мы делаем машинки и заставляем их ездить по любому алгоритму.

— А зачем это нужно учителям?

— Когда один и тот же педагог ведет и математику, и робототехнику, ему проще заинтересовать детей своим предметом. Естественно, всем мальчишкам интересны роботы: это затягивает. Приходя на математику, они видят этого же учителя и понимают, что математика необходима для того, чтобы программировать роботов. И начинают учиться. Понимаешь, какая связка? Та же фишка у нас с кружком журналистики. Его ведет учитель русского языка и литературы. Если дети хотят писать заметки в газету, они уже по-другому относятся к урокам русского языка. Понимают, зачем им это нужно. У нас абсолютно все учителя ведут кружки и секции.

— Дети как-то изменились за пять лет твоей работы в школе?

Дети разные, я не могу их оценивать или сравнивать. Но то, что им интересно, — факт. Они стали усерднее учить математику, физику, химию — предметы, где у нас появилась практическая часть.

Финансы

Кажется удивительным, что при малом финансировании школа смогла позволить себе купить все эти лаборатории и робототехнические наборы. Оказывается, она трижды выиграла региональный конкурс среди школ, внедряющих инновационные образовательные программы.

За каждую победу дают 500 тысяч рублей. Три победы — полтора миллиона. А все электронные учебники и компьютеры нам безвозмездно передала область. Робототехника на базе Arduino — тоже проект региона, в котором могли участвовать все желающие. Там были условия в части наличия программ, опыта, кадров. Мы все это выполнили. И в результате набор на базе Arduino нам дали.

 

«Учитель не просто дает детям набор фактов, а  преподносит их так, чтобы проверили на опыте» 031_rusrep_15-2.jpg  из личного архива Сергея Чернышева
«Учитель не просто дает детям набор фактов, а преподносит их так, чтобы проверили на опыте»
из личного архива Сергея Чернышева

«В вяткинскую школу я пришел в 2014 году. Она была самая обычная, стандартная, здание — в ужасном состоянии. Там не работало, тут протекало, это разваливалось... И постепенно мы начали все это исправлять. Отремонтировали, наверное, уже 80 процентов всех помещений»

То есть при желании это могла бы получить любая школа?

При желании — да. Но проект Arduino достался сорока школам из четырехсот в области. Электронные учебники ежегодно получают по десять школ, и это тоже отбор. Еще есть федеральный проект «Точка роста», который касается IT-инфраструктуры. Область выиграла проект, выбрала 21 школу для реализации, и нашу в том числе. В конце августа я жду поставку оборудования на миллион шестьсот. Чего у нас пока нет, — это квадрокоптеров, ноутбуков-трансформеров, 3D-принтера. Еще нужна мебель: не привычные парты и стулья, а диванчики, пуфики, столы нестандартной формы… Ну и когда мы что-то выигрываем, нас поддерживает районное руководство. Например, я закупаю компьютерный класс. В старое помещение его не поставить: нужно постелить линолеум, что-то сделать с потолком. На это район всегда находит средства. Я могу зайти и сказать, что надо отремонтировать один кабинет: сорок тысяч на окна, тридцать — на линолеум, пятнадцать — на потолок. И мне скажут: «Найдем».

 

Сергей Чернышев 031_rusrep_15-1.jpg  из личного архива Сергея Чернышева
Сергей Чернышев
из личного архива Сергея Чернышева

Неужели и другим школам так говорят? Или это выборочное отношение?

Но после этого я должен выпросить у оконной компании окна дешевле. Потом идти к поставщикам линолеума и выбрать хороший, недорогой, еще и выбить скидку процентов на 40. А после этот линолеум собственноручно настелить. Почему мы решили везде, где можно, обходиться своими силами? В самом начале моей работы мы получили по федеральной программе миллион шестьсот рублей на ремонт всех спортивных помещений. И мне не понравилось, как рабочие это делали: я понимал, что это быстро отвалится. Если соответствующие работы провести самим, то расходов меньше будет. Не скажу, что качество у нас идеальное, но все ровненько, чистенько. Мы фасад, например, тоже выкрасили сами. Всю школу снаружи.

Всем коллективом и с энтузиазмом?

Не всем, конечно — есть группа лиц, которых я уже замучил, но они еще держатся.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (480) 19 августа 2019
    Беслан. Девочка. Окно
    Содержание:
    Россия и мясо

    10 августа на проспекте Сахарова в Москве состоялся массовый (более 50 тысяч участников) митинг за допуск независимых кандидатов в Мосгордуму и освобождение задержанных на акции 27 июня. После окончания митинга часть протестующих решила «прогуляться» в не согласованных с властями местах, и в итоге было задержано около 200 человек. Корреспондент «РР» наблюдал за протестами, чтобы оценить, насколько мы еще далеки от майдана

    От редактора
    Фотография
    Краудфандинг
    Среда обитания
    Ресторанная хроника
    Фотополигон
    Реклама