Миротворец

Актуально
Москва, 21.10.2019
«Русский репортер» №20 (485)
В этом году номинантами Нобелевской премии мира были 219 человек и 85 организаций. Вопреки прогнозам букмекеров премия не досталась юной экоактивистке Грете Тунберг, поразившей мир яростной речью на саммите ООН. Лауреатом стал премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али, малоизвестный у нас, зато сверхпопулярный у себя на родине. «Русский репортер» выясняет, за что Абия полюбил народ и нобелевский комитет

Office of the Prime

Абия называют человеком диалога: он выступает посредником в межэтническом конфликте в Эфиопии, примиряется с оппозицией и пытается договориться со странами-соседями. Именно «за усилия по достижению мира, особенно за решительную инициативу по урегулированию приграничного конфликта с соседней Эритреей» Абий Ахмед Али был удостоен Нобелевской премии мира. Премьер-министру удалось поставить точку в противостоянии, которое старше его на целых 15 лет.

Если враг оказался другом

Конфликт, длившийся полвека, начался в 1961 году, когда Эфиопия аннексировала соседнюю Эритрею. Повстанцы Эритреи отстаивали независимость 30 лет. В 1993 году Эфиопия все же признала суверенитет Эритреи, ненадолго наступил мир. Однако граница между соседями не была четко определена. В мае 1998 года эритрейские войска заняли один из спорных участков — город Бадмэ и его окрестности. Война вспыхнула снова и за два года унесла жизни около ста тысяч человек.

В 2000 году по условиям мирного договора для обозначения границы была создана комиссия в Международном суде в Гааге. Город Бадме, символ войны, присудили Эритрее. Эфиопия решение комиссии проигнорировала. После этого конфликт топтался на месте еще почти 20 лет, а отношения между странами перешли в состояние холодной войны с периодическими стычками на границе.

Когда Абию Ахмеду Али было 22 года, он участвовал в эфио-эритрейском вооруженном конфликте. А в 42 года, став премьер-министром, уже через несколько месяцев подписал с Эритреей декларацию о мире и дружбе. Летом 2018-го, впервые за два десятилетия, началась работа по открытию посольств, возобновилось авиасообщение, была восстановлена телефонная связь и открылись пограничные пункты. «Жить дружно» оказалось гораздо удобнее.

Абий Ахмед Али на сессии Ассамблеи глав государств и правительств стран-членов Африканского союза.   АКТУАЛЬНО 024_rusrep_20-2.jpg Minister/Ethiopia
Абий Ахмед Али на сессии Ассамблеи глав государств и правительств стран-членов Африканского союза. АКТУАЛЬНО
Minister/Ethiopia

— Эритрея никогда не сделала бы шаг навстречу первой, поэтому важно, что первым руку протянул эфиопский премьер-министр, — говорит Ярослав Гутгарц, научный сотрудник Института востоковедения РАН. — Инициатива Абия очень прагматична. Ведь вместе с независимостью Эритрея оторвала у Эфиопии возможность выхода к Красному морю. Но торговое взаимодействие Эритреи незначительно — крупнейший порт страны Асэб опустел, во втором порту, Массауа, трудится незначительное число работников. Эфиопии же приходилось за большую плату пользоваться портами Джибути и Бербера. Сейчас в обмен на примирение Эфиопия получает доступ и к эритрейским портам. Они находится гораздо ближе к северу Эфиопии. Сохранившуюся асфальтированную дорогу Адис-Абеба-Асэб начали реставрировать.

А Эритрея выиграла еще больше. Ведь это одна из двух стран в мире, где обязательная воинская повинность распространяется и на мужчин, и на женщин. Понимаете, страна настолько маленькая, а противник, Эфиопия, был настолько огромным, что мобилизовать приходилось всех. Это приводило к колоссальным финансовым затратам. Сейчас «огромный противник» стал другом, и больше нет нужды столько денег тратить на армию, решается целый пласт проблем. Например, дефицит продуктов питания. Прежде всего речь о тефе — это основная зерновая культура региона, которая до декларации о мире и дружбе приходила в засушливый край Эритреи контрабандой из Эфиопии. Кроме того, Эритрея открывает для себя огромный новый рынок. Сейчас масса людей едет туда из Эфиопии торговать разными продуктами и ширпотребом, что позволяет Эритрее более уверенно держаться на плаву.

Когда я въехал в Эритрею после подписания декларации, проблем с питанием стало куда меньше. Вокруг вдруг стали пить эфиопское пиво, сортов которого множество, а раньше в Эритрее было всего лишь одно. Оживление портов также означает появление новых рабочих мест для эритрейцев. Декларация о мире и дружбе, помимо прочего, помогла укрепить позиции бессменного президента Эритреи Исайяса Афеворки, которого критикуют.

Абиймания

Окончание конфликта, который тянулся десятилетиями, — главное достижение лауреата. Но при новом премьер-министре серьезные изменения коснулись и Эфиопии. Из измученной антиправительственными протестами страны Эфиопия превращается в образец для подражания региона. Абий, глава одной из самых авторитарных правящих партий Африки (Народно-революционный демократический фронт Эфиопии), неожиданно оказался человеком, который верит в свободу слова и мнений. Он освободил политических заключенных и репрессированных журналистов, прекратил цензуру СМИ и снял запреты с оппозиционных партий. Несколько высокопоставленных чиновников были арестованы за коррупцию и нарушения прав человека. Половину должностей кабинета Абия Ахмеда Али занимают женщины. Пост президента тоже впервые в истории Эфиопии заняла женщина. Десятки тысяч соотечественников — беженцев, эмигрантов, ссыльных диссидентов — вернулись в страну. Правда, радикальные изменения имеют свою цену — ослабление государственного контроля и обуздание жесткой системы безопасности отчасти объясняет рост этнических конфликтов в стране.

По данным эфиопской исследовательской организации WAAS International, более 90% опрошенных положительно относятся к министру. Абия Ахмед обожают — в мировой прессе это прозвали абийманией. Его называют надеждой и чудом, книги и журналы с именем премьера на обложке мгновенно раскупают, не говоря уже о бесчисленных стикерах, постерах и футболках с портретами. Абиймания распостранилась и на Эритрею: женщины обещают назвать в его честь своего первого сына, а магазин в Асмэре, столице Эритреи, посвятил ему коллекцию одежды.

— Конечно, «мания» есть, но не скажу, что какая-то особенная. Обожание часто следует за эфиопскими лидерами. До абиймании были и сейчас существуют другие мании в отношении правителей, — рассказывает Ярослав Гутгарц. — Эфиопам вообще присуще идеализировать все, что связано с их страной. У Абия есть критики, но огромная масса людей ему доверяет, на него надеются. В Эфиопии, увы, большинству только и остается надеяться — люди все еще живут за чертой крайней бедности, хотя экономически страна развивается мощнейшими темпами, по африканским меркам.

Примирение заразительно

Некоторые эксперты считают, что полтора года у власти — слишком малый срок, а значит, премия вручена преждевременно. Однако председатель Норвежского нобелевского комитета Берит Рейсс-Андерсен отметила: «Комитет верит, что именно сейчас необходимо признать заслуги Абия Ахмеда и поддержать его». Ведь он показывает, что африканские конфликты могут быть разрешены.

Помимо Эритреи премьер-министр пошел навстречу другому соседу, Египту. С 2011 года на притоке реки Нил Эфиопия строит гидроэлектростанцию «Возрождение». Воду Нила нужно было разделить на две страны, но уступать свою долю не хотели ни Египет, ни Эфиопия, пока в 2018 году Абий первым не заявил о готовности учесть интересы соседа.

Премьер и его правительство включились в примирение других стран Восточной и Северо-Восточной Африки. Благодаря Абию после многих лет политической вражды начался диалог между Эритреей и Джибути. Лауреат-миротворец пытался стать посредником в затяжном конфликте из-за прав на спорный морской район между Кенией и Сомали. Он привел к столу переговоров военный режим и оппозицию Судана: в августе они выпустили совместный проект новой конституции, призванной обеспечить мирный переход к гражданскому правлению в стране. Даже если награждение кажется авансом, оно оправданно. Ведь аура Нобелевской премии может дать Абию влияние, которое подстегнет изменения в регионе.

— Работа над миром и примирением очень легко перенимается. Ведь люди одного региона склонны делать похожие вещи. Я надеюсь, что эта награда будет позитивно принята другими африканскими лидерами и подтолкнет их к работе над мирными процессами на нашем континенте. Ведь сейчас мир — очень дорогой товар в моей стране и в регионе Восточной Африки. Я очень тронут этой наградой. Она присуждена всей Эфиопии, всей Африке, — сказал Абий в интервью пресс-центру Нобелевской премии.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (485) 21 октября 2019
    Елена Погребижская: 90% моих героев лучше меня
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотополигон
    Реклама