Здорово, фанагорийцы!

Тренды
Москва, 04.11.2019
«Русский репортер» №21 (486)
Здание на круче, обрывающейся прямо в Таманский залив, — настоящая античная вилла. За тяжелой деревянной дверью лестница, ведущая в огромный зал. Посредине стол для совета, ареопага аристократии, — в смысле, лучших людей — ученых. Вокруг бесконечные шкафы с книгами: Гомер, Эсхил, Аристотель, современные работы по истории античности. Я в этом месте на правах ксена — гражданина другого полиса, заключившего с местными союз гостеприимства. А вот и архонт — директор Государственного музея-заповедника «Фанагория», начальник Фанагорийской археологической экспедиции Владимир Кузнецов. Для непосвященных действо, совершаемое археологами на раскопе, сродни элевсинским мистериям, но Владимир Кузнецов готов стать проводником в мир погибшей цивилизации, просуществовавшей на Тамани полторы тысячи лет

Павел Волков

Мы и процента не знаем

Фанагория, подобно Ивану Федоровичу Крузенштерну — человеку и пароходу, — одновременно и основанный в середине VI века до нашей эры древнегреческий город, и созданный в 2014 году нашей эры федеральный историко-археологический музей-заповедник, первый за всю историю России. Вторым стал Херсонес. Городище и некрополь с 600 курганами занимают 900 гектаров — это самый большой памятник античной эпохи в стране. Одну из двух столиц Боспорского царства, древнейшего государства на территории России, продолжает раскапывать Фанагорийская экспедиция Института археологии РАН при поддержке фонда «Вольное Дело», основанного Олегом Дерипаской.

— Мы пытаемся откопать новые источники знания, — объясняет Владимир Кузнецов. — Есть письменные источники — в библиотеке, а есть материальные — в земле. Их надо доставать, интерпретировать и реконструировать. Сейчас все считают себя специалистами в истории, но история как наука гораздо сложнее, чем физика, математика и химия вместе взятые. Потому что в последних формулы, можно что-то рассчитать. Здесь ничего посчитать нельзя, но тоже нужно найти закономерность. А мы даже одного процента из того, что было, не знаем, если брать повседневную историю.

— Что открыли вам раскопки в Фанагории?

— Вот две истории, которые должны войти в золотой фонд мировой археологии. Первая совсем необычная, подобных примеров в археологии крайне мало. Есть письменный источник, сообщающий, что в 63 году до нашей эры было восстание фанагорийцев против царя Митридата VI Евпатора. Они штурмовали акрополь, где находились дети царя и их мать Гипсикратия, которая, видимо, там и погибла. Она была очень мужественной женщиной, ездила верхом, умела обращаться с оружием. Поэтому царь называл ее Гипсикратом. Мы нашли резиденцию Митридата и мраморное надгробие его жены, на котором написано: «Гипсикрат, жена царя Митридата, прощай». А вторая история — недавняя. В верхнем городе на остатках оборонительных укреплений был найден фрагмент мраморной надписи, сделанной клинописью. Это запись персидского царя Ксеркса, сына Дария I, — он потерпел сокрушительное поражение в греко-персидских войнах. Надпись и датировка сгоревших оборонительных сооружений говорят о том, что персидские войска осадили Фанагорию и захватили ее. Казалось бы, где Фанагория, а где Персия! Это единственная персидская надпись за пределами Ирана. Надпись, которая вписывает эту землю в историю греко-персидских войн.

— Какие тайны вам открылись в этом году, что подарил последний археологический сезон?

— Мы до сих пор не знали, почему город прекратил свое существование к X веку нашей эры. Он в один момент был брошен, все жители ушли. Все вещи, которые были в домах, бросили — на полах домов валяются амфоры, жернова, зернотерки, пифосы — сосуды для хранения продуктов. И вот совсем недавно мы нашли 16 человеческих скелетов. Некоторые из них очевидно погибли насильственным образом, у них пробиты головы, даже дети с пробитыми черепами. Есть предположение, что племена Руси — Вещий Олег и другие — проходили по этим местам с целью грабежа в Персию. Возможно, они и разрушили город. Из письменных источников известно, что горожанам они ставили ультиматум: либо уходите без имущества, но живыми, либо часть населения перебьем, а остальных продадим в рабство. Видимо, Фанагория стала сопротивляться и погибла. После того как город прекратил существование, очень небольшая часть жителей вернулась назад — в некоторых местах мы нашли небольшие домики, которые они построили.

— Когда вернулись жители?

— Буквально несколько семей, несколько десятков человек, которые выжили, вернулись вскоре, потому что их дома стоят прямо на развалинах домов предыдущего времени. Но в XI веке жизнь здесь уже окончательно прекратилась.

Мертвых на улице не бросают

Под ногами хрустит сухая глина, деревянные подмостки опасно скрипят, когда спускаешься в раскоп нижнего города. Вокруг остовы домов, 2000 квадратных метров древностей. Даже сейчас, через три тысячи лет, здесь столько брошенных вещей, что ясно: люди покидали поселение не по своей воле. В пронизанном нитями трещин грунте зияет дыра некогда заваленного камнем колодца. Воды там нет. Чуть дальше — разрушенная винодельня. От площадки для давки винограда к отстойнику ведут канавки, через которые стекала жидкость.

— Полученное после передавливания винограда сусло заливается в пифосы, бродит, — рассказывает о технологиях древних греков один из стратегов, заместитель начальника Фанагорийской экспедиции, доктор исторических наук Алексей Завойкин. — Потом его могли перелить в другой сосуд и поставить на длительное хранение во что-то типа погреба — стоит по горлышко в земле.

В разбитом пифосе какая-то черная спекшаяся масса.

— Вот пшеница VI века, только она обуглилась. Каши из нее не сваришь, но специалисты изучить могут. Проанализировав состав зерна, они реконструируют севооборот и другие процессы организации сельского хозяйства. Дело в том, что археолог — это такой многостаночник, который многое определяет на глаз и с ошибками. Нам помогает техника — 3D-сканеры, дроны, с которых очень удобно делать снимки с большой высоты в правильной проекции, программное обеспечение, которое это все сводит в наглядную и точную картинку. Но главное, у нас работают специалисты разного профиля — антропологи, археозоологи, реставраторы и другие. Реставрационная лаборатория при музее позволяет обрабатывать предметы прямо с раскопа — сохраняется то, что в обычных условиях сохранить невозможно. Или вот наши антропологи: они по костям определяют рацион питания, заболевания. По их данным, в Фанагории питание все время было очень хорошим.

— Люди жили здесь хорошо, но недолго?

— Люди раньше вообще жили меньше. Хотя встречались и долгожители. Скажем, боспорский царь Асандр ушел из жизни в 93 года, а незадолго до этого принимал участие в конном бою. Он умертвил себя сам — погиб голодной смертью, не захотел жить, когда сложилась неблагоприятная семейная ситуация. А женщины жили дольше, чем мужчины, так же, как и сейчас.

— Но 16 найденных здесь человек были убиты?

— Мертвых на улице не бросают. Для древних обществ предание погребению родственников — святое дело. Тот факт, что они не похоронены, говорит о какой-то катастрофе.

— А вдруг это не греки? Местное население могло получить гражданство Фанагории?

— Его было очень мало. Кроме того, греческий полис — это замкнутая структура. Даже современное государство принимает меры, чтобы защитить себя от нежелательных проникновений. Например, афинское гражданство можно было получить, только если оба родителя — граждане.

Передовая идеология

Почему Боспорское царство возникло именно здесь?

— Самое главное событие этого времени в мире, а «в мире» тогда значило «в Средиземноморье», — это великая греческая колонизация в VIII–VI веках до нашей эры. Им не хватало места в окружении разных племен, поэтому они через проливы Босфор и Дарданеллы вышли в Черное море и стали колонизировать сначала южное и западное побережье, потом дошли до северного Причерноморья, где самым поздним основанным древними греками городом как раз и стала Фанагория. Где-то насильственно, где-то добровольно эти города стали объединяться в союз, который мы называем царством.

— Зачем греки стали переселяться?

— А почему монгольские племена двинулись на запад? Почему до них гунны дошли почти до Венгрии? Почему Александр Македонский отправился в поход? Почему это сделали крестоносцы? Потому что накапливались «лишние люди». Когда земля не может прокормить имеющееся население, оно становится избыточным. Тогда возникает идеологическое обоснование для войны. Эти основания во все времена примерно одинаковы: «Россия плохая, здесь люди дикие, варвары, у них по улицам медведи ходят, — надо бы ее уничтожить».

— Раз уж речь зашла об идеологии, во что верили фанагорийцы?

— Христианство на этих землях появилось очень рано, скорее всего, в IV веке нашей эры. Письменных источников почти нет. Все, что мы знаем об этом, получаем в результате раскопок. Вот мы нашли тарелку, а на ней крест. Она явно связана с христианством — значит, была христианская община. Либо находим очень редкие надписи на греческом языке, где, например, написано: «Здесь покоится раб Божий такой-то». Какое конкретно было христианство, мы не знаем. Знаем точно, что уже в начале VI века здесь были епархия и свой епископ, которого звали Иоанн. А потом и епископат, и епархия исчезли. В VI веке, как пишет Прокопий Кесарийский, Фанагория была полностью сожжена неизвестными местными племенами. Раньше мы слои этого времени никогда не копали, но буквально в последние две недели как раз нашли этот пожар. А еще в этом году мы нашли необычную мраморную столешницу. Таких очень мало известно в мире — целые можно пересчитать по пальцам, да и в разбитом состоянии их немного. Она могла использоваться и в качестве престола при службе, и в качестве поминального стола… И там же, недалеко, нашли три больших фрагмента мраморной купели для крещения.

— Что здесь было до христианства?

— Древнегреческий город-государство, полис. В таком виде он просуществовал тысячу лет. Храмы и боги здесь были такие же, как в других древнегреческих городах. Главной богиней считалась Афродита, были здесь культы Диониса, Аполлона, Зевса, Геры.

В цитадели

Из нижнего раскопа, который приоткрывает нам завесу тайны гибели города, Алексей Завойкин ведет к верхнему раскопу, занимающему 3000 квадратных метров. На круче сильный ветер, а пред нашим взором настоящие улицы и какие-то ямы овальной формы.

— Улицы замощены черепками, одна из них идет с севера на юг, другая — с запада на восток, — описывает ученый план верхнего города. — Они создавались в первые десятилетия жизни Фанагории, в VI веке до нашей эры.

— Для чего эти ямы?

— Это остатки подвалов, открытых в прошлом году. В этом, например, хранились амфоры с оливковым маслом, — указывает на одну из ям Алексей Завойкин. — Его стенки сложены из сырцового кирпича, а над ним стоял храм. Он сгорел на пожаре в середине V века до нашей эры. Мы находим здесь много наконечников стрел — есть основания предполагать, что был военный конфликт с местными племенами.

 Останки фанагорийского воина и его семьи, похороненные в склепе V века нашей эры 052_rusrep_21-1.jpg Павел Волков
Останки фанагорийского воина и его семьи, похороненные в склепе V века нашей эры
Павел Волков

— Где здесь можно ходить?

— Да в принципе везде, только выбирайте, куда ставить ногу, чтобы не раздавить черепки.

Лучше всего идти след в след за проводником.

— Мы знаем причину основания Фанагории. В 546–545 годах до нашей эры войска персидского царя Кира II подошли к Ионии (область на западном побережье Малой Азии. — «РР») и потребовали земли и воды — это такая форма подчинения была. Большинство полисов подчинилось, а Фокея и Теос не стали, люди сели на корабли и уехали в другие места. Одна часть переселенцев основала Абдеру, а другая приплыла сюда.

— И что они сделали после высадки?

— Первым делом разметили город: где будут улицы, где зона общественного строительства. Изначально планированием занимался сам основатель, Фанагор. Другого такого большого города архаического времени, построенного из сырцового кирпича, нет во всем Средиземноморье. Но когда речь идет о постройках из глины, отделить землю от не земли очень трудно. Поэтому работы идут медленно.

На краю верхнего города прямо над обрывом зависли останки некогда могучих укреплений — метровой толщины крепостных стен с башнями шесть-семь метров высотой. Трогаешь рукой шершавую поверхность, и воображение рисует выстроившихся на стенах защитников города, а снизу идет яростный штурм… И вот эти глиняные кирпичи — единственное, что лежит между жителями полиса и бушующей лавиной жаждущих крови захватчиков.

Нефть и газ до нашей эры

Сколько здесь жило людей?

— Площадь города то расширялась, то сужалась. Мы не знаем точной цифры населения ни в одном древнегреческом городе. В Фанагории, по приблизительным расчетам, в разное время жило от 5 до 10 тысяч жителей. Предполагается, что в Афинах в период расцвета было 400 тысяч жителей, но точных данных нет, а вообще 10 тысяч — это очень много для древнего города.

— С кем греки встретились, основав Фанагорию?

— Отец географии Страбон в I веке перечислял местные племена: зихи, гениохи, меоты, синды, фатеи, дандарии… Эти люди часто жили грабежами и морским пиратством. Правда, у них было и земледелие. Контакты были разными — то дружескими, то враждебными. Варвары нападали на Фанагорию, она откупалась. В IV веке здесь проходило великое переселение народов, поэтому эта местность тоже своего рода плавильный котел.

— За счет чего жили фанагорийцы?

— Основа основ экономики — сельское хозяйство. Земледелец — это символ античной цивилизации. Считалось, что благодать может быть только у того, кто работает на своей земле. Ремесло человека портит, это недостойное занятие. Но жизнь заставляла заниматься и ремеслами. Если у тебя рождается трое сыновей, ты делишь свой участок на три части. Потом каждый сын делит свой участок для своих сыновей — и все, кому-то приходится идти в город на заработки.

— Что ввозила Фанагория из-за рубежа?

— Все, что было необходимо для повседневной жизни — простая одежда, ремесленные изделия, — делалось на месте. Но чего-то всегда не хватает. Если у тебя есть деньги, ты не захочешь сидеть на криво сколоченном стуле, а захочешь купить дорогое кресло. А кресла изготавливают, например, за 500 километров отсюда. Мы знаем только про ту часть товаров, которая сохраняется в земле. Это изделия из камня, металлов, кости и глины. Знаем, что сюда привозили вино и оливковое масло. Это важнейшие товары, поскольку греческий образ жизни включал в себя вино и масло. Они пили разбавленное вино в жару как напиток, который утолял жажду.

— А что вывозили?

— Сырье, как и всегда из России. Только сейчас у нас газ и нефть, а тогда — рабы, шкуры, мед, воск, рыба. Многие считают, что и зерно, но это сложный вопрос. Оно имело экспортное значение только в IV веке до нашей эры и когда здесь была деспотическая форма правления и боспорский царь имел возможность аккумулировать у себя запасы зерна, так как был крупнейшим землевладельцем и в качестве налогов брал зерно. Известно, что афинянам боспорские цари предоставили право грузить зерно без очереди. Значит, была очередь, а очередь — свидетельство дефицита.

Археологи за работой  053_rusrep_21-2.jpg Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»
Археологи за работой
Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»

— На Тамани нет камня. Откуда его привозили?

— В VI–V веках до нашей эры корабли из Средиземноморья постоянно приплывали сюда. Все приплывающие знали, что здесь не хватает камня. Поэтому они в качестве балласта в своих судах использовали камень, выгружали его, загружались, например, зерном и плыли обратно. Мы по породам камня даже без специального анализа видим, что он привозной — скорее всего, из Малой Азии. А геологи с помощью изотопного анализа могут определить месторождение вулканической породы с точностью до вулкана. Это позволяет проследить торговые пути.

В подводном царстве

На берегу залива, около понтонного причала с привязанной моторной лодкой, одетый в гидрокостюм, стоит начальник подводного отряда фанагорийской экспедиции, а в миру — заведующий отделом подводных исследований института археологии РАН Сергей Ольховский. В двух шагах на берегу — небольшая постройка с лабораторией внутри. Сергей обращает внимание на разноцветную схему на стене:

— Это схема магнитного поля акватории Фанагории. Сейчас зона наших работ — километр в одну сторону и километр в другую от точки, где мы находимся. Но если мы здесь погрузимся под воду, то на дне ничего не увидим: там будет просто слой песка с берегового обрыва, который несколько веков подряд размывается сильными штормами. Все имеющиеся здесь объекты замаскированы слоем песка. Для того чтобы не копать наугад, за последние шесть-семь лет были сделаны геофизические съемки.

— Что интересного видно на схеме?

— Древний фанагорийский мол, построенный в IV веке до нашей эры. Он полностью состоит из привозных камней вулканических пород — благодаря их нетипичным для этих мест магнитным свойствам мы можем их локализовывать. На схеме мы видим 2-й, 3-й и 4-й мол, а также массу других объектов, которые пока для нас являются загадкой. Год за годом люди каждый день выходят в воду и объект за объектом проверяют. В этом сезоне мы проверили несколько сотен объектов и нашли немало интересного: судовые якоря, скопления судового балласта и массу скоплений керамики. Параллельно мы производим доследование корабля 63 года до нашей эры, который расположен недалеко от древнего мола. Цель — снять с днища судна остатки каменного и керамического балласта и увидеть под слоем гидроизоляции места стыковки досок, понять, как выглядели детали, из которых сделан корабль. Это необходимо, чтобы восстановить очертания его корпуса и изготовить трехмерную модель. Мы уже получили эти данные, и работа с кораблем почти завершена. Аналогов такого корабля в России до сих пор не обнаружено ни по типу (это корабль военный), ни по сохранности. Скорее всего, это быстрое посыльное судно, оснащенное тараном на случай непредвиденных встреч.

В руках Сергея неожиданно оказывается емкость с водой, откуда он достает кусок дерева.

— Это один из деревянных фрагментов корабля — в некоторых случаях мы их извлекаем на поверхность для оцифровки. Мы достали этот элемент со дна и в течение часа-двух имеем возможность сделать его виртуальную реконструкцию. В результате трехмерной съемки каждая из извлеченных деталей получает цифровую модель миллиметровой точности, которая войдет в состав будущей модели корабля. По такой же технологии можно обрабатывать керамические находки. В отличие от суши, в море довольно часто попадаются целые керамические изделия, которые оказались там в результате кораблекрушения либо их выбросили за борт, если они были надбиты при перевозке. В 100–150 метрах от берега, куда бы вы ни попытались закопаться, обязательно будет керамика.

Мраморный постамент под статую боспорского царя Савромата II 054_rusrep_21-1.jpg Павел Волков
Мраморный постамент под статую боспорского царя Савромата II
Павел Волков

— Как дерево могло так долго сохраниться?

— Весь Таманский залив является уникальной площадкой по сохранению под водой органики. Предметы, которые здесь быстро попадали под слой песка и ила, не разлагались, поскольку оказывались в бескислородной среде. В Средиземноморье деревянных частей кораблей не находят — только остатки керамических грузов.

Узкий понтонный причал качается под ногами так, что равновесие удержать довольно сложно. Сергей прыгает в воду и достает нечто покрытое толстым слоем болотно-зеленого ила. Полностью вытащить из воды не может: предмет большой.

— Это византийский якорь примерно VI–VII веков нашей эры. Самый маленький — метр с небольшим в высоту; самый большой, он здесь лежит (показывает пальцем в воду), — около двух метров в высоту. Эти якоря из-за конфигурации лап очень плохо выполняли свою функцию на песчаном и илистом дне. Они предназначены цепляться за камни, за скалистое дно. Вероятно, в акватории Фанагории в VII веке потерпел крушение корабль — в шторм не смог удержаться на якоре и разбился о фанагорийский мол.

— Вы не будете вытаскивать якоря на поверхность?

— После снятия иловой корки внутри окажется металлическое веретено. После того как якорь около года полежит в химикатах, его можно будет выставить в музей. Если его поднять на воздух без реставрационных работ, он просто рассыплется, как это обычно и происходит со случайными находками, которые любители или кладоискатели достают из воды. Только на камин поставили, как вместо твердого предмета уже кучка ржавчины.

Где-то вдалеке посреди залива одиноко качается катамаран, на котором работают ныряльщики. По всей видимости, именно так несколько лет назад здесь со дна доставал амфоры один известный политик. Каюсь, был уверен, что их туда положили к его приезду специально, но археологи утверждают, что нет. После расчистки дна с помощью гидроэжекторов, которая регулярно производится в разных секторах, добыть целую амфору вполне способен любой, кто нырнет.

В царстве мертвых

Город стоит на берегу моря и по периметру с трех сторон окружен некрополем. Мы зафиксировали около 700 курганов, а примерно за 200 лет исследования Фанагории потеряны, скопаны, срыты еще сотни, если не тысячи. В 1930-е годы по 30–40 курганов за лето скапывали. А ведь исследовать их нужно по определенной методике. Если вы думаете, что курган — это просто куча земли, то сильно ошибаетесь! Курган — архитектурное сооружение, пирамида, только из земли. Выкапывается могильная яма, в которой может быть сооружен склеп; над ней в определенной последовательности выкладываются слои, а потом это облекается в купол. Изначально курган — это такой полушар. Поэтому копать его нужно траншеями, тогда на срезе в этих траншеях мы видим, как он строился, какая у него конструкция. Египетские пирамиды построены из камня, поэтому они не могут быть в виде полушара. Наши построены из земли, но в остальном, по сути, это то же самое.

— Кроме неумелых исследователей были и грабители?

— Первые разграбления курганов нередко совершались вскоре после захоронения, иногда буквально через несколько лет, потому что тот, кто участвовал в процессе и сам могилу копал, знал, что похоронено вместе с усопшим. Могилы не грабили только тогда, когда была сильна государственная власть. Потом в Крыму появились генуэзские города — в Керчи, в Судаке. Итальянцы были люди образованные, они знали, что здесь есть курганы, а в курганах — золото. Они из Крыма высаживались на Тамань и грабили курганы. Во время гражданской войны и голода тоже было тотальное разграбление курганов, найденные ценности продавали за границу. И в 1990-е повторилась та же история. В 1992 году появились первые металлодетекторы, и сразу пошла волна грабежей. Целая мафия была в Новороссийском районе — года два назад ее окончательно разоблачили, изъяли более тысячи предметов. Но сейчас Фанагория хорошо охраняется, грабежи прекратились.

Некрополь — таинственное и немного жутковатое место. Но туда в который раз уверенно шагает руководитель Некропольского отряда Фанагорийской экспедиции, научный сотрудник Института археологии РАН Алексей Ворошилов.

— Что нашли в прошлом году, я вам уже не покажу. Археология — деструктивная наука: то, что изучает, она разрушает. А одна из самых ярких находок этого года — неразграбленный склеп позднеантичной эпохи, ему 1500 лет. Можем с вами туда спуститься и посмотреть.

Спускаемся, по сторонам глубокие ямы, в каждой из них работает археолог. Рядом под слоем глины кое-где видны кости. Гробы с костями, крышки гробов.

— Видите две большие ямы? — Алексей чувствует себя в могильнике не менее свободно и уверенно, чем в лаборатории. — Так устроены гробницы. Входная яма — дромос — такая шахта-вход, и в две стороны погребальные комнаты.

Через дромос мы спускаемся в потусторонний мир.

— Нам посчастливилось обнаружить очень глубокую древнюю гробницу, где полностью сохранились останки семьи фанагорийцев V века нашей эры, — говорит Ворошилов из ямы, стоя рядом со скелетами. — В этом склепе сохранилось все. Здесь гробы, в которых лежат останки семьи. Мужчина был всадником в городской армии. На ногах у него обнаружены пряжки, которые крепили обувь, а возможно и шпоры; на поясе — ремень и портупея, к которой крепился меч. Пряжки портупеи очень сильно изношены — значит, воин действительно сражался, часто отстегивал и пристегивал меч. Самого меча мы пока не нашли, но есть надежда, что он лежит под сосудами сбоку от гроба женщины. Зато нашли погнутый наконечник копья. Ритуальная порча оружия — это древняя традиция. Умирал человек, и его оружие приводили в негодность.

— Рядом жена воина?

— Да, на шее у нее золотые украшения. Благодаря такой великолепной сохранности нам удалось реконструировать, каким образом застегивалась одежда: левая половина запахивалась на правую. У ноги обнаружена сумочка с женскими мелочами. Самый маленький из трех детей, двухлетний, — в миниатюрном гробу. Вместе с ним положили стеклянный сосуд, из которого его, видимо, кормили. И два ребенка более взрослых. Судя по тому, что на их поясах тоже портупейные принадлежности, скорее всего, это мальчики. В пространстве между гробами — изящные сосуды, шкатулки с металлическими сложными замками, которые открывались ключом. Это состоятельное семейство, которое могло себе позволить быть погребенным в родовой усыпальнице на глубине около семи метров. Мы шкатулки еще не расчистили, так что, возможно, внутри что-то обнаружим. А у входа мы нашли деревянный, обтянутый кожей воинский щит округлой формы.

— Почему эта семья оказалась в одном склепе единовременно?

— Может, болезнь, а может, гибель за стенами города в военном столкновении. V век — это эпоха великого переселения народов, очень агрессивное время.

 

Трудовые будни подводного отряда Фанагорийской экспедиции 054_rusrep_21-2.jpg Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»
Трудовые будни подводного отряда Фанагорийской экспедиции
Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»

Античность не умерла

Фанагория была частью Восточной римской империи?

— Нет, никогда. Крым входил, а Фанагория — нет. Хотя она находилась в орбите влияния Рима, и каждый новый боспорский царь, поскольку это территория Боспорского царства — древнейшего государственного образования на территории России, ездил в Рим подтверждать свои полномочия. Он как бы снимал шляпу и говорил: «Хочу стать царем, вы не против?».

— Фанагория прожила столько времени, с античности до средневековья… В чем секрет долговечности древнегреческой цивилизации?

Фрагмент мраморной столешницы, вероятно, культового назначения 055_rusrep_21-2.jpg Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»
Фрагмент мраморной столешницы, вероятно, культового назначения
Фанагорийская археологическая экспедиция/фонд «Вольное дело»

— Да она существует до сих пор! Половина наших имен и фамилий — греческие. В нашей архитектуре повсюду следы античности, те же колонны. Все основные течения современной философии были созданы в античное время. Современное право — это на 95% римское право, а римское право обеими ногами стоит на греческом. Античная цивилизация определяется одним словом — полис. Это город-государство. В древней Греции государства в нашем понимании не существовало. Было примерно 1500 независимых друг от друга полисов. Они объединялись в союзы, распадались, но оставались независимыми. Полис — это община равных людей. Вот мы с вами и наши семьи можем основать полис. Заложить город, пусть он для начала будет маленьким, разделить территорию города на равные части, бросить жребий — и каждому достанется какой-то кусок земли, где он поставит свой дом. Потом мы второй раз бросим жребий, и территория вокруг города будет разделена на равные участки. Таким образом, каждый из нас будет гражданином и на этом основании будет владеть землей; и напротив, каждый, кто владеет землей, на этом основании будет гражданином. Другие люди, которые придут в этот город, будут чужими. Неграждан, рабов и свободных в итоге будет подавляющее большинство. Например, в Афинах в период расцвета гражданином был каждый десятый житель.

— Не очень демократично…

— Зато у них была прямая демократия. Выбираем правительство, которое нам подотчетно, поскольку мы всех знаем в лицо — город маленький. Никакой представительской власти нет, только прямые выборы. Собирается народное собрание и говорит: «Мы сейчас соседям, которые тут за углом, войну объявляем». Так и все остальные вопросы решаются прямым голосованием.

— Какую роль сыграла Фанагория в позднейшей истории России?

— Когда Екатерина II даровала Таманский полуостров с окрестностями кубанским казакам, выходцам из Запорожья, она его называла «остров Фанагория». Здесь была каменная крепость, построенная Суворовым, и существовал созданный Суворовым фанагорийский полк. Посмотрите старый советский фильм «Суворов». Первое, что вы увидите, — когда Александр Васильевич идет вдоль полков, все кричат: «Ура!», он машет рукой, потом останавливается и говорит: «Здорово, фанагорийцы!».

У партнеров

    Реклама