"Большой скачок" НЗХК

Генеральный директор ОАО "Новосибирский завод химконцентратов" Юрий Забелин считает, что конкурентов можно победить только качеством

Наш журнал в прошлом номере опубликовал заметку о том, что в соответствии с международными соглашениями в ближайшее время должны быть остановлены промышленные реакторы в Северске Томской области и в Железногорске, что в Красноярском крае. Топливо на них поставляет Новосибирский завод химконцентратов (НЗХК).

Мы обратились к его генеральному директору Юрию Владимировичу Забелину с просьбой рассказать о своем предприятии и о новой рыночной ситуации на таком специфическом рынке, как топливо для АЭС. Юрий Владимирович руководит ОАО "Новосибирский завод химконцентратов"с весны 2002 года. Он выпускник Томского политехнического института. С 1967 по 1995 год работал на Ульбинском металлургическом заводе в г. Усть-Каменогорске начальником цеха, директором завода по производству топлива для АЭС, заместителем генерального директора по капитальному строительству и техническому перевооружению. В 1995 году назначен вице-президентом по техническому развитию Государственной холдинговой компании "Ульба" (Казахстан). Был первым заместителем главы администрации Восточно-Казахстанской области. С августа 1997 года работает в ОАО "НЗХК".

Ю.В. Забелин - лауреат Государственной премии 1988 года, которую он получил за создание крупномасштабного производства топлива для АЭС.


Юрий Забелин

- В народе ваше предприятие больше знают под именем "атомный завод". А что на самом деле кроется под аббревиатурой "НЗХК"?

- Продукция, которая определяет основные финансово-экономические параметры предприятия, - это ядерное топливо для атомных электростанций, доля которого в суммарном объеме товарной продукции составляет 69%. Его производство представляет собой промышленный комплекс по комплектации и герметизации топливных элементов и сборки кассет для активной зоны энергетических реакторов. Комплекс оснащен автоматизированным оборудованием, обеспечен передовыми технологиями производства и средствами контроля качества продукции. Доля экспортных поставок топливных сборок ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор - авт.) составила в прошлом году более 70% от общего объема производства топлива для энергетических реакторов. А корпорация "ТВЭЛ", куда мы входим составной частью, выпускает 17% мирового топлива для АЭС и занимает третье место в мире среди его производителей.

- А что вам дает участие в этой корпорации?

- За годы, прошедшие с момента создания "ТВЭЛа", мы не только сохранили позиции на внешнем рынке, но и продвинулись на нем, хотя нам приходится конкурировать с такими известными компаниями, как BNFL (Великобритания), Cogema (Франция), Siemens (Германия), ABB (Швеция), Westinghouse (США). Это было бы невозможно без серьезных инвестиций. Наш завод, например, в огромной степени обязан "ТВЭЛу" тем, что в короткий срок удалось провести модернизацию оборудования и благодаря этому открыть новые производства, соответствующие мировому уровню эффективности и качества.

Но главная задача корпорации - создать минерально-сырьевую базу на территории России. Западный рынок внимательно следит за нашей урановой составляющей. Как только там почувствуют, что у нас заканчивается сырье, то цены на уран на мировом рынке сразу подлетят вверх. Западные фирмы имеют либо свои доли в добывающих компаниях, либо, как, например, американцы, работают на запасах из госрезерва. К сожалению, в развитие сырьевой базы наше государство не вкладывает ни копейки. Поэтому "ТВЭЛ" для того и создан, чтобы аккумулировать средства для инвестиций в минерально-сырьевую базу и развитие тех производств, которые остались в странах ближнего зарубежья.

- Известно, что номенклатура вашего производства не ограничивается выпуском топлива для энергетических реакторов...

- Мы производим также тепловыделяющие элементы для промышленных реакторов, которых на сегодняшний день осталось три, - два в Томской области и один в Красноярском крае. Реакторы перепрофилированы, их не останавливают не потому, что надо нарабатывать плутоний, а потому что на этих реакторах завязано теплоснабжение городов Томска, Северска и Железногорска под Красноярском. Существует межправительственное российско-американское соглашение об остановке этих реакторов. Сначала планировали закрыть их в 2003 году, потом в 2005-м, сейчас разговор идет о более поздних сроках. Дело в том, что прежде надо создать замещающие мощности по теплу, иначе города замерзнут. В соответствии с упомянутым соглашением финансировать проект должна американская сторона. Американцы, известно, деньги считать умеют и каждый год финансирование откладывают, все продолжая изучать вопрос. И реакторы пока работают, и мы продукцию для них пока выпускаем. Понятно, если будут остановлены эти реакторы, нам придется закрыть это производство и решать проблемы поиска замещающих технологий, чтобы сохранить рабочие места, производственные площади и мощности. И такие варианты есть: запуск в промышленную эксплуатацию участка переработки оборотов урана в одном из цехов обеспечивает нам не только наращивание объемов производства, но и позволяет создать до двухсот дополнительных рабочих мест.

Идем дальше. В нашем шестом цехе сосредоточено производство лития и его соединений. Известно, что литий в первую очередь был нужен для военных целей, и производился он в основном для этого. Теперь мы вошли в проблематику мирной литиевой продукции и в последнее время стремимся обосноваться с ней на мировом рынке. Однако, сделать это не просто. Если Советский Союз потреблял до 15% мирового производства лития, то сегодня внутренний рынок упал, а на международном нас не больно-то ждут. Да, мы сегодня работаем с зарубежными партнерами из Канады, США, Чили, Германии, Кореи, Японии. Но пока речь идет о небольших объемах. Рынок специфический, очень ограниченный. Там есть традиционные поставщики. Чтобы попасть на рынок Японии, мы 4 года отправляли образцы. Схема такая: сначала 50 кг отправляем, потом 150, потом 500, потом 1,5 тонны. И вот только теперь мы вышли на уровень 15 тонн. Японцы - законодатели в области качества, и раз уж они берут у нас все больше и больше, значит признают наш товар добротным. Вот мы и делаем для себя вывод, что конкурентов победить можно только качеством продукции. Но и о количестве не забываем. За прошлый год суммарный объем производства вырос на 26% по сравнению с 2001 годом.

- Если сравнить эту цифру с тем уровнем прироста ВВП, который поставил перед правительством президент России, то ваш успех иначе как "большим скачком" не назовешь. За счет чего это удалось сделать?

- За счет более активной политики по расширению рынков сбыта. Мы начали достаточно агрессивно себя вести на рынках, в полном объеме вернулись на болгарскую АЭС "Козлодуй", изготавливаем топливо для Китая и Ирана. Ведем активную ценовую политику. Сейчас на НЗХК практически нет убыточных производств. Я уже говорил о том, что производство ядерного топлива для энергетических реакторов в суммарном объеме товарной продукции составляет 69%. Раньше оно доходило до 75%. Произошло это не за счет того, что упало производство в десятом цехе (оно продолжает расти и растет довольно динамично), а за счет роста производства в других цехах. Особенно радует увеличение доли непроизводственной сферы. На улучшении дел сказывается и оптимизация финансово-хозяйственной деятельности, снижение издержек производства - почти на 300 млн рублей. В этом году объем произведенной продукции вырастет на 23%.

- "Атомный завод" в воображении обывателя представляет опасность для окружающей среды. Насколько эти опасения обоснованы?

- Не секрет, что работникам НЗХК приходится иметь дело с опасными для экологии материалами. Но ведь их применяют и в других отраслях. У нас технология выстроена таким образом, что риски сведены к минимуму. Кстати, основное производство в число опасных объектов не входит - в цехах, где производят ядерное топливо, все спроектировано, смонтировано и воплощено в жизнь с учетом самых экстремальных природных катаклизмов. Поэтому многочисленные комиссии, проверяющие воздействие нашего производства на окружающую среду, неизменно подтверждают, что угрозы району и городу нет. Можно не верить комиссиям, но статистическим данным, по которым в Калининском районе, где расположен НЗХК, показатели рождаемости самые высокие в Новосибирске, а показатели смертности ниже, чем в других районах города, не верить нельзя.

- Какими вам видятся перспективы завода?

- Динамика, заложенная в прошлом году, сохранилась. С оптимизмом смотрим в год 2004-й. Есть уверенность, что и 2005 год будет удачным. Оптимизм наш основывается на трезвом расчете. Годы, о которых ведется речь, - это время введения в строй новых блоков на российских АЭС. Наша продукция будет востребована на Украине, которая вынуждена восстанавливать свой страховой запас, необходимый для бесперебойной работы станции в соответствии с требованиями МАГАТЭ. Будем поставлять топливо на 2 блока китайской АЭС, есть надежда на 99%, что мы выиграли тендер на поставку нашей продукции в Чехию. Не исключено, что возобновится сотрудничество с венгерскими атомщиками. В 2005-2006 гг. предполагается рост нашего производства за счет поставок в Индию. Если наши расчеты правильны, то в скором времени работы прибавится, а это значит, что мы сохраним рабочие места и обеспечим достойную жизнь нашим людям.