Нефть и Байкал

Андрей Думлер
8 сентября 2003, 00:00
  Сибирь

Прокуратура Республики Бурятия приостановила постановление правительства "Об уточнении границ национального парка "Тункинский". Это решение может кардинальным образом повлиять на судьбу проекта по строительству нефтепровода Ангарск-Дацин

Суть конфликта заключается в том, что Тункинский национальный парк является главным препятствием на пути предполагаемого нефтепровода Ангарск-Дацин, проект которого лоббирует ЮКОС. Согласно федеральному законодательству, строительство подобных объектов на территории парков категорически запрещено. В то же время проложить "трубу", не задевая границ Тункинского национального парка, невозможно.

Создание Тункинского национального парка было продиктовано тем, что система Хамар-Дабана является ключевой для сохранения уникальной экосистемы Байкала. И парк создавался для того, чтобы оградить ее от хозяйственной деятельности, которая, как правило, по отношению к природе носит разрушительный характер. Поэтому, я как эколог, отрицательно отношусь к действиям властных структур, нарушающим природоохранные законы в угоду хозяйственным проектам. Я считаю, что правительство вправе ставить вопрос об изменении границ парка в рамках соблюдения российского законодательства. Любой проект, касающийся территории национального парка, должен содержать экспертную оценку его воздействия на окружающую среду. Вопрос необходимо обсудить с населением, возможно, вплоть до проведения референдума на территории района. Все законодательные процедуры должны быть соблюдены. С точки зрения ученого и эколога, мне кажется невозможным обосновать действия, направленные на отчуждение части природной зоны Хамар-Дабана под какой-то хозяйственный объект. У меня к этому проекту отрицательное отношение.

Что касается позиции нашей организации в этом вопросе, то мы будем информировать население, доводить точку зрения экологов, ученых, обеспокоенных ситуацией, сложившейся вокруг Тункинского национального парка. Мы используем все формы действий, предусмотренных законом, для того чтобы отстоять свою точку зрения.

Парк был создан в 1991 году в границах всего Тункинского района Бурятии - случай беспрецедентный в истории организации подобных заповедников. 26 тыс. жителей района в одночасье подпали под действие федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях", который запрещает любую деятельность, чреватую ущербом для природных комплексов, а также строительство и эксплуатацию хозяйственных и жилых объектов, не связанных с функционированием национального парка. Новый статус, естественно, не способствовал экономическому процветанию района. Проблема обострилась в связи с принятием Земельного кодекса, предусматривающего право собственности на земли сельскохозяйственного назначения. А земли национального парка, как федеральная собственность, приватизации не подлежат.

Активная работа по "уточнению" границ Тункинского национального парка (именно такая формулировка звучала в опротестованном прокуратурой постановлении правительства Бурятии) началась весной 2003 года. Ее итогом стал документ за подписью президента республики, предусматривающий вывод из состава парка порядка 294 тыс. гектаров земель - около четверти общей площади. Это преимущественно земли сельскохозяйственного и рекреационного назначения, включающие известный курорт Аршан. А поскольку уменьшать размеры национальных парков законом запрещено, то взамен секвестируемых предлагается прирезать к парку часть территорий двух соседних районов.

Именно в этом постановлении за номером 218 экологи усмотрели нарушение законодательства сразу по 4 пунктам, в том числе касающимся порядка создания и изменения границ национальных парков, прав местного самоуправления и превышение правительством Бурятии своих полномочий. Республиканская прокуратура согласилась с доводами защитников природы, направив в Верховный суд Бурятии заявление о признании данного правового акта противоречащим федеральному законодательству, не действующим и не подлежащим применению.

Обращение в прокуратуру не первая акция "зеленых" против изменения границ Тункинского национального парка. В марте 2003 года иркутская организация "Байкальская экологическая волна" начала широкомасштабную кампанию по сбору подписей среди населения Иркутской области, Республики Бурятия и других регионов против изменения его границ. Активисты наладили бесперебойную подачу писем протеста в адрес Правительства России, президента республики и профильные республиканские комитеты и ведомства. Экологи достаточно преуспели - им удалось собрать несколько тысяч подписей, в том числе граждан из ближнего и дальнего зарубежья.

Между тем, в частных беседах экологи признают, что либо существующие границы парка могут быть пересмотрены, либо проблема территорий хозяйственного назначения внутри парка решена каким-то другим способом. Но все, по их мнению, должно проводиться в строгом соответствии с законодательством.

Как сложится дальнейшая судьба национального парка - неизвестно, официальных комментариев из правительства республики на решение прокуратуры пока нет. А экологические организации Бурятии в случае нарушения законодательства в этом вопросе готовы обращаться в любые инстанции "вплоть до международных".

Сергей ШАПХАЕВСергей ШАПХАЕВ, эколог. Создание Тункинского национального парка было продиктовано тем, что система Хамар-Дабана является ключевой для сохранения уникальной экосистемы Байкала. И парк создавался для того, чтобы оградить ее от хозяйственной деятельности, которая, как правило, по отношению к природе носит разрушительный характер. Поэтому, я как эколог, отрицательно отношусь к действиям властных структур, нарушающим природоохранные законы в угоду хозяйственным проектам. Я считаю, что правительство вправе ставить вопрос об изменении границ парка в рамках соблюдения российского законодательства. Любой проект, касающийся территории национального парка, должен содержать экспертную оценку его воздействия на окружающую среду. Вопрос необходимо обсудить с населением, возможно, вплоть до проведения референдума на территории района. Все законодательные процедуры должны быть соблюдены. С точки зрения ученого и эколога, мне кажется невозможным обосновать действия, направленные на отчуждение части природной зоны Хамар-Дабана под какой-то хозяйственный объект. У меня к этому проекту отрицательное отношение.

Что касается позиции нашей организации в этом вопросе, то мы будем информировать население, доводить точку зрения экологов, ученых, обеспокоенных ситуацией, сложившейся вокруг Тункинского национального парка. Мы используем все формы действий, предусмотренных законом, для того чтобы отстоять свою точку зрения.